Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Возвращение в темноте (страница 33)


Эстрелла замолчала, и Кроукер испугался. С одной стороны, ему хотелось заставить ее выйти из транса, но, с другой стороны, он испытывал не меньшее желание услышать продолжение ее рассказа.

— Мы нашли тело Хумаиты, — вновь заговорила Эстрелла. — Сначала мы решили, что он запутался в красно-черных корнях мангровых зарослей на берегу реки. Его плечи, руки и грудь были красными. Сначала мы подумали, что это красный речной ил. Но потом увидели, что тело Хумаиты не лежало на воде ничком, как это было бы, если бы он споткнулся и упал в воду. Он сидел, опутанный мангровыми ветвями и корнями и был весь в крови. Было совершенно очевидно, что его кто-то туда посадил. Он был целителем, поэтому ни одна птица, ни один зверь не могли притронуться к нему. Даже примитивные твари крокодилы держались на почтительном расстоянии. Все замерли на месте, не в силах сделать ни шагу. И только мой отец решился подойти к телу и вытащить его из мангровых корней. Я помню все так ясно, словно это произошло сегодня утром. Отец перевернул тело Хумаиты лицом вниз и стал оттирать ему щеки, горько плача, словно ребенок, потерявший мать. Никогда прежде мне не доводилось видеть отца плачущим, и это сильно напугало меня. Потом отец велел нам помочь ему затащить тело Хумаиты в лодку. Лицо Хумаиты было таким чистым, что было невозможно поверить в то, что несколько минут назад, когда мы нашли его, оно было в крови. Причем на левой щеке был нарисован кровью треугольник внутри круга, а на правой — точка внутри квадрата.

В этот момент ресницы Эстреллы перестали дрожать и все тело разом обмякло в руках Кроукера. Прошло еще мгновение, и Эстрелла взглянула на Кроукера спокойными и ясными глазами, словно очнувшись от долгого, освежающего сна.

Кроукер сжал в ладони камень духов и спросил:

— Как вы себя чувствуете, миссис Лейес?

Подняв руку, она медленно нарисовала кончиком указательного пальца на лбу у Кроукера контур человеческого глаза с двумя зрачками.

— Он не погиб, я чувствую дух Хумаиты в вас, сеньор... — Она с интересом взглянула на Кроукера. — Все эти годы я хранила молчание о смерти Хумаиты, потому что мой отец заставил нас всех поклясться в том, что мы никогда никому не раскроем этой тайны. И на полицейском допросе мы все говорили, что нашли его в реке лицом вниз.

— Почему ваш отец так сделал, миссис Лейес? — спросил Кроукер. — Почему он сам солгал и заставил солгать вас?

— Потому что он увидел страшные символы, которые напугали его до смерти.

— Но чего же он так испугался?

— Он знал, кому принадлежали эти символы. Впрочем, это было известно всем и каждому, потому что эти юноши были кем-то вроде приемных внуков Хумаиты. Вот они-то и убили его и оставили на его щеках свои знаки, чтобы ни у кого не оставалось в том сомнения.

— Антонио и Хейтор, — тихо спросил Кроукер. — Братья Бонита.

Она молча кивнула.

— Он был их учителем, воспитателем, он любил их как отец. Разве они не испытывали к нему ответного чувства?

— Что эти двое могут знать о любви? — печально произнесла Эстрелла Лейес — Они стали изгоями, сам Бог отвернулся от них.

Кроукер, несмотря на весь свой прагматизм, почувствовал, как у него похолодело сердце.

— Но зачем же они его убили?

— После того как он научил их всему, что они хотели знать, Хумаита стал им не нужен. — Эстрелла Лейес поежилась. — Видите ли, мне кажется, Хумаита знал, какие они злодеи, но был уверен, что сумеет отвратить их от зла. Он искренне верил в силу добра. Это и сгубило его. Братьев Бонита невозможно было изменить. И, что самое трагичное, пытаясь изменить их, Хумаита давал им все больше силы и власти, страшной власти. — Она схватила Кроукера за руку. — Вы были

абсолютно правы, назвав их разбойниками.

Эстрелла вздохнула, и Кроукер поставил ее на ноги.

— Тот камень духов, который вы мне показали, принадлежал Хумаите, не так ли?

Кроукер молча кивнул.

Она обеими руками сжала руку Кроукера.

— Берегите его, никому не отдавайте и всегда носите с собой. — В ее голосе звучала тревога. — Обещайте мне сделать это, потому что или вы найдете этих разбойников, или они сами найдут вас!

— Обещаю.

Эстрелла Лейес пристально посмотрела ему в глаза. Должно быть, то, что она увидела, вполне удовлетворило ее, потому что она коротко кивнула ему и снова занялась своими травами и настойками.

Помолчав, Кроукер сказал:

— Расскажите мне об этих четырех символах.

У Эстреллы Лейес были необыкновенно длинные пальцы, и ее выразительная жестикуляция напомнила Кроукеру виденных им как-то камбоджийских танцовщиц.

— Треугольник внутри круга — это знак мужчины, огня или смерти. Точка внутри квадрата — знак женщины, воды или возрождения к жизни.

Смешав толченые сухие грибы с каким-то желтым порошком, от которого шел едва уловимый запах какао, она продолжала:

— Крест внутри трех концентрических окружностей — знак птицы, полета, путешествий, сердца Вселенной.

— А четвертый символ? — спросил Кроукер. — Тот, который взял себе Хумаита?

Она не сразу ответила, сосредоточенно смешивая порошок с какой-то коричневой жидкостью, потом сказала:

— Глаз с двумя зрачками символизирует то, что мы видим нашим внутренним зрением, так называемым третьим глазом. — Она ткнула пальцем в середину собственного лба. — В жизни все люди, осознанно или неосознанно, руководствуются именно внутренним зрением, теми видениями, которые открываются третьему глазу. В этом и заключается суть хета-и. Это дорога, по которой движется внутренняя сущность человека. В свою очередь, внутренняя сущность становится открытой и ясной для целителя, или, как мы говорим, хилера, при помощи внутреннего зрения.

Открыв небольшую коробочку, Эстрелла извлекла оттуда нечто, похожее на кусочек хлопковой ваты, и положила его в приготовленное снадобье, от которого сильно пахло гумусом, обильно устилавшим берега реки Парагвай.

— Это и память о прошлом, и штрихи настоящего, и картинки возможного будущего...

— Мне однажды приснился глаз с двумя зрачками, — признался Кроукер.

Казалось, она вовсе не удивилась этому.

— Это видение явится вам еще не один раз, — пообещала она.

— Ваше снадобье, — сказал Кроукер, заглядывая через ее плечо, — оно поможет Нестору?

Эстрелла пожала плечами.

— То, что предначертано Богом, невозможно изменить. — Она покачала головой. — Наверное, это глупо с моей стороны. Как и Хумаита, я пытаюсь сделать невозможное. — Взяв в руки сосуд с отвратительно пахнущим снадобьем, она повернулась к Кроукеру: — Вам следует кое-что запомнить на тот случай, если вы столкнетесь с братьями Бонита. Их место во Вселенной изменить нельзя. Этого не можете сделать ни вы, ни кто-либо другой. Хумаита попытался пробудить в них добрые чувства, и они убили его. Смотрите, не сделайте ту же ошибку!

Она подошла к безжизненно лежащему Нестору и осторожно разбудила его. Кроукер помог ему приподняться, и Эстрелла, поднеся сосуд к губам Нестора, заставила его выпить содержимое. Однако ни ее снадобье, ни камень духов, принадлежавший Хумаите, не могли остановить ненасытных вирусов, пожиравших его изнутри.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать