Жанр: Боевая Фантастика » Дэйв Волвертон » Золотая Королева (страница 37)


Наверху, в садах, трое юношей играли на мандолинах и гитарах, а девушка пела. Эверинн слушала музыку, а Вериасс сидел около старой тарринки, которая настояла на том, чтобы ее называли просто Бабушкой; это была сребровласая праматерь хрупкого сложения, красивая, несмотря на годы. Она сидела на камнях, подогнув свои длинные ноги. На ней была старинная манта из медных пластинок с символами разных наук. Молодежь города относилась к почтенной тарринке с великим уважением.

Галлен успел заметить, что здешние жители небогаты. У них не водилось роскошных яств — они кормились тем, что давало им море и их сады. Их развлечения были просты. На площадях не было множества лавок, как на Фэйле. Одеждой всем служили яркие туники. Но если здесь не знали богатства, то не знали и нужды, а мир и покой были общим достоянием. Здесь росли крепкие, смышленые и счастливые дети.

Вериасс тихо разговаривал с Бабушкой, прося у нее пару аэровелов и провизию на дорогу. Старая женщина улыбалась и кивала, говоря, что аэровелов у них мало, но она обещает дать ему все, что он просит.

— А трое наших друзей, — сказал Вериасс, имея в виду Галлена, Мэгги и Орика, — хотели бы отдохнуть здесь, пользуясь гостеприимством твоего народа, пока не смогут вернуться домой.

— Добро пожаловать, — сказала Бабушка. — Мы рады принимать у себя друзей нашей владычицы.

— Не слушай этого старого петуха, — торопливо вмешался Галлен. — Я пойду с Эверинн.

Вериасс покачал головой:

— Я подумал и решил, что тебе не следует этого делать. Над следующими двумя планетами, лежащими на нашем пути, властвуют дрононы, и без тебя мы с Эверинн будем не так бросаться в глаза.

— А Эверинн ты спрашивал?

— Нет — да и незачем.

— Тогда спрошу я. — Галлен взглянул наверх, где играли музыканты. Эверинн, сидевшая там, уже ушла. Галлен уловил в сумерках голубой блик и увидел, как она идет по холму между деревьями. Пробившись через веселую толчею, он нашел тропинку, по которой она ушла. Дорожка вела через овражек в крохотную рощу, где пели сверчки. За весь день на этой планете только сверчки напомнили Галлену о доме. Тропа была широкая и содержалась в порядке.

Не видя в темноте Эверинн, Галлен доверился своей манте. Двигаясь бесшумно, как вечерний туман, он миновал пару нагих любовников, лежащих в глубоких папоротниках.

Еще сто ярдов — и он вышел на огороженный балкон у края города. Там, ближе к лесной опушке, стояла Эверинн, глядя на закат. Прилив покрыл берег, по которому они пришли сюда несколько часов назад. Море стало медно-оранжевым, и огромные волны с белыми гребнями разбивались об известковые скалы. В воде под бурным прибоем светились зеленые огни.

Эверинн стояла тихо, не шевелясь. Несмотря на свою гордую осанку, она была так хрупка, что Галлен мог бы поднять ее одной рукой. Она стояла спиной к нему, но Галлен видел слезы на ее лице. Легкая дрожь пробежала по ней, словно она старалась сдержать рыдания.

— Пришел посмотреть на факельщиков? — спросила она, кивнув на зеленые огоньки в прибое. — Красивые рыбы. Каждая охотится со своим фонариком.

Галлен подошел и положил руки ей на плечи. Эверинн вздрогнула, как будто от неожиданности. Мускулы под ладонями Галлена были тверды, напряжены, и он начал легонько массировать их.

Он собирался попросить у Эверинн разрешения сопровождать ее, но она казалась такой печальной, что у него не повернулся язык.

— Рыба меня не волнует. Скажи, о чем ты плачешь?

После долгого молчания Эверинн произнесла:

— Ни о чем. Просто я…

— Тебе грустно? — прошептал Галлен. — Почему?

Эверинн смотрела в морскую даль.

— Знаешь, сколько лет было моей матери? — Голос звучал так тихо, что Галлен едва слышал его за шумом прибоя.

— Несколько тысяч, наверно? — предположил Галлен. Семаррита все-таки принадлежала к числу бессмертных, да и Вериасс говорил, что служил ей шесть тысяч лет.

— А знаешь ты, сколько лет мне?

— Восемнадцать, двадцать.

— Скоро будет три, — уточнила Эверинн. Галлен оторопел. — Когда моя мать погибла, Вериасс вырастил ее клон — меня. Он выращивал меня в автоклаве на Шинтоле, чтобы ускорить процесс. Он не мог позволить мне иметь нормальное детство — вдруг бы я порезалась или сломала себе что-нибудь. Пока я была в автоклаве, он с помощью мант обучал меня истории, этике, психологии. Теперь я знаю все о жизни, но самой жизни не знаю совсем.

— И ты боишься, что через несколько дней твоя жизнь может закончиться?

— Я не просто боюсь, я это знаю. Моя мать была намного старше и мудрее меня. Дрононы покушались на рубежи ее владений несколько тысяч лет. У нее были многие века на то, чтобы подготовиться к сражению с ними, и все-таки она погибла. Думаю, что мои шансы на победу равны нулю. И даже в случае победы меня постигнет перемена. Ты знаешь, что такое контакт с персональным интеллектом, знаешь боль и восторг этого общения. Но омниразум имеет размер планеты и содержит больше информации, чем триллион персональных интеллектов, вместе взятых. Я… просто букашка по сравнению с ним. Моя мать постепенно слилась с ним в одно целое, и теперь, когда ее тело мертво, он передаст личность матери ее клонам. В нем хранится все, что называлось моей матерью, — ее мысли, ее мечты, ее воспоминания. И если в меня вольется все это, я больше уже не буду собой. Ее опыт подавит меня, и будет так, будто я никогда не

существовала.

— Ты все равно останешься собой, — сказал Галлен в надежде ее утешить. — Этого у тебя никто не отнимет. — Но он знал, что это неправда. Для омниразума Эверинн — всего лишь скорлупка, оболочка великой правительницы Семарриты, которую надо заполнить. Эверинн неизмеримо вырастет, узнает гораздо больше, чем дано узнать ему и миллиардам других. Но ее личность, ее суть будет отброшена прочь, как нечто, не имеющее значения.

Эверинн посмотрела ему в глаза с печальной улыбкой.

— Ты, безусловно, прав, — сказала она, желая его успокоить. Ветер развевал ее темные волосы. Галлен смотрел в ее синие глаза.

— Твое место мог бы занять кто-нибудь другой, — предложил он. — Есть ведь и другие таррины. Может быть, Бабушка согласилась бы править вместо тебя.

— Она опытная правительница, но мое место занять не сможет, — покачала головой Эверинн. — Пост нужно заслужить, и Бабушка не сумела этого сделать. Всем тарринам известен план Семарриты вернуться в качестве своего клона. Я порой сомневаюсь, достойна ли я стать Слугой Всех Людей, но таррины смотрят на меня как на продолжение Семарриты. Они говорят, что, как только я соединюсь с омниразумом, моя коротенькая жизнь утратит все свое значение. Я стану Семарритой. — Эверинн вздохнула, переводя дух. — Я хочу поблагодарить тебя за то, что ты сделал сегодня.

— О чем ты?

— О том моменте, когда ты навел на нас огнемет. Я рада, что ты не из тех, кто слепо идет за мной. Слишком немногие интересуются тем, что же мной движет.

— А тебе кажется, этим следует поинтересоваться?

— Ну конечно! — Наступила тишина, и Галлен услышал вдалеке чей-то смех. Темнело, и Галлен чувствовал, что ему надо бы уйти, но Эверинн была так близко, на расстоянии ладони. Она приблизила к нему свое лицо и поцеловала Галлена, обвив его руками.

— Спроси меня об этом, — горячо прошептала она. Губы у нее были теплые, зовущие.

Галлен понял ее слова буквально.

— Ты боишься, что скоро умрешь, — прошептал он, целуя ее в ответ. Она прижалась к нему.

— Я; кажется, влюбляюсь в тебя, — шепнула она. — Я хочу знать, на что похожа влюбленность у такой, как я.

Галлен, пораженный тоном ее слов, отстранился:

— Вериасс был хранителем твоей матери. Был ли он также ее любовником?

Эверинн кивнула, и Галлен внезапно понял все. Как только омниразум передаст Эверинн все, что в нем заложено, она станет Семарритой во всех отношениях. Вериасс боролся не только за то, чтобы вернуть народу его правительницу, — он стремился воскресить свою жену.

— Он никогда не прикасался ко мне, никогда не говорил мне о любви, — сказала Эверинн. — Но я вижу, как я мучаю его. Я для него лишь дитя, тень женщины, которую он любит. Иногда он смотрит на меня, и я вижу, как терзает его желание.

Галлен слышал, как колотится ее сердце у его груди.

— Подари мне эту ночь, — сказала она. — Что бы ни случилось потом, позволь мне остаться в эту ночь с тобой.

Галлен заглянул в ее большие глаза, ощущая тепло ее тела.

— Я знаю, ты хочешь меня, — говорила она. — Я прочла это в твоих глазах в первый же миг нашей встречи. И я тоже хочу тебя.

Потрясенный Галлен дрожал. Она поистине самая прекрасная, самая совершенная из женщин, которых он встречал, и ему больно было сознавать, что им никогда не быть вместе. Галлен не обманывался в своих чувствах. Попроси она его стать ее лордом-хранителем, сражаться за нее с дрононами — и он сделал бы это с радостью, охотно рискуя своей жизнью день за днем, час за часом.

Но она могла обещать ему только одну ночь любви. Эверинн, не отстраняясь от него, сняла с себя верхнюю и нижнюю одежду. Ее груди были маленькие, но дерзкие, бедра точеные и сильные. Часто дыша, она освободила от одежды Галлена и увлекла его за собой в высокую мягкую траву на террасе, и они любили друг друга долго и медленно.

А после лежали рядом нагие. Волны внизу набегали на известковые утесы, и рыбы-факельщики озаряли океан бледно-зеленым светом. Вверху проплывали тучи и зажигались звезды, вскоре усеяв все небо. Теплый ветер качал ветвями, и Галлен обрел покой.

Эверинн прижалась к нему, и они уснули. Когда Галлен проснулся, ветер стал прохладнее, большой косяк факельщиков уплыл, и ночь стояла над ними, как шатер. Галлен обнял Эверинн, оберегая ее. Он не мог не думать о том, что это — начало и конец их любви. Они скрепили это событие тем малозначительным актом, который совершили, — но будущее неотвратимо, и завтра, что бы ни случилось, ветер перемен унесет их в разные стороны, как два листка, сорванных с дерева. Небо вверху было так огромно, так беспредельно, что Галлен остро ощутил свою и ее наготу под сводом безбрежной, пугающей тьмы, готовой рухнуть на них.

Тогда Галлен увидел Вериасса, стоящего во мраке у начала тропы. Галлен вздрогнул и сделал движение, чтобы сесть и набросить на себя одежду, но Вериасс приложил палец к губам.

— Тише, не разбуди ее, — срывающимся голосом сказал он. — Накинь на нее платье, чтобы она не озябла.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать