Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Возвращение в темноте (страница 17)


— Значит, братья Бонита стали твоими клиентами, — задумчиво повторил Кроукер.

— Антонио и Хейтор занимаются грязным бизнесом и, поверь мне, делают это очень умело. Наркотики, торговля оружием, белыми рабами — вот их истинный бизнес в Южной Америке, хотя они гребут немало денег и от горнорудной компании, доставшейся им по наследству от матери. Медь, олово, литий, бериллий — они занимают одно из лидирующих мест на рынке этих металлов, и объем их торговли с США постоянно возрастает. Во всяком случае, за последние два года они открыли дочерние компании в Майами, Нью-Йорке и Вашингтоне.

— Округ Колумбия?

Бенни кивнул.

— Они даже торгуют металлами напрямую с правительством США. — Он взял курс на юго-восток. — Но торговля металлами утомляет братьев, они оба хотят жить ради своего удовольствия. Кое-кто в Южной Америке и даже из правительственных кругов периодически обращается к ним, чтобы убрать с дороги своих соперников, политических врагов, просто людей, которые слишком много знают.

— Ты знал об этом, когда брал их клиентами?

— Нет, но очень скоро узнал...

— То есть ты понял, что они — наемные убийцы?

— Если бы только это... — Бенни со злостью сплюнул за борт. — То-то и оно, Льюис. Антонио и Хейтор... как бы это сказать... У них весьма специфические пристрастия. Они не просто убивают людей, они стараются сделать это как можно изощреннее, потому что это доставляет им удовольствие... Обычно их жертвы просто исчезают. После того как братья вдоволь позабавятся с несчастными, они расчленяют их тела и продают внутренние органы тому, кто больше предложит, — это может быть министр правительства какой-нибудь южноамериканской страны или член его семьи, или его близкий друг, или политический союзник... Ну, ты понимаешь меня. — Бенни взглянул на Кроукера. — Вот таким грязным способом эти нечестивцы приобретают нечто гораздо большее, чем просто капитал, — они получают такую власть, какая нам с тобой и не снилась! — Он кисло улыбнулся. — Они получают власть над людьми, над их телами и душами. Они получают все, что ни пожелают, стоит им только заикнуться об этом. В Южной Америке их почитают, как богов, хотя своей жестокостью эти двое превзошли всех богов.

Бенни обогнул бакен.

— А теперь они переместили поле своей деятельности сюда, в США. Понимаешь, Льюис? Они убили Соню и забрали ее тело. Как ты думаешь, зачем они это сделали?

Кроукер молчал, глядя на сияющие вдали огни города. Если Бенни прав, то братья Бонита забрали ее тело, чтобы продать внутренние органы. Что, если это правда? На мгновение его захлестнул ужас, и в ту же минуту он вдруг подумал, что у них должна быть здоровая почка, которая могла бы спасти Рейчел. Неужели во Флориде существует черный рынок человеческих органов? Внезапно ему стало стыдно за эти, как ему показалось, омерзительные мысли. Отец всегда говорил ему, что отчаяние легко доводит человека до преступного компромисса. То, что Антонио и Хейтор сделали с Соней, само по себе было ужасно, но первая реакция Кроукера оказалась не менее ужасной. Он почувствовал себя низким человеком, недостойным быть защитником Рейчел. И в эту минуту в его сердце родилась глубокая ненависть к братьям Бонита, которые заставили его, пусть даже на мгновение, забыть об их злодеянии и подумать о возможности урвать кусок от их добычи. Такого Кроукер простить не мог — это было для него равносильно личному оскорблению.

Воцарилось неловкое молчание. В ночном воздухе, казалось, витал злобный призрак братьев Бонита, которые, по словам Бенни, обладали сверхъестественными способностями.

Помолчав, Кроукер спросил неожиданно мягко:

— Бенни, а что случилось с твоей сестрой Розой?

Бенни заскрежетал зубами.

— Пять лет назад я вел исключительно сложные переговоры с одной американской компанией по поводу продажи их доли на рынке руд и металлов братьям Бонита. Для братьев это означало моментальный выход на рынок США. Они просили меня любой ценой уговорить компанию продать эту долю. Я старался изо всех сил, но тому негодяю из американской компании было прекрасно известно, насколько желанной для братьев была эта сделка, и он ни за что не соглашался на предлагаемые условия. В один прекрасный вечер он столкнулся с братьями в каком-то клубе и публично посмеялся над ними. Бог свидетель, они пришли в ярость.

Бенни на полной скорости заложил такой крутой поворот, что за кормой веером взметнулась белая от пены вода.

— Но убить его они не могли, потому что тогда бы уже никогда не получили того, чего так сильно желали. Но им было необходимо выместить на ком-то свою ненависть. И они обрушились на меня.

Ветер раздувал ветровку Бенни, делая его похожим со спины на странную черепаху в мягком панцире.

— Я не выполнил своего обещания, это была моя профессиональная ошибка. Если бы я не допустил ее, то и публичного скандала не случилось бы. Так они мне говорили. Они наняли меня для выполнения определенной работы, а я их подвел. — На мгновение он закрыл глаза, а когда вновь открыл их, в них стояли жгучие слезы. Он с такой силой сжал руль, что побелели косточки на руках. — И тогда они забрали мою сестру, мою Розу. Надругавшись над ней, они отрезали ей голову и прислали в мой офис, чтобы я навсегда запомнил их урок.

Стоя рядом с Бенни, Кроукер чувствовал, как его бьет дрожь.

— А что было потом? — тихо спросил Кроукер.

В ответ Бенни жутковато рассмеялся. К этому времени они уже были в Атлантике. Волны становились выше, крепчал соленый ветер.

— А ты как думаешь? Мне удалось-таки совершить вожделенную сделку. Я выполнил свои обязательства перед братьями. Я все сумел сделать так, как должен был сделать сразу, с самого начала. Так они мне сказали. — Он горестно покачал головой. — Потом, спустя

три недели после окончательного оформления сделки, они вытащили того парня прямо из постели и мучили его больше суток... Теперь его сердце бьется в груди президента Аргентины, а печень пересажена брату министра финансов Бразилии. Так они заставили его расплатиться за упрямство и нанесенное им публичное оскорбление. Бог свидетель, мы с ним оба расплатились за то, что связались с этими чудовищами.

— Но ведь с тех пор прошло уже пять лет, Бенни, — сказал Кроукер, засовывая замерзшую руку в карман ветровки. — Почему они появились вновь и расправились с Соней?

— У них долгая память... А я-то думал, что окончательно расквитался с ними и они больше никогда не вернутся в мою жизнь... Видно, я опять ошибся.

Лодка неслась вперед на полной скорости, подпрыгивая на гребнях волн так высоко, что у Кроукера клацали зубы. Бенни резко повернулся к нему.

— А знаешь, что гнетет меня и пожирает изнутри, Льюис? Ведь Антонио и Хейтор были тогда абсолютно правы. Пять лет назад в глубине души я не стремился к успешному завершению той сделки. Я действительно тогда не выложился по максимуму, я просто хотел как можно скорее отделаться от них. Однако я не сумел предвидеть всех последствий. Я был уверен, что уж кто-кто, а я-то сумею их перехитрить. — Он ударил себя кулаком в грудь. — Это я убил Розу! Я так же виноват в ее гибели, как и ее убийцы! — Он отвернулся от Кроукера. — Теперь ты понимаешь, что может произойти, когда ты молод и уверен, что знаешь ответы на все вопросы? Очень быстро ты начинаешь понимать, что не только не знаешь ответов, но и понятия не имеешь, каковы сами вопросы.

Рука, лежавшая на дросселе, плавно опустилась, и лодка замедлила ход. Двигатель недовольно заворчал на низких оборотах.

— Вот мы и на месте, — сказал Бенни, передавая Кроукеру руль. Потом он вынул дорожную сумку и открыл ее.

— Заглуши двигатель, — помолчав, сказал он.

Кроукер повиновался. Наступила полная тишина, слышался лишь тихий шорох волн. Они были одни в открытом океане. Земля виднелась узкой светлой полоской где-то далеко на западе, у самой линии горизонта.

— Теперь наступает очень важный момент, — сказал Бенни. — Прошу тебя сосредоточиться.

Наклонившись, он обмакнул руку в маленький глиняный горшок и помазал чем-то черным лоб, щеки и подбородок Кроукера. Потом он сделал то же самое со своим лицом.

— Что это ты делаешь, Бенни?

— Тс-с-с... — Бенни приложил палец к губам. — Сейчас мы попрощаемся с Соней.

— Ничего себе. — Кроукер выпучил глаза. — Вот как ты представляешь себе погребальную церемонию?!

— Нет, не я, — спокойно ответил Бенни. — Мой дедушка.

Он вынул голову Сони, замотанную в полотенца.

— Приступим. Теперь наши лица покрыты сажей, и злые духи не смогут узнать нас и утащить за собой, пока мы будем прощаться с душой Сони, которой предстоит долгий путь в иной мир.

— Бенни... — начал было Кроукер.

— Нет! Помолчи! — зашипел тот. — От своего деда я унаследовал нечто сокровенное, священное. Он был настоящим целителем и понимал гораздо больше нас с тобой. Когда мы будем прощаться с душой Сони, мы станем уязвимыми для могучих сил, не поддающихся человеческому контролю и пониманию. — Он пристально посмотрел на Кроукера. — Это правда, Льюис... Ты готов?

— Готов! — кивнул Кроукер.

Лицо Бенни, покрытое черными полосами сажи, казалось ему странным и совсем незнакомым. Проведя ладонью по своему лицу, Кроукер подумал, не произошли ли и с ним такие же перемены.

Из той же дорожной сумки Бенни извлек небольшую железную жаровню.

— Послушай меня, Льюис. Наш мир состоит из трех вещей. Закон природы, который не имеет ничего общего с законами человеческого общества, — это первый компонент. Второй — энергия и третий — сознание.

Именно сознание делает нас с тобой разумными существами. В отличие от животных мы, люди, умеем мыслить. Животные же руководствуются исключительно своими инстинктами. У людей тоже есть инстинкты, но есть и сознание. В чем-то это хорошо — люди делают изобретения, двигают прогресс. Но зачастую сознание подавляет наши инстинкты, а это очень скверно, амиго.

— Удивительно, — сказал Кроукер, — не предполагал в тебе склонности к оккультизму.

— Очевидно, ты полагаешь, что это комплимент? — хмыкнул Бенни.

Разговаривая с Кроукером, он смешивал какие-то порошки из пластиковых флаконов. Потом он добавил что-то похожее на высушенные листья и маленькие веточки и тщательно размешал все это на дне жаровни. Отвернувшись от сильного ветра, он поджег полученную смесь и знаком велел Кроукеру присесть на корточки так, чтобы жаровня оказалась между ними. Кроукер увидел, как Бенни, раздувая ноздри, стал глубоко вдыхать дым от жаровни, и последовал его примеру. Сделав первый вдох, он ощутил сильный запах мяты, можжевельника, апельсина и еще много других, незнакомых запахов, резких и жгучих, словно перец «чили». Он сделал еще несколько глубоких вдохов, и глаза его сами собой закрылись. Продолжая вдыхать ароматный дым, он почувствовал, как его тело стало тяжелеть, словно усилилась сила земного тяготения. Потом у него слегка закружилась голова, и ему внезапно показалось, что невидимая нить, связывавшая его с землей, оборвалась и его тело взлетело в воздух и стало парить в теплых восходящих потоках воздуха, совсем как это делают бакланы.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать