Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Возвращение в темноте (страница 39)


Кроукер потрогал челюсть, до сих пор нывшую от удара Антонио.

— Сегодня мне крепко досталось. Но не стоит из-за этого волноваться. Доктор Стански уже обработал мои раны, пока мы с ним разговаривали. Удивляюсь, как он не выставил мне счет за медицинские услуги. — Помедлив секунду, Кроукер протянул ей документы: — Дженни, скажите, это может спасти жизнь Рейчел? Без всяких медицинских околичностей, да или нет?

Она задумалась, и Кроукер понимал, о чем она размышляла. Врачи долго добивались статуса полубогов, а довериться собеседнику означало на время отказаться от этой привилегии.

Наконец она кивнула:

— Хорошо, я буду с вами полностью откровенна.

— Поверьте, я очень высоко ценю ваше доверие.

Дженни просмотрела документы и, немного помолчав, спросила:

— Лью, вы серьезно собираетесь воспользоваться незарегистрированным донорским органом?

— Это зависит от того, что вы скажете, — ответил он. — Это настоящие документы? Такая почка действительно существует?

— Да, похоже, документы настоящие, но...

— Тогда я добуду эту почку.

— Но... — Дженни вскинула зеленые глаза на Кроукера.

— Никаких «но»! Сейчас важно только одно — спасти жизнь Рейчел.

— Но вы даже не знаете, откуда взялась эта почка! — резко возразила Дженни.

Кроукер постучал пальцем по пачке документов.

— Судя по этим бумагам, она оттуда же, откуда берутся другие донорские органы — из Объединенной сети трансплантатов.

— Правильно, — сказала Дженни, но глаза говорили иное. — Но этого не может быть, потому что я постоянно запрашиваю их базу данных, и клянусь вам, там такой почки нет! — Она взмахнула пачкой документов. — Последний раз я проверяла это пару часов назад, между операциями. Эта почка не зарегистрирована, это незаконно!

Кроукер почувствовал, как у него подогнулись колени, и вся боль, которую ему пришлось испытать за весь этот долгий и изнурительный день, снова навалилась на него.

— Боже милостивый, Дженни, не делайте этого, пожалейте Рейчи! Ведь раньше вы говорили, что для нее могли бы сделать исключение и пересадить ей незарегистрированную почку!

— То была минутная слабость или минутное безумие... — Она явно смутилась. — Сама не понимаю... — Она покачала головой. — Но теперь благоразумие и здравомыслие вернулись ко мне. Я не прикоснусь к незарегистрированной почке.

— Даже если речь идет о спасении жизни Рейчел?

— Да, даже в этом случае, — ровным тоном ответила она.

Напряжение между ними росло. Дженни обладала сильным характером и привыкла придерживаться строгих принципов. Это было ее достоинством, но сейчас Кроукеру нужно было, чтобы она вошла в его чертовски трудное положение. Ведь это его, а не ее племянница могла умереть в любую минуту, ведь это он потерял эту девочку много лет назад и чудом обрел ее вновь в этой трагической ситуации. Мысль о том, что он может опять потерять Рейчел, и на этот раз навсегда, была нестерпимой.

— Лью, я знаю, вы готовы сдвинуть горы для нее, — сказала Дженни, опровергая его мысли. — Я вижу это в каждом вашем движении, в каждом вопросе и взгляде. Но вы должны выслушать меня. Нельзя, вы слышите, нельзя пользоваться незарегистрированной почкой! В противном случае вы не только совершите смертельный грех, но сами станете соучастником гнусного преступления!

Ее зеленые глаза сверкали решимостью, и Кроукеру стало окончательно ясно, что они оба зашли в тупик.

Что бывает, когда коса находит на камень?

Но самое страшное заключалось в том, что он признавал ее правоту. Думая об Антонио и Хейторе, этих чудовищах, охотившихся за людьми, словно за лесной дичью, и вырезавших у них внутренние органы, Кроукер точно знал, что ни за что на свете не согласится быть их соучастником. Но у него еще осталась призрачная надежда на то, что почка, которую ему предлагал Майер, была получена не преступным путем, поэтому он решил пройти весь путь до конца, даже если этот конец окажется слишком страшным и жестоким.

— А что, если эта почка получена законным путем? — спросил он.

— Гадание на кофейной гуще, Лью...

Поколебавшись, она все же подошла к компьютеру. Глядя на ее руки, Кроукер подумал, что у хирургов и у музыкантов одинаковые пальцы, умные и словно существующие сами по себе, выполняющие каждый свою задачу, что создавало впечатление, будто у человека не две, а по крайней мере десять рук.

Быстрыми, уверенными движениями Дженни набрала код доступа к базе данных Объединенной сети трансплантатов. Голубоватый отсвет экрана падал на ее лицо и делал ее похожей на сказочную фею из детской книжки. Получив подтверждение доступа в базу данных, она набрала на клавиатуре серийный номер почки, которую предлагал Майер. Взглянув на экран, она вдруг слабо ахнула.

— Что такое? — встревоженно спросил Кроукер, который со своего места не мог разобрать текст на экране.

— Этого не может быть, — прошептала Дженни, поворачиваясь к Кроукеру. — Эта почка действительно зарегистрирована! Более того, она зарезервирована для Рейчел!

Кроукера захлестнула горячая волна радости.

— Значит, она существует, — прошептал он. — И она вполне законна.

Ему казалось, что в окружающей его полной тьме безнадежности вдруг засиял луч надежды, дорога к которому была опасной, пустынной и губительной для его души. Но для Рейчел это был благословенный путь к спасению, к жизни.

— Слава Богу! — едва слышно произнес он.

Потом ему в голову пришла новая мысль.

— Дженни, если эта почка уже в банке

данных Объединенной сети трансплантатов, то, возможно, мы уже можем получить ее, раз она зарезервирована для Рейчел?

Пробежав пальцами по клавиатуре, Дженни покачала головой.

— Не получится. Хотя орган зарегистрирован, он еще «на пути» к банку. И это обычное дело. Как только получено согласие донора, проводят анализы крови и антигенов, и тут же сообщение об этом органе поступает в информационную сеть. Полагаю, донор находится где-то в Южной Флориде, но сама почка еще не готова.

Кроукер чертыхнулся про себя. Он-то надеялся перехитрить Майера и заполучить донорскую почку без выполнения неслыханных условий адвоката. Однако Майер, похоже, все предусмотрел.

Дженни выключила компьютер и откинулась на спинку стула. Она прикрыла глаза, и Кроукер залюбовался ее профилем, изящным и строгим.

Потом она взглянула на Кроукера и спросила:

— Лью, как вам удалось совершить это чудо?

Он беспомощно развел руками.

— По самому определению, чудеса не поддаются объяснению.

— Согласна. И все же, как вы это сделали?

Кроукер молча смотрел ей в глаза.

— Ну хорошо. — Она опустила свои зеленые глаза. — Но время идет, сепсис убьет Рейчел за несколько дней, если нам так и не удастся с ним справиться. Шансы на спасение тают с каждым днем... Скажите вашему донору, что мне понадобится некоторое время, чтобы проверить результаты тестов, указанные в документах. Обычно я делаю биопсию почки реципиента, прежде чем решиться на трансплантацию, но в данном случае я не стану этого делать, так как состояние Рейчел слишком тяжелое, чтобы она могла перенести сразу две операции подряд. Как только почка будет получена, я немедленно приступлю к проведению операции по ее пересадке.

— Отлично, — сказал Кроукер, чувствуя, как за ним захлопнулась стальная дверь. Теперь у него нет иного выхода, кроме как позвонить Майеру и принять ужасные условия сделки. Он должен был сделать это ради спасения жизни Рейчел. Завтра, после полуночи он убьет Хуана Гарсию Барбасену. Сам дьявол взял Кроукера за горло и было неизвестно, отпустит ли он его после выполнения условий Майера.

Словно во сне или под действием наркотиков он протянул руку к телефонному аппарату на столе рядом с компьютером и набрал номер Майера. Он оставил на автоответчике срочное сообщение и номер своего сотового телефона.

— Я должен дождаться, пока мне перезвонят, — сказал он Дженни.

— Хорошо. Ну что же, здесь нам делать больше нечего. — Она приложила руку к животу. — Похоже, мой желудок требует пищи. Он настоятельно просит покормить его.

Когда они подъехали к ресторану, пошел дождь, и не просто дождь, а настоящий тропический ливень.

Ресторан «Огни гавани» располагался недалеко от того района, где жила Мэтти, и был очень популярен среди молодежи. В этом ресторане звучала музыка шестидесятых годов, вновь вошедшая в моду. Кроукер припарковал машину, с трудом найдя свободное место, и заглушил мотор. Некоторое время он сидел неподвижно, глядя на уличные огни, отражающиеся в блестящем зеркале мокрого асфальта. Между машинами пробегали люди, согнувшись от ветра и дождя.

— Кажется, вы сейчас очень далеко отсюда. Что вы там видите?

Кроукер вздрогнул и очнулся. Как он мог забыть про Дженни?!

— Я думал обо всех обещаниях, которые я давал и исполнял. Ни одно из них не кажется мне столь важным, как обещание оберегать Рейчел от всех бед и напастей, которое я дал сам себе.

В ресторане было прохладно. Загорелая длинноногая официантка с любезной улыбкой повела их через отделанный деревом зал. Справа, сквозь клубы пара поблескивала сталью кухня, слева шумел переполненный бар. Звучала старая песенка — «Увидимся в сентябре», напомнившая Кроукеру жаркие ночи его юности.

— Может, мы сядем на веранде? — спросила Дженни. — После целого дня, проведенного в операционной, шумные компании действуют мне на нервы.

Кроукер отметил, что усталость не только не лишила Дженни привлекательности, но, напротив, добавила ей томного очарования.

— Слишком много человеческой плоти прошло сегодня через мои руки...

Кроукер с готовностью кивнул:

— Согласен. У меня голова раскалывается от кондиционеров.

Кроме них, на веранде под огромным голубым навесом никого не было. Официантка зажгла на их столике свечи. Нежное оранжевое пламя дрожало под порывами ветра, отбрасывая неровно пляшущие тени на стену.

Дженни заказала шотландское виски, а Кроукер — содовую с лимонным соком и двойной кофе. Сидя напротив Дженни, он любовался игрой живого пламени свечей в ее зеленых глазах.

Дождевые струи барабанили по навесу, разбрызгиваясь крохотными фонтанчиками на перилах. Официантка принесла заказанные напитки и меню.

Кроукер залпом осушил бокал с содовой и принялся за кофе.

— Могу я задать вам один вопрос, Дженни? — Получив ее молчаливое согласие, он продолжал: — Вам лично приходилось сталкиваться с нелегальными донорскими органами?

Дженни молча внимательно поглядела на Кроукера. Наверное, именно так она смотрела на вскрытые тела пациентов на операционном столе. Наконец, она произнесла:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать