Жанр: Боевая Фантастика » Дэйв Волвертон » Золотая Королева (страница 42)


Больше они не разговаривали. Мэгги включила полную тягу, и машина рванулась вперед. Дышать становилось все труднее. Орик начал задыхаться — легким требовался чистый воздух. Невыносимый жар охватил медведя, и все вокруг завертелось колесом. Боясь свалиться, он вцепился в Мэгги. Она успокаивающе потрепала его по лапе. Орик закрыл глаза, сосредоточившись только на вдохах и выдохах. Он старался задерживать дыхание, чтобы уберечь легкие от жгучего воздуха, но тогда у него кружилась голова и приходилось опять вдыхать полной грудью.

Это превращалось в медленную пытку, и Орику хотелось потерять наконец сознание, свалиться с седла и умереть там внизу, в пепле.

Они проехали мост через озеро, где на воде грязной коркой лежал тот же пепел. Вода бурлила. Темные клубящиеся тучи застлали бледно-серебристую луну, и впереди встала стена черного дождя. Орик представил себе, какой там свежий и чистый воздух, и ощутил уже влагу на языке. Но вот они вошли в эту стену и увидели, что с неба струится все тот же пепел.

Часом позже они добрались до других ворот, и Мэгги достала ключ, по сигналу которого под сводом загорелся мягкий оранжевый свет оттенка вечерней зари. Аэровел проскочил в ворота и погрузился в белый туман между двумя мирами.

Орик уже начал спрашивать себя, долго ли они будут плыть в этой белизне, потому что туману не было конца, но тут аэровел понесся вниз по снежному склону горы между высоких черных скал.

Мэгги, убедившись, что опасности нет, выключила моторы, аэровел замедлил ход и встал. Мэгги слезла с седла и повалилась наземь, задыхаясь и кашляя, стараясь изгнать из легких отравленный воздух Брегнела. Орик последовал ее примеру. Медведям почти незнакома тошнота, но короткое пребывание на Брегнеле совсем выбило Орика из колеи, и он расклеился.

Он лежал на снегу, мучимый рвотой, и не находил в себе силы встать, несмотря на мороз. Мэгги минут через двадцать все же поднялась.

— Тебе лучше? — спросил Орик.

Она потрясла головой:

— Слишком там вредный воздух. Еще несколько минут, и я бы выпала из седла. И кто знает, удалось бы мне сесть в него снова или нет.

Орик хорошо понимал ее. Он чувствовал благодарность за то, что остался жив, и мысленно возносил молитву. Закончив, он спросил:

— Где это мы?

— На планете Вехаус. Я не успела расспросить Вериасса о ней. Он только сказал, что тут есть какая-то опасность, но единственные ворота на Дронон находятся только здесь, на Вехаусе.

— А города тут поблизости есть? Где мы могли бы перекусить, а то и пивка выпить? — Орик огляделся в тумане. Если бы медведь мог питаться камнями, в этом мире ему определенно не пришлось бы голодать. Однако деревьев в этом каменном царстве не наблюдалось — лишь несколько тощих кустиков.

— Не знаю точно, — сказала Мэгги. — У нас еще есть в мешке кое-какая еда. Если моя догадка верна, мы опередили Галлена и остальных дня на четыре-пять. Надо, наверно, где-нибудь приютиться, а потом последовать за ними к воротам Дронона.

Начинало смеркаться, и Орик различал только то, что вблизи. Подумать только, до чего странно: вот сейчас на Тиргласе они с Галленом посиживают себе в клерской харчевне Джона Мэхони, дуют пиво и прикидывают, что будут делать завтра, знать ничего не зная ни об Эверинн, ни о Лабиринте Миров. И в то же время они оба сейчас на планете Фэйл пытаются спасти Мэгги от лорда Картенора. Через пару дней он, Орик, доберется до Сианнеса и сам не знает, когда окажется на Брегнеле. Почему-то мысль о том, что он болтается одновременно в трех разных мирах, глубоко потрясла Орика — а то ли еще будет с

ними дальше в этом Лабиринте Миров…

Ведь это просто кощунство — вот так играть с силами, постичь которые не дано ни людям, ни медведям. Орику вспомнилось детство. Однажды они с матерью пошли собирать орехи и взобрались на вершину Ячменной горы. Там, сидя под вечнозеленым деревом, они лузгали сосновые шишки и смотрели на горные пики, которые уходили вдаль, теряясь в голубой дымке. Медвежонку казалось, что он смотрит в бесконечность, и он спросил свою мать:

— Как ты думаешь, увижу я когда-нибудь, что за теми горами?

— Нет, — ответила мать.

— Почему? — спросил Орик, которому захотелось всю жизнь странствовать по дальним дорогам и познавать мир.

— Потому что Бог этого не хочет. Через сколько бы гор ты ни перевалил, он всегда будет ставить у тебя на пути новые.

— Почему?

Мать утомленно взглянула на него и вздохнула:

— Потому что он должен остаться Богом. Он-то знает, что лежит по ту сторону каждой горы, но другим свои тайны не открывает.

— Почему?

— Потому что, если бы все это знали, все бы были богами, даже плохие люди. Вот для того, чтобы плохие люди и звери не стали такими же всесильными, как он. Бог и прячет от нас ответы на самые главные вопросы.

Орик уставился на далекие пурпурные горы, чувствуя прилив трепета и благодарности. Бог пожелал, чтобы Орик оставался в неведении, и Орик был глубоко благодарен ему за это.

А сейчас вот Орик старается помочь Эверинн овладеть силой, доступной лишь богам. Будет только справедливо, если его накажут за это.

Мэгги достала из котомки одеяло и завернулась в него. Задул холодный ветер. Орик понюхал воздух.

— Мэгги, дитя мое, давай-ка влезем опять на эту летучую железяку и поищем себе пристанище. Я чую, здесь скоро станет холодно, как в сердце у адвоката, — в такую ночь нельзя оставаться под открытым небом.

Мэгги устало кивнула и села в седло, а Орик влез на свое место. Они медленно покатили вниз с горы сквозь скалы и туман. Через несколько сотен ярдов туман рассеялся, и они впервые увидели Вехаус: одни только голые скалы кругом, куда ни глянь. В нескольких милях от них Орик различил одну из дорог, какие строят сидхи.

Мэгги съехала в крутое ущелье и вдоль него добралась до шоссе. Здесь аэровел мог двигаться на автопилоте, и Мэгги перестала править. Холод и ветер все это время донимали ее. Она поплотнее закуталась в одеяло и опустила голову, стараясь хоть как-то укрыться за ветровым щитком, но вскоре расплакалась, трясясь от холода. Орик не знал, что и делать: может, сказать Мэгги, чтобы остановилась и попробовала согреться? Уже похолодало так, что, если они сейчас остановятся, Мэгги может оказаться не в силах сесть потом за руль. С другой стороны, нельзя же бедняжке ехать дальше в таком состоянии.

Но тут они поднялись на вершину горы и внизу в долине увидели какое-то селение. Островок человеческого жилья — кучка куполообразных каменных хижин в освещении бледно-зеленых огней. Между домами виднелись изумрудные пруды. От них в темноту поднимался дым.

Мэгги удвоила скорость, через пять минут они приблизились к поселку, и Орик увидел, что это вовсе не дым, а пар. Поселок стоял у горячих источников, и в глубоких зеленых прудах мелькали темные фигуры купальщиков. Еще немного — и Орик восторженно завопил, разглядев среди них множество медведей.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать