Жанр: Боевая Фантастика » Дэйв Волвертон » Золотая Королева (страница 59)


21

Эверинн попятилась, едва держась на ногах. Ксим взлетел и опустился в десяти ярдах от нее. Он шел к ней, выставив вперед боевые руки.

Эверинн вспомнилось, что ее перчатки подбиты металлом. Она вскинула кулаки и закричала.

Галлен выскочил вперед, скрестив руки в запястьях. Он упал на колени и крикнул:

— Лорд Ксим, молю тебя оказать милосердие — моей королеве, как Вериасс оказал милосердие вашей. Не убивай ее, только оставь на ней знак.

Эверинн не знала, понял ли дронон — у Галлена не было транслятора. И повторила слова Галлена как можно громче.

Ксим, перескочив через Галлена, приблизился к ней, и его ротовые пальцы простучали:

— Я не стану щадить тарринку. Ты потеряла свое право на жизнь. — Перед Эверинн маячили гроздья фасеточных глаз, в каждом из которых отражалась она с поднятыми кулаками.

Ксим вскинул руки для смертельного удара — он, конечно же, думает, что Эверинн подчинится своей участи покорно, как подчинилась бы королева дрононов.

Эверинн с криком прыгнула вперед и треснула кулаком по правым глазам дронона. Ксим изогнулся, обхватил ее своими усами и швырнул о землю. В ушах у Эверинн загудело, и мир перекосился. Где-то вдали слышался голос Орика, зовущего ее по имени.


Галлен вскочил с коленей. Он не понял, что ответил Ксим на его просьбу, и потому до сих пор не вставал.

Ксим поднял боевую руку и обрушил ее на поверженную Эверинн. Раздался жуткий хруст; Орик горестно взревел, кинулся на Ксима и вцепился дронону в заднюю ногу, раздирая ее зубами.

Дронон подскочил, спасаясь от нежданного нападения, и кусок его панциря остался в зубах у Орика. Галлен увидел Эверинн, ее золотое платье, орошенное багряной кровью, и конвульсивно дергающуюся руку.

Орик снова взревел и кинулся в атаку, но Ксим, отступив, нанес руками режущий удар, раскромсав медведю правое плечо.

Орик взвыл и отскочил в сторону, а Ксим загудел крыльями и взлетел. Он неспешно плавал в воздухе, пока Орик бешено крутился на месте, пятная траву кровью и шерстью. Намерение дронона было понятно. Орик уже получил смертельную рану, и незачем было вступать в бой с медведем, который и так слабел с каждым мгновением.

— Сделай же что-нибудь! — крикнула Мэгги Галлену. — Спаси его!

Но Галлен знал, что по закону дрононов ничего не вправе предпринять. Если он попытается защитить Эверинн, его просто убьют, а ведь он обещал Вериассу клонировать Эверинн и когда-нибудь в будущем снова вызвать на бой Повелителей Роя.

— Нельзя, — крикнул он Мэгги и увидел в ее глазах ужас. Ему вспомнились предсказания Первичного Джаггета. Теперь, когда у дрононов есть ключи от ворот, они пройдут по Лабиринту Миров, подчинив себе все владения человека. Будущего не будет. Надо действовать сейчас.

Эверинн дрогнула и стала шарить рукой, пытаясь достать что-то из кармана. Галлен не мог понять, почему она еще жива. Флакончик с надеждой — вот что искала Эверинн. Он выпал из ее пальцев.

Если бы я был величайшим на свете воином, что бы я сделал? — подумал Галлен. Он закрыл глаза и попытался собраться с мыслями, но ничто не приходило ему на ум.

И тут Мэгги крикнула, скрестив на головой поднятые руки:

— Галлен, я — Золотая Королева!

Он впился в нее взглядом, лихорадочно размышляя. Вправе ли Мэгги бросить вызов дрононам? И что с ней будет даже в случае победы? Мэгги уже испытала на себе страшную власть вожатого. Знание, которое он насильственно вливал ей в мозг, чуть не лишило ее рассудка, а ведь это знание — ничто по сравнению с мощью омниразума. Надев манту Семарриты, Мэгги перестанет существовать. Манта не раздавит Мэгги, как сделал бы вожатый, но отнимет у нее личность.

Все надежды, все мысли и мечты Мэгги — словно слова, начертанные на песчаном берегу перед скорым приливом.

— Ты уверена? — спросил Галлен. В любом случае он обречет ее на гибель. Но Мэгги единственная из них работала под властью Повелителей Роя. И знала, чего будет стоить многим мирам их поражение.

— Прошу тебя! — ответила Мэгги.

Галлен оглянулся. Ксим снижался над ареной, намереваясь прикончить Орика. Галлен скрестил над головой руки:

— Этот мир наш! Все миры принадлежат нам! К вам прибыла Великая Королева. Преклонитесь перед нею или готовьтесь к бою!

Вокруг настала тишина, и десять тысяч воинов уставились на Галлена. Ксим, пролетев над Ориком, опустился перед человеком и защелкал что-то. Галлен, подойдя к телу Вериасса, выдернул у него из уха затычку транслятора и вставил в свое.

— Ты утверждаешь, что эта женщина — тоже королева? — спрашивал Ксим.

— Да. Она Золотая Королева мира, именуемого Тирглас. Все, кто знает ее, питают к ней обожание. Я Галлен О'Дэй, лорд-хранитель этого мира и ее защитник.

Золотые волосы Мэгги струились по плечам. Галлен помнил, с каким вожделением смотрели на нее мужчины там, в клерской гостинице.

В словах Галлена не было лжи.

И все же он боялся, что у них ничего не выйдет. Дрононы живут по строго заведенному порядку, по своему кодексу чести. Хорошо, если то, что он, Галлен, говорит, не расходится в этим порядком.

Ксима, очевидно, взволновал вызов Галлена. Покачивая головой и волоча за собой поврежденную ногу, дронон прошелся по кругу.

— Значит, у вас две Золотых Королевы и два лорда-хранителя? — в замешательстве спросил он.

— Да. Мы, люди, существа непрочные и находим, что одной пары недостаточно.

Ксим приостановился и вопросительно вскинул голову, задрав усы и наведя задние глаза на свою Золотую Королеву.

— Предоставляю это твоему суду, — произнес

он.

Золотая Королева внимательно оглядела Мэгги и Галлена.

— Она не тарринка, — изрекла Тлиткани, — и потому не может быть королевой среди людей.

— А разве вы принимаете вызовы только от самых выдающихся ульев своего королевства? — спросил Галлен. — Разве только те ваши королевы, что происходят из самых знатных родов, имеют привилегию сражаться за Право Наследования? Мы с Мэгги пришли из маленького мира, где ведут примитивный образ жизни. Мы не можем похвастаться своей родословной. О тарринах мы услыхали всего лишь неделю назад, но в своем мире Мэгги — королева из королев.

Золотая Королева, перестав шевелить усами, обдумала слова Галлена.

— В омниразуме не содержится никакой информации о вашем мире и вашей культуре, — сказала она наконец. — Я не нашла подтверждения твоим словам. Однако, выходя на бой с Ксимом, ты обретешь только смерть. Можешь сражаться.

Ксим подполз к Мэгги, шевеля усами. Он задрал на ней одежду, ощупал ей голову. Галлен не знал, есть ли на Мэгги шрамы. Он никогда не видел ее раздетой. И затаил дыхание. Но Ксим не обнаружил ничего, кроме нескольких родинок на спине. Во время осмотра Мэгги злобно смотрела на дронона, словно желая" вцепиться в его многочисленные глаза.

Закончив, Ксим сердито потряс крыльями:

— Наши личинки пожрут ваши трупы! Мы будем править вашей страной! Ваш улей подчинится нашему!

Галлен не помнил, что отвечал на это Вериасс, так что пришлось изобрести нечто новое.

— Врешь! — крикнул он, грозя кулаками. — Это я вышибу тебе мозги, а в черепе разведу цветочки!

Ксим молчал, озадаченный, как видно, столь нестандартным оскорблением. Воины вокруг арены загудели боевую песнь.

Ксим взлетел в вышину и описал круг над ареной. Галлен следил за ним, прикидывая, как бы ловчее с ним управиться. Вериасс выбрал тактику уверток и ударов ногами. Манта Галлена посылала в мозг картинки, показывая слабые места дронона.

Интересно, как поступит Ксим, если Галлен прибегнет к тактике высокого боя.

Ксим спикировал на Галлена, вытянув вперед боевые руки. Он метил низко, словно опасаясь, что Галлен уйдет в сторону. Однако Галлен подскочил и изо всех сил пнул дронона в голову, надеясь, что зазубренные руки его при этом не заденут.

Ксим несся вниз с огромной скоростью, и атака Галлена застала его врасплох. Его столкновение со стальным носком сапога возымело эффект, которого никак не ожидал Галлен.

Один ус сломался, и Ксим зарылся головой в землю. Галлен, перевернувшись в воздухе, упал на спину. Манта свалилась у него с головы и зацепилась за когти на задней ноге Ксима.

При столкновении одна из рук Ксима прошлась по ноге Галлена, разодрав ее. Рана обильно кровоточила, но перевязывать ее не было времени. Галлен поднялся навстречу Ксиму, однако тот зашумел крыльями и взлетел, унося с собой манту Галлена.

Всего лишь несколько секунд назад Галлен чувствовал себя уверенно и мыслил трезво. Убить дронона в схватке без оружия представлялось ему не только возможным, но и легким делом. Манта время от времени показывала ему слабые места в панцире — и вдруг вместо знания осталась зияющая пустота.

Галлен лихорадочно вспоминал, куда следует бить, воскрешая в уме фильмы о предыдущих боях Ксима.

Нога онемела, и Галлен переступил, стараясь не хромать.

Ему вспомнилось, что Ксим слывет непревзойденным тактиком. В своем первом бою с Вериассом дронон располосовал человека крылом с помощью отростка, который был бы бесполезен в битве с другим дрононом.

Теперь же Ксим вел бой, стараясь взять врага измором. Он сорвал манты и с Вериасса, и с Галлена, чтобы легче расправиться с ними.

С Галлена градом лился пот. Чего проще расправиться со слабым человеком. Будь я величайшим воином на свете, что бы я сделал?

Он собрался с мыслями, вернул себе былой покой. Он тяжело дышал, и во рту у него пересохло. Воины-дрононы громко гудели, а вверху шумели крылья Ксима. Люблю подраться, подумал Галлен. Все его чувства ожили, и энергия хлынула в него потоком.

Следя за Ксимом, жужжащим над ареной, Галлен сообразил: тот ведет бой, стараясь вымотать противника потому, что между дрононами другого боя просто и быть не может. С одного захода они выбивают противнику глаз, с другого отрывают крыло.

Ксим кружил под куполом, набирая скорость. Галлен знал, что враг медлит намеренно. Он знает о ране Галлена и ждет, когда человек ослабеет от потери крови.

Галлен не мог себе позволить вести подобный бой. Он уже проигрывал его.

Он закрыл глаза, сосредоточился, отрешившись от всех звуков. Хорошо было бы отрешиться и от боли в ноге. Внезапно Галлен уловил аромат цветов и воспрял духом. Мэгги открыла флакон с надеждой.

Галлен открыл глаза и посмотрел вверх. Ксим несся на него из-под купола, и солнце светило Галлену в глаза.

Внезапно Галлен понял, почему Вериасс потерпел поражение. Вериасс проводил бесчисленные опыты, вычисляя, сколько требуется силы, чтобы проломить панцирь дронона. Но проводил он эти опыты в статическом состоянии. Ему не пришло в голову вычислить, с какой силой дронон налетит на человеческий кулак, мчась со скоростью сто двадцать километров в час.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать