Жанр: Научная Фантастика » Бьерг Ниберг, Камп Де » Возвращение Конана (страница 12)


- В былые дни, - произнес он мечтательно, - этот район был местом схватки с купцами из Султанапура или из Канарии. Купцы сражались хорошо, море покраснело от крови, прежде чем мы взяли верх. Полагаю, пиратские корабли тоже могут оказаться подле нас.

Его влажные глаза продолжали осматривать горизонт. Внезапно взгляд киммерийца стал твердым, как у льва, увидевшего свою жертву, и варвар ударил рукой по борту.

- Рольф, мы не одиноки! Этот желтый парусник еще далеко, но в нем, несомненно, пираты. Надо опустить парус и подождать; они будут здесь через полчаса и возьмут нас на борт, если, конечно, захотят!

Конан терпеливо ждал приближения судна, внешне оставаясь спокойным и даже флегматичным.

Варвар упивался скрипом рангоутов и криками отдающего приказания боцмана. Желтый парус пылал в полуденном солнце. Черный флаг братства трепетал в воздухе. Конан и Рольф медленно подгребали к судну. На палубе толпились люди в разноцветных одеждах. Некоторые из них были в восточных тюрбанах, другие - в стальных шлемах. Многие были бритые. Грохот и шум стихли, холодные жестокие глаза пиратов изучали странников в лодке.

Небольшое суденышко пристало к борту корабля. Рука об руку Конан и Рольф взобрались на борт с легкостью бывалых моряков. И тотчас оказались в полукруге любопытных пиратов, засыпавших их вопросами. Конан узнал несколько человек, плававших когда-то под его началом.

Он прорычал:

- Ослы, вы что, не узнаете меня?! Ваша память так коротка, что вы не можете вспомнить мое имя, или, может быть, вы стали плохо видеть?!

Несколько человек в толпе побледнели, отступая назад; они узнали своего бывшего предводителя.

Один из пиратов прошептал:

- Призрак, клянусь Таримом! Эрлик, спаси нас! Это же наш старый капитан поднялся из могилы!

Пират, хотя и не был ветераном, с очевидным ужасом смотрел на Конана.

- Ты умер много лет назад, когда вампиры с Колкианских гор напали на тебя. Убирайся, дух, или мы все погибнем!

Конан весело рассмеялся, в приступе смеха хлопнул себя по бедрам, выхватил кинжал и с силой бросил в палубу. Тот глубоко вошел в дерево, и ручка его задрожала. Затем Конан вытащил оружие.

- Пришел ли ты в себя, Артус? - сказал он, давясь от смеха. - Может ли призрак оставить метку в доске? Подойди, человек, и я докажу тебе, что я живой, а если ты не поверишь, то я могу в доказательство пробить в придачу несколько голов. Я бежал и от вампиров, и от туранцев, а что случилось со мной потом - вам не интересно. Ну, признаешь ли ты меня теперь?!

Старый соратник Конана улыбнулся и бросился к нему. Люди, никогда не видевшие Конана, с любопытством рассматривали человека, о чьих подвигах до сих пор рассказывали легенды за кружкой вина по вечерам.

Внезапно чей-то голос прорезал шум:

- Что здесь происходит? Черт возьми! Кто это? Подойдите ближе!

Высокий человек, облаченный до пояса в светлую броню, стоял на капитанском мостике, опираясь на перила. Яркий красный платок был повязан вокруг его головы. Рваный шрам от глаза до подбородка обезображивал и без того некрасивое его лицо, длинное и узкое.

- Это Конан, капитан! - крикнул шкипер Артус. - Наш старый вожак вернулся!

Глаза пирата сузились при виде Конана. Злобный огонек зажегся в зрачках, когда капитан окинул взглядом бронзовую фигуру киммерийца. Он хотел что-то сказать, но Конан перебил его:

- Ты не очень-то рад видеть меня, Ванан? Вспоминаешь, как я пнул тебя, когда ты хотел прикарманить добычу. принадлежавшую всем? Теперь ты даже ухитрился стать капитаном? Плохи, значит, теперь дела у братства. Ну и времена!

Ванан, сплюнув, процедил:

- Вот что, варвар, я повешу тебя за пятки и буду жарить на огне! Здесь я капитан - и поэтому отдаю приказы!

- Что ж, может быть, но я до сих пор член братства, - возразил Конан.

Он вызывающе огляделся, никто не посмел возразить.

- Я требую удовлетворить мое право, согласно уставу братства. Каждый член братства, который захочет стать капитаном, может вызвать на дуэль своего противника.

И Конан выхватил кинжал. Это было грозное оружие с широким восемнадцатидюймовым лезвием, но ему было далеко до меча. Киммериец и Рольф бросили свои сабли, когда удирали от туранцев, так что это было единственное его оружие. Экипаж зашептался. Все знали, что по правилам дуэли Конан мог сражаться только тем оружием, которое у него было, тогда как Ванан мог выбирать. Кроме того, на Ванане была броня, что во много раз повышало его шансы на успех.

- Это безумие, Конан! - Артус схватил Конана за локоть. - Ванан изрубит тебя на куски. Я сам видел недавно, как он сражался сразу с тремя и всех их убил. Мы сами сместим его и выберем тебя капитаном. Все твои старые друзья будут с тобой.

Конан мотнул головой и прорычал:

- Экипаж наполовину состоит из новичков, не знающих меня, и не примет такое решение. Появятся различные партии, и наша сила ослабнет. Надо идти традиционным путем!

Моряки уже расчищали пространство вокруг мачты. Ванан подошел с улыбкой на жестоком лице, в руках он держал свой испытанный прямой меч. Это было оружие, сделанное великим мастером; его острые края постепенно сужались, заканчиваясь в одной точке - острой, как зуб остроги.

Конан крепко сжал кинжал и шагнул к мачте. Круг в шесть ярдов диаметром был уже готов. Правила схватка не отличались сложностью. Атаковать и сражаться противники должны только внутри круга. Дозволялась любая хитрость. Схватка продолжалась до смерти одного из противников - или прерывалась, когда один из участников дуэли был сильно ранен и не мог больше сражаться. В таком случае его просто выбрасывали за борт. Если один из участников выходил из круга, наблюдавшие

должны были втолкнуть его обратно.

Конан вошел в круг. Ванан мгновенно прыгнул вперед, рассекая воздух сильным, свистящим ударом. Но варвар был опытен; моментально отскочив, он в свою очередь сделал короткий выпад, от которого Ванан едва увернулся. После этого Ванан стал двигаться гораздо осторожнее, несмотря на то, что имел полное преимущество. Длина его оружия уравновешивала силу и рост противника. Он снова пошел во внезапную атаку, под . крики одобрения одних и проклятия других. Но молчаливый киммериец хладнокровно парировал удары и продолжал крутиться вокруг мачты. Конан игнорировал насмешки пиратского капитана и призывы зрителей сражаться до конца. Ванан попытался употребить хитрость. Конан и он оказались по одну сторону мачты. Могучим прыжком капитан рванулся вверх и в сторону, чтобы нанести удар по незащищенной голове Конана. Конан мгновенно среагировал: вместо того, чтобы отскочить назад, он бросился вперед. Лезвие Ванана рассекло воздух за спиной Конана, тогда как варвар по рукоятку всадил клинок кинжала в тело своего противника, пробив броню. Пират с проклятиями рухнул на палубу, захлебываясь в крови. Меч выпал из его руки. Конан нагнулся и, подняв труп, с размаху швырнул его в море. Подобрав меч, он окинул взглядом ряды пиратов.

- Кто теперь капитан, мои мальчики?!

Крики "Конан!" рассеяли всякие сомнения киммерийца. С минуту постоял он, наслаждаясь почестями, потом его громоподобный голос призвал к тишине.

- Моряки и гребцы, ребята! Там, на мачте, наблюдайте за морем! Король Ездигерд идет по моему следу. Но мы посмеемся над ним, клянусь Кромом!

Услышав об этом, экипаж проникся к Конану полным доверием. Многие помнили киммерийца по прежним подвигам. История этих подвигов передавалась из уст в уста.

Конан могучим прыжком очутился на мостике.

- За работу, курс на юго-восток!

Рулевой изменил направление. Желтый парус наполнился бризом. Корабль совершил изящный поворот. Судно, подгоняемое ветром, бежало "быстро, подобно оленю.

- Так ты думаешь, что я сумасшедший, Артус? Клянусь Кромом, Ездигерд думает то же самое!

Конан от души рассмеялся, сидя в кресле с бокалом вина в руках. Варвар сидел в каюте своего предшественника и был одет в его одежды. Алого цвета бриджи, сапоги цвета моря, желтая рубашка из вендийского шелка с широкими рукавами, разноцветный пояс на талии. Красная косынка была повязана вокруг его головы. Длинный кинжал с резной рукояткой торчал за поясом, обмотанный тряпкой.

Вместе с Конаном в каюте сидели Рольф и Артус. Нахмурившись, последний поставил свой бокал на стол.

- Конан, я знаю тебя много лет, но то, что ты делаешь - безумие. Зачем самим лезть в пасть туранцам? Ты можешь хотя бы в общих чертах рассказать, что замышляешь? Ездигерд приведет не менее двух больших галер. Я стар и трезв и достаточно много размышлял об этом. Что ты задумал?!

С внезапной серьезностью Конан поднялся и подошел к золоченому деревянному буфету. Открыв створку, он достал свиток пергамента, выложил его на столик и неторопливо развернул. Это была карта района, в котором они находились.

- Здесь находимся мы; Ездигерду потребуется четыре дня, чтобы достичь этого места. Туранские корабли плавают достаточно быстро. Учитывая их среднюю скорость, я высчитал, что сейчас они находятся тут, - он ткнул пальцем в карту. - При выбранном курсе и скорости движения мы встретимся с Ездигердом у архипелага Зулази.

- Что, Зулази?!. - Артус запнулся. - Это опасные воды. На карте не отмечены узкие проливы. Этого места избегает любой нормальный человек. Говорят, архипелаг часто посещают демоны и чудовища, а те моряки, что ступают на берег, никогда не возвращаются.

- Пустые бредни! - прорычал Конан. - Я две недели жил в северной части самого большого острова, когда однажды потерпел кораблекрушение. Там не было никого, кроме племени желтокожих дикарей - они хотели принести меня в жертву своему ящероподобному богу!

От этих страшных воспоминаний волосы у киммерийца встали дыбом. Конан не только выжил на земле дикарей, но еще и убил нескольких чудовищ, которые обитали на земле давным-давно, но каким-то чудом сумели дожить до наших дней и теперь терроризировали местное население. Конан не любил углубляться в свое бурное прошлое, только настоящее приковывало его внимание. Он стоял в полной тишине, разглядывал карту. Затем внезапным движением смахнул ее на пол и повернулся к друзьям.

- Ты прав, Артус! Эти проливы не нанесены на карту. Туранцы их не знают. В этом наше преимущество.

Мускулы играли на потных спинах рабов-гребцов. Весла ритмично подымались и опускались, неся громадные военные суда по волнам. Здоровенный надсмотрщик наблюдал за гребцами, держа в руках плеть; его кожа тоже лоснилась от пота. Плеть то и дело взвивалась в воздухе, словно жалящая кобра, оставляя следы на спинах гребцов. Рабов на туранских кораблях безжалостно наказывали и, пожалуй, нигде так жестоко с ними не обходились, как на флагманском корабле короля Ездигерда "Скимитар". Король возлежал на кушетке, стоявшей на корме под навесом, и держал в руке бокал с вином. На такой же кушетке, расположенной рядом, сидела госпожа Тэнери. Король выглядел мрачным. Его угрюмый вид не обещал окружающим ничего хорошего. Повернувшись к Тэнери, он произнес:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать