Жанр: Боевая Фантастика » Дэйв Волвертон » Золотая Королева (страница 47)


Орику стало не по себе. Стеклянный колпак опустился, и в кабину хлынул холодный воздух. Медведь глубоко дохнул несколько раз, пуская пар изо рта.

— Пойдем в дом? — нежно проскулила Панта.

У Орика непонятно почему потекли слюнки. Он знал, что если он сейчас войдет с Пантой в дом, то непременно лишится невинности. Всего несколько дней назад он едва не принес обет целомудрия, но вот оно, искушение, — сидит рядом с ним, хлопает карими глазами и сеет вокруг аромат желания.

За последние несколько дней Орик многое повидал. Покой Сианнеса проник ему в душу — там, по мнению медведя, был рай. На Брегнеле Орик видел кости мертвых детей и вдыхал отравленный воздух. Он видел, как Эверинн чуть было не сотворила то же самое с Фэйлом, и много размышлял обо всем этом. Неужели Бог позволил ему заглянуть за те горы, где еще не бывал ни один медведь? И по какой причине — в награду ли за то, что Орик стремился служить Ему, или в каких-то своих божественных целях? Может быть, Орику предназначено особое место среди медведей? И какое место в Божьих планах занимает Панта?

Некоторые священники на Тиргласе придерживались мнения, что Божий завет Адаму и Еве «плодитесь и размножайтесь» относится ко всем созданиям. Но Орик всегда верил в то, что может полностью доказать свою преданность Богу, лишь принеся обет целомудрия.

О Боже, прошептал про себя Орик, ведь это ты привел меня сюда. Я мог бы устоять, но ты привел меня к ней в дом. Клянусь, что после этой единственной ночи я приползу к тебе на коленях и принесу тебе свой обет целомудрия.

— Орик, не за тобой ли гнались эти завоеватели? — взволнованно, с хрипотцой, спросила Панта.

— Похоже, что за мной, — сознался он.

Панта округлила глаза и облизнулась:

— Потряса-а-юще!

Орик задрожал от предвкушения и пошел за ней в дом.


Мэгги очнулась в желтой дымке, слыша чей-то голос, — и поняла, что это говорит она сама. Но в мозгу у нее звучали чьи-то чужие вопросы: где клон Семарриты? Почему ты солгала Первичному Джаггету? Где ты должна встретиться с клоном Семарриты? Сколько «терроров» имеется у клона Семарриты? Ты показала, что Вериасс и упомянутый клон давали тебе противоречивые версии относительно своих планов; откуда тебе знать, не оставили ли они бомбы в тех мирах, которые посетили?

Вопросы звенели у нее в голове, и Мэгги приказывала себе не отвечать на них, но продолжала говорить помимо воли.

Ей казалось, что голова у нее вот-вот расколется. Что-то вроде тисков сжимало череп по обе стороны лба. Мэгги хотела пошевелить руками, вскинуть ногу — и не смогла. Рядом Джаггет или кто-то из его клонов произнес:

— Дайте ей опять наркотик, быстро.

— Нет! — крикнула она, и холод небытия поглотил ее.

Потом — должно быть, несколько часов спустя — она опять очнулась. Голова болела. Мэгги лежала на полу в холодной каморке с каменными стенами — без света, без окон и без мебели. Белые стены потрескались, словно обветренная кожа. Мэгги ощупала голову — манта пропала. Холод пробирал до костей, и Мэгги увидела, что на ней нет ни белья, ни обуви — только бледно-зеленое платье, в котором она ходила последние дни. Пол был грязный, в комнате неприятно пахло.

Мэгги встала и подошла к двери, которая тут же открылась. В коридоре стояли двое Джаггетов и улыбались ей, оба в свежей коричневой форме военного образца.

— Кто-нибудь из вас — Первичный Джаггет?

Оба Джаггета одновременно покачали головой в знак отрицания.

— Он приглашает тебя к завтраку, — сказал один.

— К завтраку? Значит, я всю ночь провела без сознания?

— Да. Мы сочли желательным дать тебе наркотик. Мы не любим, когда чужие ходят по нашему городу. — Мэгги заглянула в темные глаза Джаггета и отметила их блеск, показавшийся ей безумным. Должно быть, она подсознательно поняла это еще ночью.

— Понимаю, — тихо ответила она.

— Так что же, идем?

— Да. — И Мэгги знаком предложила им показать ей дорогу.

— Пожалуйста, иди вперед. Мы предпочитаем следовать сзади.

— Но я же не знаю, куда идти.

— Иди вперед. Мы скажем тебе, где поворачивать.

Мэгги пожала плечами и зашагала по грязному коридору. Там, где он пересекался еще с одним, Джаггет сказал ей: «Направо». Они шли по какому-то подземному цеху, и повсюду суетились Джаггеты в тускло-коричневых комбинезонах: одни таскали ящики, другие стояли у мониторов, третьи распоряжались. Мэгги не могла понять, что они здесь строят, — похоже было, что флайер нового образца.

Мэгги и ее конвоиры поднялись по лестнице и вышли наружу. День был холодный и ясный, землю покрывал свежевыпавший снег. При дневном свете стало видно, что этот город — чисто военное поселение. На башнях стояли орудия, и Мэгги заметила по периметру мощные генераторы силового поля. Воздух слабо мерцал — это лучи солнца отражались от энергощита.

Они поднялись по лестнице, идущей зигзагами по холму к большому дому — внушительному строению с мраморными колоннами. Первичный Джаггет сидел под портиком за столом, покрытым белой скатертью. На него лился солнечный свет. Мэгги было холодно, и вокруг лежал снег, но Джаггет блаженствовал в скудных лучах, словно в теплый летний день. Завтрак ждал на столе. Кубки были наполнены вином, и над серебряными блюдами поднимался пар. Двое Джаггетов раскладывали

овощи по тарелкам.

Когда Мэгги всходила на последние ступени. Первичный Джаггет встал и приветливо ей улыбнулся.

— Привет тебе, Мэгги! Очень рад, очень рад! Тебе, наверное, хочется пить после этого небольшого восхождения? — Ему скорее следовало бы сказать — после допроса, подумалось Мэгги.

Ей хотелось и попить, и помочиться, но не хотелось признаваться в этом Джаггету. Мэгги злилась, но держала себя в руках. Джаггет между тем взял кубок с вином и подал ей.

Над равнинами Вехауса дул холодный ветер, и Мэгги ежилась в своем платье. Первичный Джаггет поднял свой кубок и произнес:

— За мое королевство, — широким жестом обведя окрестности.

Мэгги не хотела за это пить, но не знала, насколько Джаггета обидит ее отказ. Тот, видя ее замешательство, сказал:

— Тебе не обязательно делать вид, будто я тебе нравлюсь. Право же, редкая женщина способна воспылать романтическими чувствами к кому-то из Джаггетов. Когда я был один, женщины часто дарили мне свои сердца, но теперь, когда я стал организмом, состоящим из сотен тысяч личностей-клеток, люди стали относиться ко мне… более сдержанно. Если в молодости меня окрестили идеалистом, то теперь, когда я состарился, меня высмеивают, как фанатика, — хотя я никогда не менял своих взглядов. Можешь мне поверить — к людскому презрению я привык.

— Но я… не питаю к тебе презрения.

— Ну да, ты меня жалеешь. Это намного благороднее. Или боишься? Это намного разумнее.

Да, я чувствую к тебе и то, и другое, подумала Мэгги, но вслух этого не сказала. Желая сменить тему разговора, она посмотрела в долину. Слева виднелась надшахтная вышка, к которой как раз приближалась машина с четырьмя Джаггетами. У машины был прицеп, на котором возвышался большой белый шар. Около шахты машина остановилась. Один из Джаггетов поднялся на прицеп и открыл белый шар, оказавшийся внутри полым, как яйцо. Джаггет немного поговорил с остальными, смеясь и хлопая их по спинам, как бы на прощание, потом вошел в большое яйцо и захлопнул дверцу. Другие, проверив, плотно ли закрыт шар, въехали на подъемник шахты.

— Что делают эти люди? — спросила Мэгги.

— Так мы запасаем персонал на будущее, — ответил Первичный Джаггет.

— То есть как — запасаете? — Мэгги пожалела, что на ней нет манты.

— В камерах стасиса. Мы, как известно, побежденная планета. Мы могли бы улететь из пределов Дрононской Империи на звездолетах, но это было бы разорительно даже для меня. Поэтому некоторые свои клоны я откладываю впрок, чтобы оживить их, когда политическая обстановка станет более благоприятной.

Мэгги покачала головой, не в силах постичь этого человека. И осушила свой кубок, решив, что такую беседу лучше, пожалуй, вести под хмельком.

— Я прошу прощения за то, что захватил тебя в плен и применил к тебе наркотик, — сказал Джаггет. — Мне нужно было проверить, нет ли при тебе оружия, а для этого требовалось привести тебя в бессознательное состояние. Не хочешь ли спросить, как я узнал, что в моем будущем ты окажешься на Фэйле? — Он ухмыльнулся, и Мэгги поняла, что этого вопроса все равно не избежать.

— Хорошо. Как? — спросила она.

— Я узнал это от дрононов. На прошлой неделе сюда прибыло через ворота огромное подкрепление. Прибывшие доставили на Вехаус голозапись сцены вашего ухода с Фэйла — там показано, как ты и твои друзья угрожаете дрононам. Очень занимательно было увидеть то, что произойдет в ближайшем будущем. Но у дрононов есть и более ранние сведения — они подозревают, что Эверинн и Вериасс направляются сюда вдвоем. Ты и твой друг медведь на видеопленке получились не очень четко, но я сумел прояснить изображение. У дрононов есть ключ от ворот, способный перемещать в прошлое, поэтому они движутся назад сквозь время, лихорадочно разыскивая «терроры» во всех своих мирах. Поскольку Вехаус входит в число таких миров и здесь, по слухам, находятся ворота на Дронон, Повелители Роя уделяют нам повышенное внимание. — Первичный Джаггет картинно стоял с кубком в руке, как видно, очень довольный собой.

— И как же ты намерен поступить со мной? — спросила Мэгги.

Джаггет пожал плечами:

— С минуты-на минуту мы должны увидеть передачу о ваших похождениях на Фэйле. Дрононы искали тебя всю ночь и попытаются настроить против тебя население. Если наши люди поверят, что Эверинн собирается спрятать на нашей планете «террор», боюсь, что ее здесь ждет типичный вехаусский прием — весьма холодный.

— Но ты-то знаешь, что это неправда! Эверинн не способна уничтожить планету.

— Ничего подобного я не знаю! — отрезал Джаггет. — Эверинн говорила совершенно разные вещи по крайней мере в трех мирах. Я знаю о ней только то, что она талантливая лгунья, которая пользуется своим даром при каждой возможности!

— Что ты собираешься с ней сделать?

Первичный Джаггет с улыбкой погладил свою бородку.

— Это я решу, когда она будет у меня в руках.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать