Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Возвращение в темноте (страница 20)


3

Было уже довольно поздно, десятый час. Дорога от дома Бенни до больницы, где лежала Рейчел, заняла почти полтора часа.

Когда он поднялся в отделение диализа, Мэтти спала. Медсестры разрешили ей прилечь в свободной палате. Кроукер на цыпочках пробрался мимо нее в палату Рейчел. По пути он столкнулся с дежурной медсестрой и спросил ее о состоянии племянницы. Услышав, что ничего не изменилось, он не знал, радоваться ему или огорчаться. Наверное, если не ожидать чуда, это было лучшее, на что они могли надеяться.

Рейчел лежала все в том же положении, в каком он оставил ее утром, — на спине, без сознания, вся обвитая таким множеством пластиковых трубочек, что казалась каким-то получеловеком-полумашиной. Глубокие тени залегли на ее лице, и у Кроукера сжалось сердце от отчаяния. Она уходила от него навсегда... Должен же быть какой-то способ достать для нее здоровую почку!

Присаживаясь на край ее постели, он вдруг почувствовал, что весь дрожит. Он осторожно взял ее руку в свою, словно пытаясь согреть ее своим теплом. В этот момент ему показалось, что воспоминания о Соне смешались в его мозгу с тревогой за племянницу, словно обе их души были теперь где-то по другую сторону реальности, непостижимым образом связанные друг с другом.

Он достал из кармана камень духов, который подарил ему Бенни. В слабом свете ламп его темно-зеленая поверхность казалась матовой. В нерешительности Кроукер повертел его в пальцах. Ему казалось, что по внешнему виду камень ничем не отличается от тех бесчисленных сотен и тысяч камней, которые можно найти на побережье.

Тем не менее он все Же осторожно положил его на грудь Рейчел поверх белой простыни, которой она была прикрыта. Он с надеждой искал в лице девочки признаки возвращающейся жизни, но тщетно — не произошло ровным счетом ничего. Все так же чуть слышно работали контрольные мониторы, тихо гудела машина диализа, мерно падали капли лекарственного раствора в капельницах. Сидя совершенно неподвижно, Кроукер ждал, и ему казалось, что прошла уже целая вечность, но Рейчел не выходила из комы. Отчаявшись, он протянул руку, чтобы забрать камень духов, но тут же, вскрикнув, отдернул ее — камень был горячий!

— Кто здесь?

Кроукер вздрогнул, словно его укололи иглой.

— Рейчел? — Он склонился над ее постелью.

Она открыла глаза, и он увидел, что они у нее действительно небесно-голубого цвета.

— Кто вы?

— Я твой дядя Лью, брат твоей мамы. — Он подвинулся ближе, чтобы она могла разглядеть его. — Мама рядом, в соседней палате. Позвать ее?

— Нет!

Она произнесла это слово шепотом, но Кроукер застыл на месте, словно она закричала во весь голос. Она изо всех сил вцепилась в его правую руку, стараясь удержать возле себя.

— Боже... дядя Лью, а я думала... я думала, ты мне снишься. — Она попыталась улыбнуться, но у нее ничего не получилось. — Ты был на белом коне, в сияющих доспехах.

Он ободряюще улыбнулся:

— Мы же во Флориде, дорогая, а тут слишком жарко, чтобы надевать на себя доспехи. Но я тебе не снюсь, я действительно тут, рядом с тобой.

Она еще крепче сжала его руку.

— Как хорошо, что ты здесь...

— Рейчел, милая, позволь мне позвать маму, ведь она так волнуется за тебя, ей очень хочется поговорить с тобой.

— Я не хочу разговаривать с ней, — неожиданно твердо произнесла Рейчел, глядя на Кроукера ледяными голубыми глазами.

— Тогда я позову доктора, нужно сказать, что ты пришла в себя.

— Прошу тебя, дядя Лью... ты позовешь их через минуту, а пока просто побудь со мной.

Он знал, что поступает неправильно. Во всяком случае, нужно было позвать хотя бы Дженни Марш. Но он не мог отказать Рейчел, своей единственной племяннице, которую он много лет заочно любил. Кроме того, как истинный детектив, он не мог упустить случай получить ответы хотя бы на некоторые вопросы.

— Рейчи, что с тобой случилось?

— Что это за трубочки?... — прошептала она.

— Ты в больнице. Очевидно, ты наглоталась какой-то гадости.

— Ты совсем не такой, как мама, — слегка удивленно прошептала она. — Она и понятия не имеет, что я балуюсь наркотиками.

Внезапно ее губы задрожали, и глаза медленно закрылись.

— Рейчел! — Кроукер прижал к ее груди горячий камень духов.

Она открыла глаза:

— Все в порядке, дядя Лью.

Мониторы подтверждали стабильное сердцебиение и кровяное давление. Кончиком языка она провела по растрескавшимся губам.

— Принеси мне, пожалуйста, попить. Что-нибудь вроде диетической колы. Я так хочу пить...

— Жидкость поступает в твой организм по этим трубкам. Боюсь, сейчас тебе нельзя ничего пить. Может, доктор разрешит тебе попить после того, как осмотрит тебя.

Ледяные голубые глаза вопросительно уставились на него.

— Что произошло между тобой и мамой?

— Хорошо, я расскажу тебе об этом, если ты мне скажешь, где взяла ту дрянь, которая довела тебя до такого состояния, — сказал проснувшийся в Кроукере детектив.

— Я уже играла в такие игры.

— Какие игры?

— Я покажу тебе свое, если ты покажешь мне свое.

Неужели эта пятнадцатилетняя девочка уже знает на практике, что такое секс? Впрочем, теперь столь юный возраст уже не считался помехой для начала половой жизни. Кроукер подавил в себе желание задать вопрос напрямую, оставив это для Мэтти, и улыбнулся.

— Я тоже пару раз играл в такую игру.

— И как тебе?

Кроукер озадаченно помолчал, не зная, как расценивать такой вопрос из уст пятнадцатилетней девочки.

— Не знаю, — пробормотал он. —

Так ты согласна на мои условия?

— Да, рассказывай ты первым.

Кроукер стоял у ее постели, держа в своей ладони ее руку.

— Мы с твоей мамой... — Он замолчал, не зная, что сказать. — Понимаешь, мы с ней как кошка с собакой, во всяком случае, иногда. Она называет белым то, что мне кажется черным, и мы с ней готовы спорить до хрипоты по любому поводу.

— Ты стараешься запудрить мне мозги, — сказала Рейчел. — Не надо, дядя Лью.

И тогда он рассказал о ее гнусном отце, сколько счел возможным, рассказал он и о том, что именно Дональд сумел возвести стену между Мэтти и ее семьей. На самом деле он не рассказывал ей и половины всей правды, но он был уверен, что и этого было более чем достаточно для нее.

— Родители, как кошки, — вздохнула Рейчел. — Никогда не знаешь, что у них на уме. Когда мы с мамой разговариваем, она кажется мне такой простой и понятной, но когда речь заходит о ней и ее взаимоотношениях с отцом, она становится непроницаемой и не хочет говорить мне правду.

— А может, родители и не должны быть такими уж понятными для своих детей? — неожиданно для себя возразил Кроукер.

— Одна мысль сводит меня с ума: неужели мой отец ушел от мамы из-за меня? — с обезоруживающей детской простотой сказала Рейчел.

От неожиданности Кроукер вытаращил глаза.

— С чего это пришло тебе в голову, детка? Их разрыв не имеет никакого отношения лично к тебе.

— В нашей семье все люди почему-то уходят — ты, мой отец... И только я никуда не ухожу.

— Но это не совсем так!

— Все оставляют меня. — В ее глазах появились слезы. — После развода отец ни разу не пришел навестить меня. Значит, он ушел из семьи из-за меня?

«Чтоб ты в гробу перевернулся тысячу раз, Дональд!» — зло подумал Кроукер.

— А мама... Она так преувеличенно участлива...

Что-то в голосе Рейчел не понравилось ему, и он спросил:

— Что происходит между тобой и матерью?

— Скорее, что не происходит между нами....

— Что ты имеешь в виду?

— Она хочет получать от меня только такие ответы, какие ее полностью устраивали бы, она задает совсем не те вопросы, которые нужно задавать... она не имеет никакого понятия о том, что со мной происходит.

— Так что же с тобой случилось, Рейчел?

Она молча сжала зубы. Ледяной взгляд голубых глаз пронизывал Кроукера насквозь. Льюис понял, что эта девочка прекрасно умеет настраивать против себя даже близких, любящих ее людей. Эта опасная способность могла привести к самоуничтожению личности. Может, именно эта черта характера привела ее к опасной грани между жизнью и смертью, на которой она сейчас находилась?

— Ну хорошо, я рассказал тебе то, что ты хотела знать, — сказал он. — А теперь твоя очередь рассказывать. Где ты взяла эту дурь?

Рейчел повернула голову к стене.

— Милая...

Она высвободила свою руку из его ладони. Такое поведение было ему знакомо. Кого она хотела защитить?

— Рейчел, ты же обещала!

— Ничего я не обещала.

— А как же правила игры?...

— Ты ничего не понимаешь в играх. — В ее голосе прозвучало столько яда, что он невольно отшатнулся. — Я же не сплюнула!

— Что?!

— Если я не сплюнула, принимая твои условия, значит, я не взяла на себя никаких обязательств перед тобой. Каждому кретину это известно!

— Только не мне, — парировал Кроукер. — К тому же ты не в том состоянии, чтобы плеваться.

Ответ понравился Рейчел, она приглушенно засмеялась. Но все же не повернула головы в сторону Кроукера.

Он уже начинал сердиться. Нужно было во что бы то ни стало найти ключик и пробраться сквозь колючий забор, который Рейчел столь внезапно возвела между ними.

— Рейчел, послушай, я тебе не враг. Всего минуту назад я был единственным человеком, с которым ты хотела говорить. Почему ты отгородилась от меня? Что случилось?

В комнате воцарилось молчание, нарушаемое лишь монотонным попискиванием мониторов и тихим гудением искусственной почки.

— Все равно ты не поймешь, — прошептала она, наконец. — Никто меня не поймет...

Она снова повернулась к нему лицом, и Кроукер увидел, что она плачет.

— Я совсем раздавлена, разбита, — всхлипнула она. — Дядя Лью, я умру.

Кроукер вытер ей слезы рукавом рубашки.

— Нет, милая.

— Понимаешь, я должна знать наверняка.

Он поцеловал ее влажный лоб.

— Ты не умрешь.

— Понимаешь, если я действительно умру, мне надо к этому подготовиться...

— Милая, я же сказал тебе. — Он поцеловал ее щеки.

Ее рука снова сжала руку Кроукера.

— Если я умру, мне надо повидать Гидеон.

— Кто такой этот Гидеон?

Внезапно глаза Рейчел широко раскрылись, и все тело свело судорогой. Тревожно загудели контрольные мониторы, и Кроукер стал громко звать дежурную медсестру.

— Дядя Лью, о Боже!...

Кроукер прочел в ее глазах столько боли и ужаса, что совершенно растерялся. Казалось, ее боль пронзила его тело тысячами стеклянных осколков.

Он инстинктивно обнял ее, словно хотел собой заслонить девочку от всех бед, спасти ей жизнь.

— Держись, Рейчел! Держись!

Кроукер взял камень духов и спрятал в карман.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать