Жанр: Боевая Фантастика » Дэйв Волвертон » Золотая Королева (страница 1)


Дэйв ВОЛВЕРТОН

ЗОЛОТАЯ КОРОЛЕВА

1

Вериасс чуял запах завоевателей в свежем горном воздухе. Едкий душок желудочных кислот дронона был едва уловим — его заглушали запахи лошадиного пота, сосновых игл и гниющих листьев. Вериасс ощутил его в третий раз за три дня, но на сей раз враг был ближе, чем раньше.

Вериасс натянул поводья, осадив свою кобылу на вершине горы, и вскинул руку, делая остальным знак остановиться. Крупная лошадь заржала и заплясала на месте, порываясь вперед. Она, как видно, тоже чуяла чужих.

Сзади на грязной дороге леди Эверинн тоже осадила своего коня, и Вериасс оглянулся, чтобы посмотреть на нее. Накинув на голову капюшон своего синего плаща, она устало сгорбилась в седле, слишком измученная, чтобы держаться настороже. Ветер дул в спину бешеными порывами, налетая сквозь деревья с шумом, похожим на рокот океанских волн, — то с востока, то с юга. В такую погоду трудно распознать, откуда доносится запах. Внизу простирался огромный лес, и Вериасс почти не видел дорогу, по которой они только что ехали, — видел только еле заметный прогал между соснами в долине. Над головой по вечернему небу неслись грозовые тучи. Скоро станет совсем темно и разразится буря.

Вериасс поднял вверх руки. Чувствительные нервы вдоль его запястий были способны улавливать самые слабые запахи. Вериасс мог уловить нервозность человека, находящегося в дальнем углу комнаты, чуял врага в дальнем конце долины. Вот и теперь он ощущал позади человеческий страх, смешанный с едким духом завоевателя.

— Кальт, — тихо окликнул Вериасс.

Могучий воин ехал замыкающим и своим острым слухом уловил бы зов даже на расстоянии полумили — но сейчас он не откликнулся. Вериасс сосчитал до четырех.

Тогда далеко внизу послышался троекратный крик дрозда — это трижды коротко свистнул Кальт, давая условленный сигнал: «Превосходящие силы врага! Вступаю в бой!»

Эверинн сжала коленями бока своего жеребца, конь рванулся вперед, и она в мгновение ока поравнялась с Вериассом, растерянно оглядываясь назад словно в ожидании Кальта.

— Удираем! — прошипел Вериасс, хлопнув по крупу ее коня.

— Кальт! — крикнула она, пытаясь удержать и развернуть жеребца. Будь Эверинн более искусной наездницей, она уже неслась бы обратно под гору.

— Мы ничем не можем ему помочь! Он сам выбрал свою судьбу! — проворчал Вериасс. Он пришпорил свою кобылу, схватил за повод коня Эверинн, и лошади поскакали вперед, стараясь держаться рядом.

Эверинн взглянула на него, и ее бледное лицо вспыхнуло под капюшоном. Вериасс увидел слезы на ее синих глазах, увидел, как она борется со смятением и горем. Низко пригнувшись, она вцепилась в луку седла. Вериасс тянул ее коня за повод, и вскоре обе лошади уже устремились под гору, скача бок о бок по скользкой тропе, где один неверный шаг мог привести к гибели всадника.

Вериасс достал из чехла свой огнемет, стиснув его холодной рукой. В горах эхом прокатился вой, от которого кровь стыла в жилах, — предсмертный вопль, какого не мог бы издать ни один человек. Кальт схватился с завоевателями. Вериасс, затаив дыхание, слушал, не раздастся ли еще один крик, — в надежде, что Кальт сокрушит еще одно чудовище. Но тихо было вокруг.

Эверинн ахнула, и у нее вырвалось душераздирающее рыдание, а кони все неслись в густеющей тьме между стволами высоких черных сосен.

Пять дней. Они знали Кальта всего пять дней, и он уже пожертвовал жизнью ради Эверинн. Но Вериасс никак не ожидал, что завоеватели нападут на них именно здесь, на тихой горной дороге, в таком захолустье, как Тирглас. Вериасс рисовал себе приятное путешествие по лесу — а вместо этого мчится по грязной дороге, скрючившись в седле, оцепенев от холода и горя.

Вериасс был измотан до последней степени, но не смел сомкнуть глаз. Еще час они летели сквозь мрак и проливной дождь, и лошадям стало трудно скакать, не различая дороги. Но Вериасс продолжал гнать их так быстро, как только мог, чувствуя близкую погоню. Наконец лес расступился, и копыта коней застучали по длинному крепкому деревянному мосту.

Внизу ревела раздувшаяся река. Вериасс безжалостно погонял лошадей, пока они не переехали на ту сторону, и там остановил их.

Он соскочил наземь и осмотрел мост. Мост был построен из толстых бревен с дощатым настилом сверху. Не видя способа быстро разрушить его, Вериасс поджег доски из огнемета. Ослепительно белое пламя охватило мост во всю его пятидесятиметровую длину. Кобыла попятилась и в испуге поднялась на дыбы. Она еще ни разу не видела химического огня.

Вериасс промок насквозь под холодным дождем — постоять бы здесь немного, погреться у этого огня. Вместо этого он опять взял за повод коня Эверинн и потянул его за собой.

— Остановимся ненадолго, — сказала она. — Я так устала.

— Дальше по дороге должно быть какое-то селение. Нельзя останавливаться теперь, дитя мое. Мы так близко от ворот!

Он погонял лошадей, и Эверинн не отвечала, неподвижно застыв в седле. Через десять минут они поднялись на пригорок, и Вериасс оглянулся посмотреть на дело своих рук. Мост полыхал во всю длину, освещая тускло-красным огнем грязную реку, и клубы багрово-черного дыма вздымались вверх.

Но на том берегу Вериасс различил гигантскую зеленую фигуру завоевателя в боевых доспехах, оторопело глядящего на вздувшуюся реку.


Когда Галлену О'Дэю было пять лет, отец пошел с

ним к вдове Райан, чтобы взять у нее для мальчика котенка, и вдова сказала слова, которые спасали Галлену жизнь не меньше дюжины раз.

То осеннее утро в Клере было холодным, и свежевыпавший снежок припорошил землю. На отце были грязный-прегрязный кожаный плащ и зеленые перчатки без пальцев, и Галлен держал его за руку, когда они подошли к дому вдовы. Вдова Райан была очень старая, и дети в городе говорили, что она будто бы ведьма и священник утопил всех ее ребятишек, потому что они были малютки-эльфы.

Домом вдове служила старая кривая сосна окружностью в тридцать футов и высотой в два этажа, со множеством черных сучьев, торчащих, как обломанные руки. Из ее семян выросло много домов в городе, но ни один не был таким громадным. Часто из скалистой бухты прилетали вороны и каркали в ветвях этой сосны. Муж вдовы был лудильщиком, он приносил домой те кастрюльки, которые уже не стоило чинить, и растил в них саженцы. Почерневшие котелки до сих пор висели на ветках старого дерева — Галлену они казались самой подходящей посудой для варки маленьких детей.

Отец постучал в тяжелую дверь. Корявая кора дерева поросла мхом, и большая коричневая улитка проползла совсем рядом с ногой Галлена. Вдова открыла им, сгорбленная, закутанная в толстую синюю шаль, и впустила их в теплый дом — там в каменном очаге трещал огонь, — а потом подвела их к ящику у вылинявшей кушетки. Вдовья кошка принесла семерых котят разной масти — один был рыжий в белую полоску, двое пестреньких, а четверо черных с белыми мордочками и носочками. Галлен не знал, какого и выбрать, и вдова позволила ему посидеть и понаблюдать за ними, пока она разговаривает с отцом.

Галлен смотрел на котят и краем уха слушал, как вдова рассказывает о своих молодых годах. Ее отец был торговцем и однажды приобрел семь прессов для выжимки масла в далекой Ирландии, думая провести там остаток своих дней. Он отправился туда со всем своим семейством, но буря занесла их в пустынные земли, где бродили дикие оуэны — волосатые люди, которые забыли Христа и теперь не знали никакой одежды, если не считать медных колечек, продетых сквозь соски. Дикие оуэны съели всех родных женщины, а ее держали в плену на скалистом островке, куда каждое полнолуние свозили своих мертвых вместе с запасами еды для ритуального поминовения. Сначала пленница пировала, потом пища начинала портиться, и несколько недель приходилось голодать. Весь остров был усеян костями мертвых оуэнов. Женщина протянула так целое лето, прячась от непогоды под наклонной мраморной глыбой, выучилась плавать и наконец отважилась войти в бурные воды.

Уплыв с острова, она стала странствовать по свету. Она видела образ Божий, который святой Келли вырезал в камне после видения, явившегося ему в Горт Арде, и, описывая это лицо, не мужское и не женское, не молодое и не старое, вдова плакала, столь прекрасен был этот лик.

Она рассказывала, как много дней блуждала по Дворцу Победителя близ Дройхед Бо, ни разу не побывав дважды в одном чертоге, и как нашла там клад — горсть изумрудов, пропущенную искателями сокровищ, вот уже двести лет обшаривающими дворец.

Дальше Галлен не стал слушать, отдав все внимание котятам. Он дышал на них и тыкал в них пальцем, и они вскоре проснулись, стали потягиваться и искать кошкины соски; тогда Галлен стал играть с ними, надеясь, что раз уж он никого не может выбрать, авось кто-то из котят выберет его. Но котята не привыкли к маленьким мальчикам и начали бегать по дому, гоняясь друг за дружкой.

Галлен заприметил одного, рыжего в белую полоску: этот заглядывал в темные уголки и шипел, точно видел там привидения, потом взбирался на кушетку, да так проворно, точно волк кусал его за хвост, и скакал по ней, вздыбив шерстку и выгнув спину. Галлен пошевелил пальцем, и котенок тут же, глядя во все глаза, начал подкрадываться к нему.

Да, этот котенок был большой игрун, но Галлен не был уверен, что хочет его взять: вдова кормила кошек рыбой, и от малыша плохо пахло. Галлен стал приглядываться к другому, пестрому с голубыми глазами. Когда мальчик понял окончательно, что никогда не сможет выбрать, вдова склонила над ним свое морщинистое лицо и произнесла слова, спасшие Галлену жизнь:

— Бери рыжика, игрунчика. Он дольше всех проживет.

— Откуда ты знаешь? — испугался Галлен: а вдруг вдова на самом деле ведьма и умеет предсказывать будущее?

— Клер — большой город, — сказала она, — в гавани полно злых старых котов, на каждом углу собаки, на улицах много лошадей — того и гляди раздавят. Но этот рыжик и в опасном городе не пропадет. Посмотри, как он учится Тому, что пригодится ему в жизни. С ним все будет ладно.

Галлен схватил рыжего своими пухлыми ручонками. Котенок ткнулся мордочкой в его вязаную куртку, и вдова Райан сказала:

— Ты многому сможешь научиться у этого котенка, дитя. На свете живут разные люди. Одни живут только настоящим — переходят изо дня в день, не думая о завтрашнем и не оглядываясь на вчерашний. У них только одна жизнь, да и та похожа на сон.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать