Жанр: Научная Фантастика » Бьерг Ниберг, Камп Де » Возвращение Конана (страница 19)


Ленг Чи продолжил рассказ:

- Они прошли в нескольких километрах к северу, через деревню Шелум. Их встретили с почетом, потому что они уничтожили банду грабителей, а сами вели себя мирно, не совершая грабежей и насилий. Поэтому жители деревни предостерегали их о Ях Чанге, но они не послушались и отправились в Пакчанг. Мы слышали, что они хотели поступить на службу к Ях Чангу. Он с притворной благосклонностью принял их, дал в их честь пир, во время которого отрубил голову командиру, а остальных заключил в подземелье.

- Почему он сделал это? - спросил Конан.

- Кажется, он хочет принести их в жертву во время великого подношения дьявольским силам.

- Что с ними сейчас?

- Они до сих пор ждут своей участи в подземной темнице.

- Откуда вы знаете все это?

- Любовница одного из телохранителей Ях Чанга убежала в Шелум, и от нее эта история стала известна нам.

- Князь Канг, - сказал Конан. - Расскажите-ка мне о вашем дворце, чтобы я не запутался.

Канг Сюн стал чертить линии на земляном полу хижины.

- Я не знаю, возможно, узурпатор перестроил внутренние помещения, но так было в мои дни. Здесь располагались главные ворота, дальше приемный зал...

Через несколько часов были выработаны последние детали плана. Канг Сюн поднял золотой бокал, наполненный янтарной жидкостью, и звенящим голосом провозгласил тост:

- За будущую славу великого Пакчанга, и пусть нога мстителя раздавит голову кровожадной гадине!

В ответ раздались восторженные крики. Конан поднял бокал вместе со всеми. Варвар испытывал легкое головокружение от сознания, что он почти достиг своей цели.

Пыль поднималась душными облаками по дороге, ведущей в Пакчанг. Сотни кхитайцев в голубых и коричневых одеждах спешили в город. Солнце сверкало на массивных беломраморных стенах Пакчанга. В воде, заполнявшей ров, отражались белые стены, коричневые холмы и голубое небо, и только стаи плавающих уток взмахами крыльев нарушали эту картину. Из-за стен виднелись многочисленные пагоды Пакчанга с их многоярусными крышами, покрытыми различных цветов глазированной черепицей, и углами, украшенными золотым орнаментом. Золотые львы и драконы увенчивали зубчатые углы больших ворот. Запыленные толпы крестьян стекались к главным воротам: большинство шли пешком, некоторые ехали на ослах. Солдаты Ях Чанга, опираясь на алебарды, следили за порядком. Там и здесь мелькали люди в церемониальных костюмах. Танцующий лев из Шелума выглядел особенно блестяще. Золотая маска сияла на солнце, которое отражалось в выпуклых глазах и свисающем языке царя зверей. Человек, скрывавшийся под маской, был необычайного роста и возвышался над головами самых высоких кхитайцев. Внутри города по извилистым улицам люди направлялись во дворец. Конан следил за происходящим через отверстия в львиной маске, морщась от едкого запаха кхитайского города и от звуков, резавших его слух. Грохот гонга, звон и топот наполняли воздух.

Следуя за толпой, варвар приблизился к другой стене - с большими воротами, распахнутыми настежь. Колонна разделялась, текла вдоль нефритовых решеток с резными драконами и соединялась с другой стороны. Они уже находились во дворце Ях Чанга, ранее принадлежавшего Кангу.

Громко крича и толкаясь, массы людей скапливались у столов, на которых слуги Ях Чанга расставили рис с приправами и рисовое вино. Многие были уже навеселе и громко орали песни. Вино лилось рекой, люди собирались около музыкантов, наигрывавших на лютнях жалобные мелодии.

Конан услышал голос Ленг Чи, шепнувшего ему на ухо:

- Танцы начнутся скоро. Не особенно старайся выиграть приз, так как судья требует, чтобы победитель снял маску...

Длинный каменный коридор был темен. Смертельная тишина царила в мрачных глубинах. Конан шел крадучись, подобно кошке из джунглей, избегая малейшего звука и держа в руке обнаженный меч. Он был одет в кхитайскую блузу и шелковые штаны, купленные у купца в пограничной деревне. Во время царившей во дворце суматохи никто не заметил исчезновения одного из львов. Теперь киммериец двигался в сердце вражеской твердыни. Все его чувства были крайне обострены. Не в первый раз Конан находился в темнице колдуна. Ужасные воспоминания теснились в его памяти. Но он с железным хладнокровием подавлял свой страх и продол-жал путь. Коридор разветвлялся. Одно из ответвлений вело вниз, причем было почти неосвещенным, - и Конан выбрал его. План замка до мелочей отпечатался в его мозгу.

Я Ла-ги, один из телохранителей Ях Чанга, сидел, развалившись, на скамье в подземной тюрьме. Настроение у него было не особенно веселое. Почему из всех людей именно его выбрали охранять этих западных неженок, в то время как наверху были красивые женщины и текло рекой вино?

Глупая затея колдуна - годами держать людей для жертвоприношений, когда за неделю можно набрать сколько угодно кхитайцев! Ворчание облегчило его душу, потом на ум стражнику пришла идея, что неплохо бы выпить вина. Он протянул руку к нише в стене, чтобы взять бутыль из своих тайных запасов, - и это было его последнее осознанное движение.

Десять стальных пальцев сдавили его горло, и он безжизненной массой свалился на пол. Конан смотрел на дело своих рук, жестоко улыбаясь. Как было приятно снова убивать врагов! Старые варварские инстинкты зажгли его кровь, и с губ слетело удовлетворенное рычание. Он убил так быстро и тихо, что никто из спавших пленников не проснулся. Конан подошел к трупу тюремщика, сорвал связку ключей с пояса и тут же начал подбирать ключ к ближайшей камере. Легкий звон металла разбудил пленника, заставив измученное тело напрячься. С губ заключенного сорвалось проклятие своему мучителю. Его удивлению не было

предела, когда он увидел, что дверь камеры отворяется. В мгновение ока пленник был на ногах, но остановился, когда при свете факела заметил меч в руке незнакомца. Жестом руки гигант призвал его молчать и кивком подозвал к себе. Глаза пленника широко раскрылись от удивления. Конан нахмурился, стараясь вспомнить знакомое лицо.

- Луко из Тошели?! Ты?!

- Да.

Их руки встретились в крепком пожатии. Затем пленник промолвил:

- Клянусь грудями Иштар, я меньше всего ожидал увидеть тебя, Конан! Ты вступил в соглашение со злым колдуном - или, быть может, прилетел на орле?

- Нет, Луко, - усмехнулся гигант. - Я здесь, чтобы наказать желтую шавку, но я пришел один и без армии. Надеюсь, что сумею выполнить свое дело. Когда-то мы вместе сражались наемниками, я помню, что ты неплохо владеешь мечом.

- Большинство узников отлично владеют мечами, - сказал Луко. - Мы только и ждем случая, чтобы испробовать наши лезвия на этих кхитайских бандитах.

- Ты имеешь шанс. Вот ключи от камер, возьми их и освободи своих людей. Коридор увешан оружием, так что будет чем снарядиться. Отомсти за свои страдания и освободи королеву Аквилонии! - Он улыбнулся пораженному Луко. Теперь ты знаешь, почему я здесь. Ты найдешь союзников и среди толпы во дворе. Действуй быстро!

Конан снова двинулся в путь, подобно охотящейся пантере. Луко начал освобождать друзей, и скоро уже все они были до зубов вооружены. .

- Клянусь Митрой! - прошептал Луко. - Варвар сошел с ума! Совершить такое путешествие, чтобы освободить женщину!

Но восхищение горело в его глазах, когда он смотрел в темную пасть коридора.

ГЛАВА 10. КОНЕЦ КОЛДУНА

Большой зал с высоким потолком открылся в конце сырого каменного коридора. Пыль на каменных плитах не была тронута человеческими следами. В воздухе стояла угрожающая тишина. Потолок скрывался во тьме. Конан осторожно направился к другому, выходившему из зала, коридору, как вдруг раздался грохот, сотрясший воздух; звук усиливался эхом от стен и сопровождался отвратительным визгом, от которого леденела кровь.

Рассекая воздух могучими крыльями, из тьмы ринулось сверхъестественное существо. Подобно нападающему ястребу, оно устремилось к Конану. Варвар бросился в сторону, еле успев избежать когтистых лап монстра. Меч в его руке описал дугу. Крылатое чудовище, потерпев неудачу, взмыло вверх. Одна его лапа, отсеченная по локоть, шлепнулась на пол, орошая плиты вонючей жидкостью. Монстр с ужасным криком снова ринулся на киммерийца. Конан стоял твердо. Он знал, что у него только один шанс уцелеть - поразить важнейший жизненный орган чудовища. Даже раненое, оно могло разорвать варвара на куски. Без сомнения, именно это существо унесло Зенобию месяцы назад. Монстр, распластав крылья, вновь устремился в атаку. В последний момент Конан увернулся от когтей уцелевшей лапы и вложил всю свою силу в великолепный удар. Лезвие разорвало черное тело, выйдя через спину. Захлебнувшись кровью, монстр упал. Конан выдернул меч и вытер его о тело чудовища. Потные волосы киммерийца, откинутые назад, были мокры от крови летающего убийцы.

Ужасный огонь неугасимо горел в глазах варвара, когда он шагнул к другому коридору; за спиной в луже коричневой крови лежало крылатое страшилище, устремив слепые мёртвые глаза в темноту, откуда оно пришло в этот мир.

Коридор, по которому шел Конан, был широк и прям. Через некоторое время в каменной стене он увидел дверь. Загадочные кхитайские иероглифы покрывали ее поверхность. Это, похоже, и был вход в туннель смерти, ведший в личные покои Ях Чанга. За дверью Конан найдет своего врага. Глаза варвара свирепо блеснули в темноте, а рука с огромной силой сжала рукоять меча. Внезапно вспыхнул яркий свет. Красное пламя поднималось от пола и адских стен. Его пляшущие языки достигли потолка, а затем устремились к Конану испепеляющей голубой струей. Лицо и руки варвара обдало нестерпимым жаром. Одежда начала тлеть. Пот заструился по лицу, Киммериец смахнул ладонью пот и неожиданно оцарапал кожу на лбу. Кольцо! Он опять забыл о нем. А ведь сейчас, пожалуй, самый подходящий миг, чтоб все могущество кольца противопоставить силе желтого колдуна!

Конан резко погрузил свою руку в пламя. Раздался грохот тысячи лопнувших струн. Пламя медленно опустилось на пол, звеня, как осколки битого стекла. Языки огня прекратили свою пляску. Конан прыгнул и ударил в дверь. Его рука с кольцом власти была поднята и вытянута вперед.

На холодном каменном алтаре лежало распростертое тело Зенобии. Ее руки были прикованы к алтарю, а от ног к кольцу в полу тянулась толстая цепь. Мучитель стоял подле стола, заваленного странными инструментами и свитками пергамента. Борода колдуна нечесаными клочьями торчала из-под капюшона. Потолок комнаты был столь высок, что Зенобия не видела его. В душе она едва не рыдала от отчаяния, но за все долгие месяцы плена, повинуясь жесткому самоконтролю, она не проронила ни слезинки. Зенобия ждала Конана, своего супруга, ее сердце горело желанием увидеть его. Ях Чанг как-то раз рассказал ей, что Конан в одиночку отправился искать ее. Теперь ее возлюбленный супруг мог лежать мертвым в Туранской степи или быть захваченным и убитым химелийскими горцами. Много сильных людей Востока. желали его смерти...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать