Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Возвращение в темноте (страница 14)


«Я хочу тебя...» — мелькнуло в ее угасавшем сознании, и через секунду она уже была мертва.

2

До вечера было еще далеко, а Кроукер уже чувствовал себя совершенно опустошенным. Сдав кровь на анализ для определения типа лимфоантигенов, он долго расспрашивал доктора Нигеля о том, в каком состоянии была доставлена в больницу Рейчел, а потом снова поднялся в палату к племяннице, чтобы хоть немного утешить Мэтти.

Выйдя, наконец, из больницы на примыкавшую к зданию автомобильную стоянку, он позвонил по сотовому телефону в свой офис на пристани и попросил отменить все выходы в океан на ближайшие недели. В свое время он получал неплохие деньги, работая после выхода в отставку на федералов. К тому же ему удалось весьма удачно разместить свои средства в различных банках и инвестиционных компаниях, так что теперь он мог совершенно спокойно на время забросить рыбную ловлю. Собственно говоря, он занимался этим делом не столько ради денег, сколько ради собственного удовольствия.

Не успел он повесить трубку, как раздался сигнал вызова.

— Алло!

В ответ ни звука. Впрочем, нет, Кроукер услышал чье-то дыхание.

— Лью? Это Мария.

Мария? На секунду он задумался, но потом вспомнил — та девушка, что была вместе с Бенни. Это она привела с собой Соню.

— Привет, Мария! Как поживаешь? — сказал Кроукер по-испански.

— Ты знаешь, где живет Соня?

— Да, мне она говорила.

— Нам нужно, чтобы ты сейчас приехал сюда, к ней. Нам? Кому это нам?

— Мария, что случилось? — Внезапно горло перехватило от дурного предчувствия. — Что случилось?

В ответ в трубке раздались приглушенные всхлипывания.

— Мария, ты сейчас у Сони? — невольно закричал Кроукер.

— Пожалуйста, — простонала Мария. — Скорее...

Кроукер уже бежал к своей машине.

Дорога до дома Сони, в обычное время занявшая бы у него полтора часа, была теперь проделана за час и пять минут. Благо, проливной дождь к тому моменту превратился в мелкую морось.

Кроукер несся на такой скорости, что чуть было не пропустил нужный поворот с оживленного шоссе на улицу, ведущую в тихий и благопристойный квартал, где жила Соня. Дождь совсем прекратился, и только яркие капли на листьях деревьев, на траве и цветах отражали горячие лучи тропического солнца. Он мчался мимо аккуратных небольших домиков. Их оштукатуренные фасады были выкрашены в нежные, светлые, преимущественно холодные тона. По обочинам густо росли баньяны вперемешку с цитрусовыми деревьями. Тщательно вымытая тропическим ливнем зелень деревьев нестерпимо ярко сверкала на солнце.

Черный армейский джип Бенни был виден издалека, и Кроукер без труда нашел дом Сони. Поставив свою машину рядом с автомобилем Бенни, он стремительно выскочил из-за руля. Джип был оснащен пуленепробиваемыми стеклами и замками, которые невозможно было взломать. Это могло бы показаться перебором, но только не для Бенни. Этого требовал его бизнес.

Стекло передней пассажирской двери было опущено, и Кроукер заметил, что внутри кто-то есть — Мария! Должно быть, она услышала его шаги, потому что повернулась к нему, на ее лице застыл страх.

Остановившись у открытого окна, он сказал:

— Ну вот, Мария, я здесь.

Не двигаясь и даже не моргая, она проговорила:

— Я позвонила Бенни, он тоже здесь...

— Мария, скажи мне, наконец, что случилось? Что-то с Соней?

Она долго не отвечала.

— Льюис! — Кроукер обернулся. Из-за дома вышел Бенни, стряхивая с себя грязь и прилипшие мокрые листья жасмина. Странно, что в таком дорогом и к тому же светлом костюме он ползал по земле, под кустами жасмина. Бенни подошел ближе, странное выражение его лица заставило Кроукера похолодеть от предчувствия непоправимого несчастья.

— Послушай, — спокойно произнес Бенни. — Поворачивай и уезжай отсюда. Зря Мария тебя вызвала...

— Что за дела, Бенни, черт побери! Да что тут происходит?

— Поезжай домой, — повторил Бенни. — Я не хочу втягивать тебя в это...

— Я уже втянут, — резко сказал Кроукер. — Ты втянул меня, когда познакомил с Соней!

— Весьма сожалею, Льюис, — по-испански пробормотал Бенни, не сводя взгляда с лица Кроукера.

— Да в чем дело? Скажи мне, что здесь происходит!

— Ничего хорошего. — Бенни незаметно сделал ему знак, и они отошли от машины, в которой все так же неподвижно и безмолвно сидела Мария.

— Сегодня, приблизительно в три часа дня Марии позвонила помощница Сони из ее дизайнерской фирмы и рассказала ей, что Соне позвонили из электрической компании и попросили ее приехать домой, чтобы монтеры могли исправить какие-то неполадки с проводкой. Приблизительно в половине первого Соня уехала с работы. Она должна была вернуться к трем, у нее были назначены переговоры, но так и не вернулась, и, что самое странное, не позвонила, хотя обещала это сделать. Помощница пыталась дозвониться до Сони, но безрезультатно — у нее дома никто не отвечал.

Взглянув через плечо Кроукера на Марию, неподвижно, как изваяние, сидящую в джипе, Бенни продолжил:

— Тогда она позвонила в эту самую электрическую компанию... А теперь слушай меня внимательно — они ничего не знают ни о неполадках с проводкой, ни о том, чтобы кто-нибудь из их компании посылал туда аварийную бригаду, не говоря уже о том, чтобы звонить ей на работу и просить срочно приехать домой.

Внутри у Кроукера все похолодело.

— Так ты проверил проводку? — едва слышно спросил он.

— Ну да, — кивнул Бенни, отряхивая брюки. — Кто-то перерезал провода там, где они входят в дом — причем очень профессионально, чисто, одним

движением.

— А ты не заметил там еще что-нибудь? Следы, какие-нибудь отпечатки? На сырой земле должны были остаться хоть какие-нибудь следы!

— Увы, ничего такого я не заметил...

— У тебя есть с собой изолента? — Кроукер мотнул головой в сторону машины Бенни.

Какое-то время Бенни молча глядел на Кроукера, потом быстрыми шагами направился к своей машине. Порывшись под водительским сиденьем, он вскоре вернулся с мотком черной изоленты.

Вдвоем они быстро обошли вокруг дома. Никаких отпечатков ног Кроукер не увидел, но в одном месте обнаружил какие-то непонятные параллельные линии на мокрой траве.

— Как ты думаешь, что бы это могло значить? Бенни пожал плечами.

Наконец они добрались до того места, где электропровода были перерезаны.

— Что-то не хочется мне соваться в пекло, не зная, что меня там ожидает, — пробормотал Кроукер.

Ловко орудуя поликарбонатными пальцами протеза, он тщательно соединил оголенные концы и замотал их изолентой.

Закончив работу, он с облегчением перевел дух:

— Пожалуй, нам стоит попытаться войти в дом. Как ты думаешь, мы сможем сделать это через парадный вход?

— Дверь закрыта, но это нам не помешает. — Бенни достал из кармана связку ключей. — Мария привезла с собой запасные ключи, которые ей на всякий случай дала сама Соня.

— Отлично. — Кроукер направился к входной двери. — Пойдем.

Однако Бенни, положив руку на плечо Кроукера, остановил его.

— Льюис, возможно, мы сейчас окажемся на месте преступления. Я не могу втягивать тебя в это.

Темные глаза Бенни были наполнены печалью.

— Мы же друзья, Бенни. К чему лишние слова?

— Ну хорошо, — сокрушенно покачал головой Бенни. Вместе они быстро пересекли лужайку, прошли мимо фонтана с чугунными изваяниями морских коньков и поднялись по ступенькам крыльца. Остановившись перед дверью, Кроукер спросил:

— Бенни, ты нашел замену утерянному в бою с акулой револьверу?

Тот молча вытащил из кобуры, висевшей под мышкой, точно такой же «смит-и-вессон» тридцать восьмого калибра и вручил Кроукеру ключи от входной двери.

Почувствовав, как перехватило горло, Кроукер так же молча открыл дверь. Бенни, не мешкая ни секунды, шагнул в полумрак дома. Кроукер услышал его мягкие шаги по ковровому покрытию коридора. Войдя в дом вслед за Бенни, Кроукер включил свет. Яркие тропические краски убранства гостиной на мгновение ошеломили его. В комнате было чисто прибрано и очень уютно, все вещи были на своих местах.

Сделав несколько шагов, Кроукер остановился, уставившись себе под ноги.

— Бенни, посмотри сюда. Видишь, следы от лужицы воды. Кто-то, должно быть, довольно долго стоял здесь, раз натекла целая лужица. Соня? Или кто-нибудь другой?

Бенни сопел, словно мощный двигатель на холостом ходу.

Осторожно двигаясь по дому, они включили повсюду свет.

За единственной запертой дверью оказались аккуратные стопки чистых полотенец и постельного белья, разобранного по цвету и рисунку. Они зашли в ванную комнату, потом — в комнату для гостей. Затем очередь дошла до спальни Сони. Заглянув в примыкавшую к ней ванную комнату, Бенни отрицательно покачал головой:

— Никого и ничего.

Обернувшись, Кроукер еще раз окинул взглядом кровать. На первый взгляд она казалась аккуратно прибранной, однако, тщательно приглядевшись, можно было заметить, что покрывало на ней как-то странно вытянуто, словно кто-то, лежа на кровати, пытался дотянуться до телефона, стоявшего на ночном столике.

Кроукер обошел кровать и внимательно стал разглядывать ковер.

Сзади подошел Бенни:

— Что ты там ищешь?

— Сам не знаю, — признался Кроукер, продолжая внимательно разглядывать ковер. Встав на колени, он подобрал маленький клок волос, застрявший в ворсе. Судя по длине и цвету волос, они принадлежали Соне. Похоже, они были вырваны с корнем.

Поднявшись с колен, Кроукер заметил, что из-под покрывала выглядывает уголок подушки, словно постель убирали второпях.

— Соня аккуратистка, не так ли, Бенни?

Тот молча кивнул. Казалось, он был загипнотизирован действиями Кроукера.

Стальным когтем он откинул покрывало с подушек — одна оказалась слегка смятой и лежала косо, на наволочке виднелось пятно от губной помады.

— Что за черт? — озадаченно спросил Бенни.

Приглядевшись, Кроукер заметил прилипшие к наволочке две реснички. Положив подушку на место, он внимательно еще раз оглядел спальню.

— Да где же она сама? — прошептал Бенни. Кроукер молча указал на дверь стенного шкафа. Держа револьвер наготове, Бенни распахнул дверь — ничего, кроме аккуратно развешенной одежды и столь же аккуратно расставленной обуви.

— Это ее машина? — спросил Кроукер, выглянув из окна.

— Да, стоит под навесом, — ответил Бенни. — Я проверил, это именно ее машина.

Заметив автоответчик, Кроукер стальным когтем щелкнул по клавише. Дважды звонившие просто вешали трубку, но третий оставил свое сообщение: «Дорогая, это Нестор. С нетерпением жду твоего утреннего визита. Я очень благодарен тебе за поддержку, но, ей-богу, не стоит приносить мне еду — я чувствую себя ужасно, и лучше мне уже никогда не станет. Впрочем, надо держаться до конца, так ведь? Люблю и жду тебя».



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать