Жанр: Боевая Фантастика » Дэйв Волвертон » Золотая Королева (страница 18)


— Все лучше, чем голодать, — сказал Галлен.

Мэгги забеспокоилась:

— А вы уверены? Почем вы знаете, что они с нами сделают? Вдруг тут тоже есть завоеватели?

— Ты же видела женщину, которая вышла из своей небесной повозки, — сказал Галлен. — Ничего страшного в ней нет. А хоть бы тут и водились завоеватели — они нас не знают.

Галлен стал искать, где бы спуститься вниз, и нашел узкую тропку. Мэгги еще колебалась, но оставаться одной в темноте ей не хотелось. Они стали спускаться. Звезды давали недостаточно света, и Мэгги осторожно ощупывала ногой тропинку, прежде чем ступить.

Внизу был большой сад со множеством падалиц, пахнущих сладко и пряно. Орик лизнул одну.

— Вкусно! — объявил он и стал есть.

Мэгги выждала минуту, решив, что если фрукты ядовиты, это сразу скажется на медведе, но Орик не проявлял признаков скорой смерти или отравления.

— Ты вроде говорил, что чуял кукурузу? — сказал Галлен.

— Ага, вон там! — Орик мотнул мордой в сторону города. — Но к чему жевать перья, когда есть цыпленок? — привел он старую медвежью пословицу. Медведь явно предпочитал кукурузе эти незнакомые плоды.

Мэгги благоразумно пошла вслед за Галленом к реке. На полпути они спугнули из кустов оленя, который понесся прочь от них.

Сердце Мэгги испуганно забилось.

Олень мчался на гору, к Орику — медведь боязливо заскулил и поспешно догнал Галлена.

Они наткнулись на мощеную дорогу вдоль реки и пошли по ней. Сквозь листву Мэгги видела корабли, плывущие по реке, и небесные повозки, взлетающие из города, но они не нарушали тишину ночи.

Наконец показалось поле зреющей кукурузы с метелками, отливающими серебристо-золотым блеском при свете звезд. Стебли поднимались в вышину на двенадцать футов — в графстве Морган таких не увидишь, и огромные початки были тугими и сладкими.

Мэгги сорвала один и принялась его жевать, опустившись на колени, и Галлен последовал ее примеру.

Мэгги принялась за второй початок, роняя изо рта сладкие зерна, как вдруг Орик взревел:

— Паук! Бежим! — И пустился наутек.

Мэгги подняла голову. Прямо над ней, задевая брюхом кукурузные метелки, стояло громадное существо на шести тонких ногах. Само туловище было у него едва ли шире ярда, и Мэгги различила горящие зеленые глаза. Одна нога с невиданной скоростью свистнула в воздухе и выбила початок из руки Мэгги, другая взвилась, метя в саму Мэгги.

Галлен с криком бросился вперед, ухватил паука за одну из ног, вывернул ее и оторвал от туловища.

Паук завопил и попытался отойти, но Галлен опять поймал его за переднюю ногу, оторвав и ее тоже.

Отлетевшая нога задела Мэгги, ударив ее железным кольцом. Мэгги взвизгнула и попятилась. Тут она увидела, что Орик вернулся и стоит рядом с ней на задних лапах, рыча и размахивая когтями в воздухе.

Туловище паука, утратив равновесие, опасно накренилось вперед. В тот же миг Галлен, схватив оторванную ногу, огрел ею паука промеж глаз, и чудище рухнуло на землю с громким скрежетом.

Галлен бросился к нему и стал молотить его своей дубиной. К Галлену подоспел Орик, прижав паука к земле. Зеленые глаза чудища горели по-прежнему, и Галлену пришлось хряснуть по ним несколько раз, прежде чем раздался треск и глаза погасли. Только тогда Галлен перестал избивать паука.

Не успел Галлен отдышаться, стоя над поверженным телом своего врага, вдали послышался какой-то вой — словно звук рога, который то замирал, то усиливался.

Мэгги повернулась кругом, высматривая новых пауков. Возможно, и город, и поля принадлежали этому громадному пауку или его семье. Ведь здесь волшебная страна сидхов. Кто знает, какие еще чудеса ждут впереди?

Вой не умолкал. Орик с ворчанием обнюхал паука, насторожил уши и сказал:

— Что-то приближается к нам.

В кукурузе зашелестело. Галлен схватил Мэгги за руку и бросился бежать. Перебравшись через дорогу, они укрылись в кустах и увидели еще десять гигантских пауков, появившихся на краю поля.

Пауки обнаружили своего мертвого товарища, и один из них оттащил труп прочь, а другие устремились в глубину поля, разыскивая виновных.

Галлен нахмурился. Теперь это поле все равно что в сотне миль от них — больше с него ничем не поживишься.

— Пошли, — шепнул он, дернув Мэгги за руку. — Надо убираться отсюда.

Орик крался впереди, используя свое умение видеть в темноте и острое чутье, пока они не оставили за собой паучьи поля. Небо посветлело, приобретя цвет тусклого серебра — должно быть, близился рассвет.

Прямо перед ними через реку был перекинут мост, и путникам предстояло решить — войти ли им в город, или продолжать прятаться в лесах.

Орик оглянулся на Галлена и Мэгги. Солнце быстро поднималось, и городская стена впереди переливалась зелеными и пурпурными оттенками, словно поле цветущей люцерны. Стена была закругленной, кое-где рядом с ней росли высокие деревья. Дорога в город была скрыта за густым лесом.

— Подберусь-ка я к дороге, — сказал Галлен, — погляжу, что там и как.

Мэгги кивнула, но как только. Галлен отошел, она почувствовала, что должна идти за ним, и подчинилась этому чувству. Орик позади пробурчал: «Меня-то подождите, окаянные!» и устремился следом.

Как только Мэгги вышла на дорогу, кто-то словно взмахнул волшебной палочкой. Над горами разом взошли два ярких сиреневых солнца, окутав город сетью пересекающихся теней. Как только лучи коснулись дороги, она вспыхнула густо-красным огнем, словно была вымощена рубинами. Деревья по ее сторонам

шелестели под легким бризом, качая длинными, как у пальм, листьями. Ветер донес звуки далекой музыки.

Впереди тенистая крытая аллея вела в город. У входа в нее мелькали люди, мужчины и женщины, усаживаясь за столы. Из-под свода доносился запах жареного мяса и свежего хлеба.

— Харчевня, — объявила Мэгги. — Это заведение я всюду узнаю.

Однако все трое стояли, не осмеливаясь двинуться вперед. Не все посетители этой харчевни были людьми. У входа стоял, прислонясь к стене, желтый молодец с невероятно длинными руками и ногами, безволосый и голый, если не считать набедренной повязки винного цвета. Другие, мелькавшие в полутьме, походили на детей с желтоватой кожей, с огромными глазами и ушами.

Но было там и множество обыкновенных людей — кто в длинных одеждах, блистающих зелеными и синими красками или темных, как ночь, кто в золотых штанах и камзолах и серебряных головных уборах. А некоторые были одеты в сплошные серебряные доспехи.

Ветер переменился, и музыка стала громче — звучали трубы, рокотали барабаны и нежно пели инструменты, которых Мэгги никогда не слышала. Музыка, запахи и яркие фигуры горожан — все это манило ее, и Мэгги поняла, что должна войти в город, пусть это даже станет последним поступком в ее жизни.

Они двинулись ко входу, и желтый человек-паук устремился им навстречу.

— Добро пожаловать, путники! — сказал он со странным акцентом. — Еда для всех путешественников, прямо у дороги. Пожалуйте откушать, выбирайте себе на вкус!

— А сколько у вас берут за завтрак? — спросил Галлен.

Верзила удивленно раскрыл рот:

— Должно быть, вы пришли издалека! Еда — это такая малость. У нас на Фэйле она ничего не стоит. Пожалуйте.

Они вошли в полумрак и прохладу харчевни. Музыка стала еще громче. Мэгги водила глазами вокруг, ища музыкантов, но музыка лилась с потолка, словно сам дом создавал ее. В темных нишах светились огоньки вроде ламп, но без пламени. В углу зала люди брали с полок подносы и ставили на них посуду. Галлен встал в очередь, и путники вошли в узкий проход, отделенный живой изгородью от кухни. Все стоявшие перед ними подходили к окошку, заказывали еду и потом подавали в окошко поднос, забирая его уже наполненным.

Галлен тоже сунул в окошко поднос и попросил рогалики, жареную картошку с колбасой, свежую малину и молоко. Он тут же получил поднос обратно со всем, что заказал.

Мэгги заглянула в окошко. В ярко освещенном помещении трудились повара, сделанные из золота и фарфора. У каждого было по шесть рук, и сновали они так быстро, что в глазах рябило.

Мэгги разобрало любопытство. Она еще долго стояла бы, глядя на чудесных поваров, если бы не очередь сзади. Пришлось побыстрее заказывать завтрак. Странно было просить подать себе то и другое, не видя подавальщиков, — но они, как видно, обладали прекрасным слухом.

Мэгги получила свой поднос, и ее место занял Орик, набравший себе учетверенные порции. Он отошел, неся поднос в зубах. Гора оладий лежала на груде яиц, вниз свисала связка колбас, и все это было обильно полито медом.

Они нашли свободный стол и принялись за еду. Мэгги не могла не смотреть на окружающих ее чужеземцев. Люди за соседним столом, одетые в шелковые платья, переливающиеся зеленым, красным и синим, все время болтали и смеялись. За двумя другими столами сидели молодые мужчины и женщины в золотых костюмах, с серебряными коронами на головах. Кожу их покрывал загар, и они не разговаривали за едой. Только понимающе переглядывались и порой смеялись, словно услышав шутку.

Люди в ярких одеждах и люди в золоте, как видно, принадлежали к разным сословиям. Было и третье — маленькие мужчины и женщины цвета слоновой кости, державшиеся в тени. У этих совсем не было одежды, а женщины имели столь маленькие груди, что трудно было отличить их от мужчин. Присутствовали здесь и машины — четвертое сословие, как рассудила Мэгги. Издалека они казались воинами в доспехах, но теперь Мэгги разглядела, что это всего лишь механические куклы — такие же, как на кухне. Они плавно двигались по комнате, наполняя гостям кружки и убирая со столов.

Ни Галлен, ни Орик не произнесли еще ни слова с тех пор, как вошли сюда. И Мэгги тоже не знала, о чем заговорить. О чужеземцах? О многочисленных здешних чудесах? Что-то подсказывало ей, что и то, и другое было бы неблагоразумно. Лучше не привлекать к себе внимания.

Мэгги чувствовала себя полной невеждой. Здесь столько чудесного — и поющие стены, и машины, которые стряпают и умеют летать. По сравнению с людьми, которые живут среди всего этого, она просто дикарка. Мэгги, всегда отличавшаяся живым умом, впервые в жизни ощутила, насколько скудно ее образование.

За едой Мэгги заметила, что окружающие временами косятся на них, и шепнула Галлену с Ориком:

— На нас смотрят.

— Может, это потому, что мы не так одеты, — шепнул в ответ Галлен.

— А может, они медведей никогда не видали, — проворчал Орик. — Я тут ни единого еще не учуял. — Мэгги в Тиргласе привыкла к медведям, которые часто приходили в город попрошайничать, и даже не заметила, что здесь их нет.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать