Жанр: Боевая Фантастика » Дэйв Волвертон » Золотая Королева (страница 52)


Потом Вериасс очутился в белой пустоте и ощутил ласку холодного ветра, дующего в этом провале во времени и пространстве. Одежда развевалась на этом ветру, но беззвучно — здесь не было ни звука, ни видимости, ничего, кроме ощущения полета. Рука бога переносила путника в далекую страну.

И вот перед Вериассом возникла унылая равнина, изрытая круглыми ямами и покрытая камнями. Небо за редкими облаками казалось тусклым, красновато-серым. Воздух был жаркий и липкий. Вокруг ни строений, ни дорог, ни каких-либо признаков жизни — пустыня.

Повеял легкий ветерок, и Вериасс начал замечать, что здесь имеется кое-какая растительность — зеленовато-бурые грибки с узлами, похожими на розовые бутоны. То, что он поначалу принял за камни, тоже оказалось растениями — мясистыми, веерообразными, белесовато-голубыми; выемки же в грунте были столь многочисленны, что не могли образоваться каким-либо известным Вериассу естественным способом. Их могли оставить только шагающие ульи-крепости дрононов.

— Куда теперь? — спросила Мэгги.

— Где тут север по компасу? — в свою очередь, спросил Вериасс у Галлена.

Галлен, прислушавшись к датчикам манты, указал направо. Солнце находилось к северо-востоку от них. По всей видимости, в этой части света наступала зима, и шагающие ульи мигрировали.

— Едем на север, — сказал Вериасс. — Видите, вот совсем свежие рытвины. Может быть, догоним какой-нибудь улей.

Они нажали на стартеры, и аэровелы понесли их над угрюмой равниной. Животные здесь были малочисленны и точно состояли из палок — они грелись на солнце или тащили еду к себе в норы.

Однажды впереди показалась куча круглых матово-серых листьев, слабо трепещущих на ветру; и лишь когда листья облепили ветровое стекло аэровела, Вериасс понял, что это какие-то летучие насекомые с крохотной красной головкой и единственным крылом. Он не мог понять, как они держатся в воздухе.

Через два часа дрононское солнце закатилось — его тусклый щит быстро упал под натиском тьмы. Вдали показалось огромное черное блюдце с торчащими по краям ногами, похожими на башни.

Подъехав к нему, путники увидели, что это покинутый улей с зияющими ржавыми дырами в стенах. Его броню прожгли огнеметы. Лучшего укрытия путешественникам еще не встречалось, и они решили разбить здесь лагерь. Они разложили одеяла под одной из скрюченных ног, развели костер и стали разогревать пищевые пакеты.

Потом долго сидели, вслушиваясь в ночные звуки незнакомого мира. За горизонтом все время раздавались какие-то хлопки, словно лопались воздушные шарики, и какая-то тварь кричала «уи-и-и» тонким, звенящим голосом.

Вериасс был разочарован тем, что не нашел улей. Он осмотрел затылок Эверинн, чтобы проверить, как заживает ранка, и Эверинн легла на свое одеяло, глядя вверх, словно в глубокой задумчивости. Орик поворчал: мол, когда дрононы не нужны, они тут как тут, а когда надо, их и в собственном доме не сыщешь, — а потом улегся рядом с Эверинн. Бедный медведь весь день не знал покоя, и колотая рана, хотя и легкая, тоже докучала ему. Через несколько минут он уже спал.

— Не беспокойтесь, — сказал Вериасс остальным. — Весьма вероятно, что наш огонь привлечет к себе внимание. Возможно, к утру мы встретимся с дрононами и выясним, как они относятся к нашему вторжению в их мир. — Он лег и задумался. Шрам Эверинн заживал хорошо, но было бы лучше выждать еще несколько дней.

Галлену и Мэгги не сиделось на месте. Мэгги, руководимая своей мантой, рассматривала ноги города-улья и не уставала восхищаться мастерством дрононских инженеров, создавших такое сооружение. Наконец она взяла факел и повела Галлена к дыре, ведущей в полость мертвого города. Стоя на черном металле орудийной башни, они вглядывались в глубокий мрак.

Вериассу со стороны казалось, будто они заглядывают в панцирь огромной черепахи. Мэгги кричала и свистела, вызывая эхо. Потом они с Галленом полезли внутрь.

Вериасс наблюдал, как меркнет свет их факела по мере того, как они уходят вглубь. Хранитель остался один с Эверинн и Ориком. Усталый и встревоженный, он прилег рядом с Эверинн. Орик храпел. Становилось совсем темно. Вериасс думал, что Эверинн спит, но она сказала тихо:

— Ну, вот мы и здесь.

— Да, наконец-то, — ответил Вериасс, стараясь говорить бодро.

Эверинн рассмеялась — но не радостно, а с горькой иронией:

— Вот именно, наконец-то.

— Ты сожалеешь о том, что мы пришли сюда?

Вериасс знал, что это нечестный вопрос, но Эверинн ответила:

— На этой планете мне суждено умереть — так или иначе. И я, пожалуй, обескуражена тем, что это затягивается надолго. Я готовилась к бою сегодня.

— Я знаю, ты думаешь, что лишишься чего-то, если я выиграю бой, но уверяю тебя: когда твое сознание сольется с сознанием Семарриты, это не будет смертью. Напротив — тебя ждет чудесное возрождение. Я видел, как это происходит с другими клонами. Это очень мощное ощущение — сначала оно ошеломит тебя, и ты на несколько мгновений погрузишься в сон. Но проснешься ты гораздо мудрее и могущественнее, чем была раньше. Поверь мне, дочь моя, поверь.

Вериасс смотрел на Эверинн, освещенную отблесками костра. Он никогда еще не видел ее в таком страхе. Она вся дрожала, гримаса ужаса кривила губы, и обильная испарина выступила на лбу.

Вериасс взял ее руку и стал гладить, но Эверинн, не глядя на него, холодно засмеялась и сказала:

— Скажи, отец, если бы я сейчас повернулась и ушла отсюда, ты возненавидел бы

меня?

Этой темы Вериасс надеялся избежать — он не хотел обсуждать возможность иного выбора, иного пути поражения дрононов. Он уже рассмотрел все варианты, подробно обсудил их с Эверинн, а до нее — с Семарритой и отверг их один за другим. Эверинн нельзя уходить отсюда, и нельзя позволить ей проявлять слабость. Вериассу хотелось предостеречь ее против соблазна легкого пути, напомнить ей о миллиардах людей, которые будут страдать и гибнуть под пятой дрононов, если она, Эверинн, сейчас откажется от борьбы. Вместо этого он сказал ей правду:

— Я любил бы тебя, даже если бы ты ушла. Ты мне как дочь, которой у меня никогда не было, и все эти три года я следил за твоим ростом и развитием с великой радостью и немалой гордостью.

— Но ты будешь любить меня еще больше, когда Семаррита войдет в меня, верно? — с горечью сказала она. — Бьюсь об заклад, ты ждешь не дождешься, когда я стану ею. Как по-твоему, скоро ли ты ляжешь с ней в постель?

Вериасс редко видел Эверинн в гневе. И никогда еще не слышал от нее недоброго слова — но ведь эмоционально она все еще ребенок, напомнил он себе, и нужно с этим считаться.

— Эверинн, не мучай себя так. Ничего хорошего из этого не выйдет.

— Я себя не мучаю. Это ты мучаешь меня. Ты убиваешь меня — мое я! — Эверинн отвернулась от него и разрыдалась.

Вериассу хотелось утешить ее, но что он мог сказать? Наконец он прошептал:

— Если хочешь уйти, скажи мне — и клянусь, я сделаю все, что в моей власти, чтобы благополучно доставить тебя домой. Если захочешь, мы соберем целые армии, откроем перед ними все ворота. Тебя везде любят. Они будут сражаться, если ты попросишь их об этом, — клянусь, что за несколько дней я созову многомиллиардную армию, которая пойдет воевать за тебя. Они зальют миры кровью и огнем. В тысяче миров будут взорваны «терроры». Если хочешь этого — скажи.

Ему не нужно было говорить ей, что потери в такой войне будут неисчислимы. Дрононы начнут уничтожать те миры, которые ранее завоевали. В памяти Вериасса были еще свежи атомные грибы, виденные им сегодня, и картины сожженного дотла Брегнела сидели в уме черной занозой — но эта война будет намного страшнее всего, что было раньше. Смерть постигнет многих и многих — скоро вырастут горы трупов, которые невозможно будет счесть.

Эверинн знала все это сама. И не могла предать стольких нуждавшихся в ней. Она долго плакала и наконец сказала:

— Обними меня, отец. Пожалуйста!

Он обнял ее сзади за плечи и прижал к себе. Она крепко ухватилась за его руку. Он держал ее так почти час, пока она не перестала дрожать, потом шепнул:

— Ну как? Тебе лучше?

— Все хорошо, — твердо сказала она. — Я только хочу, чтобы все поскорее кончилось. Была минута страха, и она прошла.

— Ты моя храбрая девочка. — Вериасс все лежал, защищая Эверинн своим телом и вдыхая аромат ее волос. Вскоре ее дыхание стало ровным, словно она засыпала, и Вериасс подумал, куда подевались Мэгги и Галлен. Они уже долго бродили по мертвому улью — но Вериасс напомнил себе, что этот город огромен. Его не обойдешь и за несколько часов. Вериасс позволил себе уснуть и вскоре погрузился в беспокойное забытье.


Мэгги бежала по мертвому городу дрононов, чувствуя себя вольной, как птица. Нервы ее пели в ожидании будущего, и Галлен бежал следом. Вскоре они встретятся с дрононами, и Мэгги была уверена, что это кончится смертью, но пока что манта требовала показать ей улей. Она гнала Мэгги в чудовищные недра машинного отделения, где некогда устрашающе огромные гидравлические машины приводили в движение массивные ноги улья. Мэгги изучала энергетическую систему и камеры отсоса.

Хотя город был покинут и почти всю технику дрононы унесли с собой, видно было, как они заботятся о своих машинах: даже то, что осталось, они тщательно смазали.

Повсюду стоял тяжелый запах ржавчины и пыли. В переходах было темно. Ветер свистел в верхних коридорах.

Около часа Мэгги с Галленом провели в машинном отделении, а потом набрели на то, что могло быть только инкубатором. Но любопытная манта гнала Мэгги все дальше. Свои открытия манта бурным потоком посылала Мэгги в мозг, и та чувствовала, что у нее сейчас лопнет голова от всех этих чудес.

Смеясь, она бежала по недрам улья, а Галлен с факелом бежал рядом, порой робко дотрагиваясь до нее.

Наконец они добрались до склада и пошли по длинному проходу. Вдоль стен громоздились предметы неизвестного назначения, техника ушедших веков. Конденсаторы десятиметровой высоты торчали, как гигантские наперстки. С потолка свисали запасные ноги. Старинные почтовые капсулы лежали навалом, и манта велела Мэгги набить ими карманы, чтобы потом разобрать их и посмотреть, как они устроены. Была еще куча стеклянных запчастей, похожих на головы дрононов — с тремя парами глаз, — как будто в далеком прошлом дрононы пробовали создавать собственное кибернетическое подобие. А может быть, подумала Мэгги, в ульях и сейчас работают дрононоподобные автоматы. Но манта сказала ей, что, если такие и существуют, ни в одном мире их еще не видели.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать