Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Возвращение в темноте (страница 29)


— Вы так уверены в себе?

— Некоторые события в жизни человека являются неизбежными.

Майер протянул Кроукеру руку и сказал с неожиданной искренностью:

— Передаю «мустанг» в ваши руки без всяких лишних слов. Уверен, вы получите огромное удовольствие, сэр!

Вернувшись на стоянку рядом с больницей, Кроукер высадил адвоката и подождал, пока тот пересядет в свой «линкольн» цвета зеленый металлик, который был так популярен во Флориде, и уедет. Потом Кроукер открыл бардачок. Там он нашел документы на машину, они действительно были оформлены на его имя, были указаны даже его адрес и номер социальной страховки. Похоже, эти люди знали о нем все... Предыдущим владельцем «мустанга» значился Марсель Рохас Диего Майер. И нигде никакого упоминания имени таинственного клиента Майера.

Поднявшись в отделение интенсивного диализа, он зашел в палату к Рейчел. Там уже сидела Мэтти. Увидев Кроукера, она печально покачала головой — никаких изменений... Он увидел смертельный страх в глазах сестры, и у него перевернулось сердце.

Он поискал Дженни Марш, но медсестра сказала ему, что доктор Марш большую часть дня проведет в операционной. Значит, ему придется ждать вечера, когда у них был назначен ужин.

Он снова зашел в палату к Рейчел и долго глядел на нее, полумертвую-полуживую. В палате, кроме Мэтти, оказался некий солидного вида седой мужчина со старомодной тонкой полоской усов над верхней губой. Мужчина обернулся к Кроукеру и коротко кивнул. Мэтти представила его как доктора Рональда Стански, их с Рейчел семейного врача.

Мужчины пожали друг другу руки.

— Я только что говорил миссис Дьюк, что имею определенные связи в Объединенной сети трансплантатов, — вполголоса, словно боясь разбудить Рейчел, проговорил он. — Возможно, мне удастся что-то сделать...

— Это было бы чудесно, — сказал Кроукер. — Но у меня сложилось такое впечатление, что правила этой организации священны и нерушимы.

— Да, это действительно так. — На докторе Стански был дорогой костюм в тропическом стиле, аккуратно выглаженная белая сорочка, темный консервативный галстук. В целом он производил впечатление сотрудника похоронного бюро. — Я не имел в виду, что стоит только позвонить туда, и мне моментально предложат донорскую почку. Боже упаси, нет! — Он машинально пригладил усики. — Но, знаете, друзья всегда остаются друзьями, и я не сомневаюсь, что они сделают все, что от них зависит.

Он пожал руку Мэтти.

— Не теряйте надежды, — прошептал он ей.

Кроукер слегка тронул Стански за плечо.

— Не могли бы мы с вами поговорить в коридоре, доктор?

— Да, конечно, — торопливо ответил Стански.

Кроукер ободряюще улыбнулся Мэтти и вышел вслед за доктором из палаты.

Очутившись в коридоре, он сказал:

— Доктор Стански, моя сестра говорит, что вы проводили полное медицинское обследование Рейчел полгода назад.

— Да, это правда.

Теперь, когда Мэтти не видела их, подобострастие Стански испарилось, словно иней на солнце, сменившись деланным спокойствием человека, не знающего, как себя вести в незнакомых обстоятельствах.

— И что?

Казалось, доктор Стански сожалел о своем драгоценном времени, которое он был вынужден тратить на бесполезные разговоры с Кроукером.

— Она обратилась ко мне за справкой, которую от нее требовали в школе. Она ни на что не жаловалась.

Он замолчал, и Кроукер сказал:

— Я внимательно слушаю вас, продолжайте.

Доктор Стански картинно развел холеные руки с маникюром.

— Все анализы были в полном порядке.

Кроукер с сомнением покачал головой:

— Доктор, я бы хотел узнать у вас кое-что. Как получилось, что ваши тесты не показали, что Рейчел курит марихуану, нюхает кокаин и принимает галлюциногены?

— Да, я знаю, что когда-то вы служили детективом в полиции Нью-Йорка, — зевнув, ответил доктор Стански. Кроукер подумал, что этому равнодушию, о которое разбиваются все человеческие чувства, его научили в медицинском колледже так же, как анатомии, цитологии и прочим наукам. — К чему задавать вопрос, ответ на который уже известен?

— Я хотел услышать это от вас.

Доктор Стански был явно раздражен.

— Ничего не стоит обмануть врача во время обычного осмотра. — Он помахал перед носом Кроукера указательным пальцем, словно перед ним был непослушный ученик. — Такое происходит повсеместно и каждый день. Это, конечно, ужасно, но это факт.

— Надеюсь, вы понимаете, что теперь она стала наркоманкой.

Слова Кроукера были встречены ледяным молчанием. Скорее сам Бог сознается, что допустил какую-то оплошность в процессе создания человека, чем врач признает свою ошибку.

— Спасибо, доктор. Я очень благодарен вам за вашу откровенность.

Приняв иронию за извинение, доктор Стански поджал губы и милостиво кивнул.

Вернувшись в палату к Рейчел, Кроукер перебросился с Мэтти несколькими фразами. Ему очень хотелось рассказать ей о разговоре с таинственным адвокатом Майером, но у него не хватило духу. Было бы слишком жестоко понапрасну обнадеживать ее. А вдруг все это окажется грандиозным мошенничеством? Он все же сказал ей, что пытается с помощью влиятельных друзей достать для Рейчел донорскую почку. Это было, конечно, не совсем правдой, но и не совсем ложью.

Выйдя из больницы, Кроукер задумался над тем, где он будет ночевать. Возвращаться к себе домой было очень далеко, а при одной мысли, что придется снова провести ночь в доме у Мэтти, в этих роскошных апартаментах, ему становилось не по себе.

Такие дома были не для него.

Сунув руку в карман, он вдруг нащупал ключи от дома Сони. Судя по всему, он забыл отдать их Бенни.

Раздумывая, не переночевать ли в доме Сони, Кроукер пересек стоянку и, открыв багажник своей машины, достал из тайника небольшой чемоданчик с портативным компьютером. Подсоединив к нему сотовый телефон, он через модем обратился к полицейской базе данных по городскому транспорту. Для этого он воспользовался личным кодом своего друга, детектива Роки Сагуаса. Получив доступ, Кроукер набрал лицензионный номер «линкольна» Майера. Система зависла, что было довольно типично. При помощи того же кода Кроукер переключился на телефонную базу данных и ввел номер телефона друга Сони, Нестора. Через секунду на экране высветились адрес Нестора и его полное имя. Оказалось, он жил недалеко от Сони. Кроукер спрятал компьютер на прежнее место и отправился в путь.

Кроукеру, принявшему утром душ, теперь мучительно хотелось переодеться — он уже двое суток не менял ни белья, ни одежды. Заехав по дороге в недорогой супермаркет, он купил несколько комплектов нижнего белья, две пары легких брюк и полдюжины футболок и рубашек с короткими рукавами. Переодевшись в свежее белье и одежду прямо тут же, в туалете магазина, он вышел на улицу и нос к носу столкнулся с Рейфом Рубиннетом, владельцем бара «Акула».

— Эй, дружище!

Все головы обернулись на раскатистый бас Рейфа. Кроукеру всегда казалось, что в глубине души Рейф все еще остается политиком. Он был отличным мэром Майами и очень многое успел сделать для города. Его кандидатуру хотели выдвинуть для переизбрания, но Рейф, не давая никаких объяснений, категорически отказался.

— На ловца и зверь бежит! — С этими словами Рубиннет схватил Кроукера за плечо и выдернул из людского потока. На нем были белые джинсы, рубашка с короткими рукавами в белую и синюю полоску и мягкие кожаные сандалии без носков. Он обладал красивой мускулистой фигурой, которая неизменно привлекала к нему внимание женщин, хотя сам он, казалось, не обращал на это ни малейшего внимания. — На днях слышал хороший анекдот, — сказал Рубиннет.

«И политики, и владельцы ресторанов одинаково любят анекдоты, преимущественно соленые», — подумал Кроукер. Рейф был в этом деле знатоком. Он обожал анекдоты и, казалось, мог без конца рассказывать их, ни разу не повторяясь. Возможно, он узнавал новые анекдоты от своих клиентов.

— Так вот, — продолжал Рубиннет. — Эскимос приехал в город покупать холодильник. Продавец спрашивает его: «Зачем он тебе?» А эскимос отвечает: «На улице минус пятьдесят, в холодильнике — минус двадцать. Греемся, однако».

— Отличный анекдот, Рейф, — расхохотался Кроукер. Они шли сквозь толпу, и голова Рейфа возвышалась над всеми. Должно быть, у его охраны было немало хлопот, когда он был мэром Майами. Кроукер похлопал Рубиннета по спине.

— Чертовски рад тебя встретить, дружище. А почему ты не в баре? Что ты тут делаешь?

— Закупаю продовольствие, — засмеялся Рубиннет. — Иногда мне нравится самому ходить по магазинам и глядеть, как живут другие люди. Однако я тоже не ожидал встретить тебя здесь, ведь, по слухам, рыбалка сейчас отменная!

— Вынужден заняться семейными делами. Моя племянница серьезно больна.

— Мои соболезнования, дружище, — сочувственно положив руку на плечо Кроукера, произнес Рубиннет. — Могу я чем-нибудь помочь?

— Вряд ли, моей племяннице нужна пересадка почки, а вот донорской почки-то и нет.

— Когда я был мэром, я иногда творил чудеса, — сказал Рубиннет, — но такое и мне не по силам. Извини, друг.

— Забудь, это не твоя головная боль.

— Может, пойдем ко мне?

— Пожалуй, я отправлюсь к другу в Эль-Порталь, — сказал Кроукер, неожиданно для самого себя приняв решение переночевать в доме у Сони.

Лицо Рубиннета расплылось в широкой улыбке.

— Да, это местечко имеет свое неповторимое лицо и душу. — Он печально покачал головой. — Наше время, девяностые годы, не имеет ни лица, ни души. Это просто огромная яма, в которую свалили весь хлам пятидесятых, шестидесятых, семидесятых и восьмидесятых годов. Результат ужасен, ты согласен? Одежда, музыка, жаргонные словечки — все вернулось, но в искаженном виде. Даже развлечения! Эти видеоигры, примитивный китайский бильярд... Вновь стали популярны кофейни, пожалуй, и мне надо открыть какое-нибудь заведение в этом роде. — Рубиннет засмеялся. У него был заразительный смех, настоящий дар для политика. Он всегда смеялся так, что всем присутствующим тоже хотелось смеяться вместе с ним.

Однако он быстро посерьезнел.

— Но вернулось и кое-что похуже. Наркотики, например. — Он снова печально покачал головой.

Оба медленно направились к своим машинам. В душе у Кроукера шла борьба с самим собой. Ему не хотелось посвящать третьих лиц в свои отношения с Майером, но он отчаянно нуждался в информации. А Рейф Рубиннет был в приятельских отношениях со всей Южной Флоридой и очень многое мог рассказать Кроукеру. Во всяком случае, ему наверняка была известна вся подноготная тех, кто занимал более или менее видное положение в обществе.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать