Жанр: Боевая Фантастика » Дэйв Волвертон » Золотая Королева (страница 29)


Во сне Мэгги чувствовала такое преклонение перед золотой красавицей, что слезы струились у нее из глаз. При одном взгляде на королеву Мэгги охватывало глубокое религиозное чувство, ни разу не испытанное ею в жизни.

Мэгги так и проснулась с мокрыми глазами, а вожатый прошептал ей:

— Я показал тебе будущее, приход которого ты поможешь ускорить. Когда дронон взирает на свою Золотую Королеву, он испытывает то самое чувство невыразимого трепета и преклонения, которое я разделил с тобой. Мы введем гены, вызывающие это состояние, в эмбрионы вашего потомства, и ваши дети будут смотреть на дрононов не как на чужаков, но как на братьев. Сегодня ты начнешь работать в святая святых нашего сектора и станешь участницей великого дела, приближающего век Обожания.

Сказав это, вожатый велел Мэгги встать, принять душ и спуститься к завтраку. Она едва держалась на ногах от усталости, но после завтрака вожатый повел ее в часть сектора, где она еще не бывала. В первые дни Мэгги работала только в лабораториях воспроизводства, тогда как гораздо больше сотрудников было занято в исследовательском отделе, святилище аберленской зоны.

Здесь Мэгги назначили в группу Арика, возглавляемую непосредственно лордом Картенором. Лорд занимался расшифровкой дрононской ДНК с целью открыть гены, вызывающие Обожание. Работать здесь было великой честью, и вожатый настроил Мэгги так, что она приступила к делу с подобающим трепетом.

Исследователи работали в темном и душном помещении, при тускло-красном свете — здесь воспроизводились условия планеты Дронон. Дрононы-воины в черных панцирях несли караул в коридорах, а дрононы-техники работали бок о бок с людьми, облаченными в стерильные белые халаты.

Мэгги поставили работать на генный сканер, окрашивающий и исследующий дрононскую ДНК. За последние шесть лет множество здоровых дрононов сдало для исследований образцы своих тканей, которые были каталогизированы. Теперь аберлены работали с тканями неполноценных особей.

В тот день Мэгги декодировала ДНК дрононов с легочными дефектами. В дрононском обществе не допускались генетические отклонения, ведущие к болезням. Особи с врожденными умственными или физическими дефектами умерщвлялись сразу же после обнаружения этих дефектов. Так что Мэгги работала с тканями дрононских младенцев. Те, кто отправлял образцы с Дронона, не стали возиться с их очисткой и подготовкой, а просто побросали в ящики куски мертвых тел. Усики умерщвленных детенышей поставлялись в замороженном виде с обозначением дефекта на ящике.

Работа Мэгги состояла в том, чтобы распаковать эти усики, взять от каждого образец, снабдив его обозначением, и поместить каждый образец в генный декодер — таким образом в компьютерах накапливалась информация о мутированной ДНК. Затем ДНК мутантов различного вида сравнят, выявив идентичные генетические структуры, определят таким образом участки отклонений и выяснят, какие гены какими функциями управляют.

За этой жуткой работой Мэгги провела все утро. Несколько дней подряд она боролась с вожатым, когда он пытался манипулировать ее эмоциями. Каждый раз, когда она испытывала страх или гнев, вожатый спешил успокоить ее, вызывая в ней чувство блаженства. Тогда Мэгги стала лелеять в себе гнев, чтобы перебороть вожатого, но теперь она вымоталась так, что больше не могла сопротивляться. Если бы не вожатый, она свалилась бы — только он ее и поддерживал.

Вожатый водил ее по комнате, ободрял и снабжал информацией. Мэгги сознавала, насколько важна ее работа, и хотела бы сделать еще больше — а вдруг она откроет те самые гены, что вызывают обожание.

Но более сложными задачами занимались другие аберлены, искуснее Мэгги. Они работали с тканями криминально-дефективных субъектов — декодировали гены тех немногих дрононов, которые не питали обожания к Золотой Королеве.

Таких особей в дрононской истории было немного, и к этому времени их совершенно искоренили. Поскольку дрононы использовали тела своих умерших для удобрения полей, получить образцы подобных дегенератов было нелегко. Но с помощью розыска, объявленного во всех дрононских мирах, возможно, удастся выявить несколько новых экземпляров. Мэгги надеялась, что, когда такие будут обнаружены, их ткани пришлют сюда, на Фэйл, и ей, возможно, выпадет честь декодировать их.

Те образцы, с которыми работала Мэгги, были взяты у дрононов с врожденным дефектом, из-за которого хитин вокруг дыхательных отверстий образовывал узлы, мешающие поступлению воздуха. Дыхательные органы дронона состояли из девяти отверстий, расположенных в ряд в тыльной бедренной части задних ног. Эти отверстия вели в легочные мешочки между внутренней стенкой панциря и мускулами бедра. Сердца как такового у дронона не было. Ритмическими движениями задних ног он, сокращая мускулы, накачивал кислород в легкие, откуда обогащенная кислородом кровь расходилась по всему телу. Поэтому кровь у дронона циркулировала лучше, когда он ходил или бегал. Стоя на месте, он вынужден был ритмически приседать, чтобы не нарушать кровообращения.

К вечеру Мэгги сумела выделить дефектный ген и тем сделать свой вклад в великое дело управления эволюцией дрононов.

Техники-дрононы поздравили ее с успехом и вознаградили, позволив ей поработать допоздна. Вожатый вселил в нее чувство восторга, и Мэгги замирала от волнения, сознавая величие и благородство своей миссии. Только ночью она наконец добрела до своей каморки.

Она открыла окно, вдохнула свежий ночной воздух, послушала, как плещется река у живых стен города. Сотни тысяч звезд усеивали небо, как белый

песок, и Мэгги смотрела на огромный диск галактики, поражаясь его красоте.

Потом немного подняла температуру постели, быстро приняла душ, надела тонкую ночную рубашку и легла. За дверью слышался успокоительный звук шагов часового-дронона, обходящего коридоры уснувшего сектора.


Среди ночи Мэгги проснулась от приступа желания, накатывающего на нее волнами. Она поняла, что сейчас придет Авик, и вряд ли ей удастся по-прежнему противиться командам вожатого.

Она перевернулась на живот, ощутив дуновение воздуха. Видимо, Авик уже вошел в комнату: свет не зажегся, но кровать прогнулась под тяжестью его тела. Он не тратил времени зря. Мэгги слышала его тяжелое дыхание, а потом он навалился ей на спину.

Мэгги тихонько застонала. Он схватился за обруч вожатого, и что-то острое вонзилось в шею Мэгги. Девушку обожгла боль, на шею брызнула горячая кровь — и Мэгги освободилась от вожатого.

Она подумала, что Авик решил убить ее, и с визгом перекатилась на бок, чтобы отвести нож.

И увидела над собой Галлена с ножом в руке — его освещал только звездный свет из окна. Галлен бросил вожатого в мешок и грохнул мешком о стену — при этом раздался противный звук, похожий на хруст костей.

У Мэгги шумело в голове от усталости, от внезапно навалившейся тоски. Она не могла осознать того, что произошло с ней.

— Уходи, — прошептала она. — Сейчас придет Авик.

— Кто такой Авик? — спросил Галлен, тоже шепотом.

— Насильник, — сказала Мэгги, и дверь за спиной у Галлена тихо открылась. В комнату проник свет из коридора. Мэгги мигнуть не успела, как Галлен спрыгнул с кровати и точно перелетел через комнату, похожий на тень в своей черной одежде, с серебристым ножом в руке.

Авик коротко вскрикнул, и нож Галлена опустился. Галлен с грохотом кинул тело убитого на пол.

Дронон-часовой в коридоре крикнул что-то и бросился на помощь Мэгги. Галлен захлопнул и запер дверь.

— Скорее! Лезь в окно! Прыгай в воду!

Мэгги сползла с постели, скованная ужасом, — причиной ужаса был не только дронон за дверью, но все, что с ней произошло.

До нее вдруг дошло, чем она здесь занималась, и перед ней предстали образы самок с раздутыми животами, которых она помогала создавать, а в ноздри ударил запах расчлененных дрононских тел, наваленных в ящики, как дрова.

Мэгги казалось, что ее руки и все тело замараны; она упала на колени с душераздирающим криком, борясь с приступом рвоты.

Раздался скрежет металла — дронон налег на дверь, взломал ее своим хитиновым когтем и сорвал с петель. Он просунул внутрь свой черный огнемет, и Мэгги увидела грозные зазубренные края его боевых клешней. Галлен и дронон казались тенями в слабом свете из коридора. Когда Галлен бросился ко взломанной двери, дронон тревожно зашумел крыльями.

Галлен выхватил у него огнемет и выстрелил через дверь. Расстояние было опасно близким — Мэгги надеялась, что тонкая металлическая дверь хоть немного защитит Галлена.

Черная хитиновая плоть дронона зашипела, нагретая выше точки кипения, и дым взвился к потолку. Часовой превратился в столб белого пламени. Жар хлынул в комнату, и дверь загорелась. Галлен, заслоняясь руками, отскочил назад, к Мэгги.

Где-то в здании завыла сирена. Галлен накинул Мэгги на голову край своего плаща. Она отбивалась, уверенная, что настал их последний миг, но Галлен тащил ее к окну.

— Я не могу… — с рыданием прокричала Мэгги; Галлен вытолкнул ее наружу. Стена здания была покатой, и Мэгги скользнула по ней в темноте, охваченная восхитительно прохладным воздухом, а потом ушла в черную воду. Река была гораздо холоднее, чем представлялось Мэгги. Девушка отчаянно барахталась, но все-таки оказалась под водой. Всплыв опять, она задрала голову, взывая о помощи. Галлен висел на подоконнике, как паук, и Мэгги испугалась, не зацепился ли он, но он свалился в воду футов на десять дальше. Мэгги забила ногами и снова погрузилась, но миг спустя Галлен ухватил ее за шею.

Он приподнял Мэгги, держа ее голову над водой. Девушка крикнула, стараясь ухватиться за него:

— Помоги! Я не умею плавать!

— Не умеешь? А ведь твои отец и братья потонули. Уж тебе-то следовало бы научиться плавать.

Мэгги судорожно вздохнула — отчасти от холода, отчасти из страха, что опять уйдет под воду. Галлен сунул ей в рот что-то похожее на мундштук флейты, но с двумя баллонами по бокам.

— Вдыхай и выдыхай через эту штуку, — проговорил Галлен. — Это кислородный аппарат. С ним ты можешь не бояться утонуть, даже если окунешься с головой. Через минуту мы начнем грести к берегу, и надо будет нырнуть. Не противься мне. — Мэгги попробовала дышать, как он велел. Делать вдох было трудновато, словно сквозь плотную ткань.

Галлен приспособил собственный дыхательный аппарат, нырнул и потащил Мэгги за собой к берегу. Он не торопился выбираться на сушу, и они всплыли на поверхность уже далеко внизу от Тукансея, за излучиной реки. В воде отражались городские огни, и мимо скользила освещенная барка. Галлен подплыл к устью небольшой речки, и они прошли вверх по течению до моста, который темнел наверху, заслоняя бледный свет звезд.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать