Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Возвращение в темноте (страница 4)


Братья готовы были расцеловать его за столь героические усилия. Прошел еще не один час, прежде чем Хейтор смог воспользоваться своим скальпелем.

День первый

Рейчел Дьюк раздевалась медленно и томно, роняя одежду на пол. Она мысленно представляла себе тело Гидеона, который был сейчас в соседней комнатке, — сильные мышцы, гладкую кожу и горячий пенис... Страсть ослепляла ее. Каким бы вульгарным штампом это ни казалось, но истина заключалась в том, что до встречи с Гидеоном она не знала, что такое настоящая близость. Похоже, родители Рейчел и вовсе никогда не знали этого, и одному Богу известно, каким образом появилась на свет их дочь.

Но сейчас она думала не о родителях, ее мысли были заняты Гидеоном. Ей было пятнадцать, Гидеону восемнадцать. Но разница в возрасте не смущала их. Мир, в котором жил Гидеон, пугал Рейчел и одновременно опьянял и возбуждал ее, все сильнее притягивая к себе. Она бросила взгляд на часы — был уже третий час ночи. Раздевшись, Рейчел подошла к стене, отделявшей ее от Гидеона, и прижала к ней ладони. Легкая дрожь нетерпения пробежала по ее обнаженному телу... О Гидеон...

Крошечная комнатка на втором этаже клуба «Разбитая колымага» благодаря усилиям Рейчел полностью преобразилась. Неяркое освещение имитировало игру солнечного света сквозь густую листву деревьев, негромко щебетали птицы и сонно гудели шмели, слышался нежный говор ручейка, в воздухе пахло кипарисом, можжевельником и липовым цветом одновременно.

Рейчел нравилось то чувство сексуальной раскрепощенности, которое возникало у нее, когда они занимались любовью на природе, под горячими лучами солнца, среди трав, цветов, птиц и животных... Поэтому теперь она с помощью компьютерного интерфейса создала в комнатке все это — искусственное освещение, звуки и запахи.

Она была совершенно обнажена, если не считать странных ремней из черной резины, оплетавших ее тело — они перекрещивались на груди, бедрах и между ног. Электрические провода соединяли ремни с компьютерным терминалом. Там, где ремни соединялись между ног, находился резиновый фаллоимитатор.

Клуб «Разбитая колымага» был один из первых секс-салонов. Это Гидеон привел ее сюда, где можно было, не боясь СПИДа и прочих венерических болезней, с помощью виртуальной реальности осуществлять свои самые сокровенные сексуальные фантазии. По сути, это был идеальный анальгетик для нового, крайне нервного поколения.

Широко раздвинув ноги, Рейчел откинулась на спинку дивана, и перед ее глазами, с суженными от наркотиков зрачками, возник электронный образ Гидеона. Конечно, компьютерный интерфейс давал возможность создать какой угодно образ при помощи обширной базы данных, но Рейчел и Гидеон предпочитали во время сеанса виртуальной любви использовать свои подлинные образы. Иногда, опять же при помощи компьютерной информационной сети, они общались со своими единомышленниками на другом конце континента, и тогда перед ними возникали самые невероятные и чудесные образы откликавшихся на их зов людей.

Положив ладонь на «мышь», Рейчел стала медленно перемещать курсор вверх по внутренней поверхности виртуального бедра Гидеона. Почти в ту же секунду волна сексуального наслаждения, исходившая от искусственно раздражаемых эрогенных зон, с головой захлестнула ее. Первый оргазм наступил довольно быстро, однако Гидеон, так хорошо знавший ее, сумел удерживать ее на пике наслаждения так долго, что все тело Рейчел извивалось в сладострастных судорогах.

В перерыве Между первым и вторым сеансом Рейчел втянула носом еще одну дозу кокаина, зная, что в этот момент в соседней комнате Гидеон делает то же самое. Где-то в глубине затуманенного наркотиками сознания мелькнула мысль о том, что она, пожалуй, переборщила сегодня с кокаином. Но ей было уже абсолютно наплевать на это. Ей безудержно хотелось еще кокаина, чтобы не думать об отце и его страшной гибели в огне.

От этих мыслей у нее разрывалось сердце. Ей захотелось расплакаться в голос, но вместо этого она вдохнула еще одну дозу кокаина.

Неужели это правда, что, несмотря ни на что, нельзя перестать любить своего отца? Даже после его смерти? Ей казалось, что какая-то его часть перешла в нее и теперь живет в ее сердце, не давая ей покоя, терзая воспоминаниями.

Временами Рейчел хотелось, чтобы мать вмешалась и вырвала ее из этой сексуально-наркотической виртуальной паутины. Но мать никогда не сделала бы этого. С одной стороны, она бы ни за что не поверила в существование этой тайной стороны жизни дочери. С другой, она бы не знала, как подступиться к этой проблеме. Хотя мать часто спрашивала Рейчел, куда это она уходит из дому каждый вечер и возвращается только в пять-шесть часов утра, дочь никогда не отвечала ей. И мать не запрещала ей эти ночные похождения! Таков был ее характер — столкнувшись с серьезной проблемой, она, словно страус, прятала голову в песок, даже не пытаясь найти решение.

«Какого черта она не остановила нас? — зло подумала Рейчел. — То время, когда она могла это сделать, безвозвратно ушло, а теперь уже слишком поздно!»

Возобновившиеся электронные ласки отвлекли Рейчел от этих мыслей. На этот раз ощущения были особенно острыми.

«А хотелось ли мне на самом деле, чтобы она спасала меня?» — неожиданно пронеслось в голове у Рейчел.

Она вдохнула еще одну дозу кокаина. Однажды она попыталась поджечь свою одежду и сгореть заживо подобно тому, как

погиб ее отец, но тогда Гидеон спас ее. К лучшему это случилось или к худшему, она так до сих пор и не решила для себя.

Почувствовав жажду, Рейчел сделала глоток темного лимонада, который купила внизу, в баре клуба «Разбитая колымага», где можно было потанцевать, выпить чашечку кофе, который здесь варили чуть ли не в десятке вариантов, заказать молочный коктейль или становившиеся все более популярными среди подростков, составлявших основную массу посетителей, газированные напитки со вкусом и ароматом различных пряных трав, окрашивавших напитки в темный, немного загадочный цвет. Обстановка в баре была чрезвычайно проста, если не сказать старомодна. Однако здесь, в кибер-салоне, все было выполнено по последнему слову техники.

Вновь почувствовав электронные ласки Гидеона, Рейчел забыла о призраке погибшего отца. Застонав, она выронила бутылку с лимонадом. Пользуясь своим терминалом, она старалась доставить Гидеону не меньше удовольствия, и очень скоро, тяжело дыша и облизывая пересохшие губы, испытала второй оргазм.

Вся покрытая потом, она подняла с пола бутылку с оставшимся в ней лимонадом и одним глотком опустошила ее.

После третьего оргазма огромное количество принятого кокаина раскололо ее сознание надвое. Она увидела себя как бы со стороны — потную и обессилевшую после кибер-секса, с остекленевшими от кокаина глазами. Теперь Рейчел существовала словно в двух экземплярах — первая Рейчел сидела на диване, с трудом переводя дыхание, а вторая, словно ангел, взмахнула крыльями и покинула тесную комнатушку, отправляясь на поиски родного дяди. Он был полицейским. Однажды он так разругался со своей сестрой, матерью Рейчел, что прекратил всякие отношения с ней. Рейчел не помнила его, но видела его фотографии — одну она даже спрятала в своей комнате. Глядя на нее, она старалась представить, каким он был в действительности, — сильным, суровым, по-медвежьи огромным и всегда улыбающимся ей. Она и не догадывалась, что таким образом придумывала себе идеального отца, который всегда любил бы ее и защищал, что бы ни случилось. Рейчел почти ненавидела свою мать за то, что она ни за что не хотела сказать ей, где живет ее дядя. Казалось, ее даже пугало то, что Рейчел, становясь старше, все чаще и чаще интересовалась своим дядей. А Рейчел была уверена, что, будь у нее брат, она никогда бы не стала обращаться с ним так, как ее мать со своим братом.

Ощущение реальности стало ускользать от нее. Электронная стимуляция эрогенных зон возобновилась, но на этот раз Рейчел показалось, что на нее напал целый рой взбесившихся злых ос, беспощадно жаливших ее.

Страшно закричав от боли, она вскочила и стала лихорадочно сбрасывать с себя ремни и провода. Однако они оказались неожиданно крепкими, и Рейчел, потеряв равновесие, упала на пол. Она хотела снова закричать, но из ее рта, словно набитого горячим песком, не вылетело ни звука. Ей казалось, что у нее непомерно вытянулись руки и ноги, а пол под ней вздымался и опускался, как во время землетрясения.

Внезапно ее скрутил сильнейший приступ рвоты. Ее выворачивало так долго, что в конце концов стало рвать кровью. Стирая с глаз обильно выступившие слезы, она вдруг поняла, что ничего не видит. Новый жестокий приступ рвоты согнул ее пополам и почти парализовал, страшная боль пронзила поясницу, и Рейчел упала на пол, скрючившись, словно ребенок в материнской утробе.

Дверь распахнулась, и в комнатку вошли шестнадцать Гидеонов. Судорожно раскрыв рот, Рейчел тщетно пыталась подняться на ноги. Потом весь мир раскололся на сотни тысяч острых, как лезвие бритвы, осколков, и она потеряла сознание.

* * *

Когда на удочку попалась рыба ваху, Бенни Милагрос тихо выругался.

— Вот черт! — пробормотал он, глядя, как натянувшаяся леска режет синюю морскую гладь. — Я хотел поймать парусника!

Лью Кроукер заглушил мотор лодки и приготовился к маневру.

— Осторожнее! — предупредил он. — Это тебе не ласковая кошечка!

Ваху была очень сильной рыбой, способной развивать такую скорость, что могла одним рывком размотать целую катушку лески.

— Вечером мы с тобой съедим эту рыбину на ужин, — ответил Бенни Милагрос, стоявший на корме лодки. Это был высокий мужчина лет тридцати, стройный, как испанский танцовщик, с волосами до плеч. На нем была белая полотняная рубашка с коротким рукавами, черно-красные шорты, доходившие до волосатых колен, и гуарачи — мексиканские сандалии. Курчавые черные волоски росли у него даже на больших пальцах ног. Шорты удерживались на бедрах ремнем с огромной серебряной пряжкой, украшенной золотыми бычьими рогами. В кобуре у пояса висел револьвер «смит-и-вессон» тридцать восьмого калибра. Бенни был одним из тех богатеньких парагвайцев, которые приезжали в Южную Флориду сорить деньгами. Впрочем, иногда ради разнообразия он проворачивал здесь какое-нибудь дельце.

— Борьба с этой рыбиной кое-что напомнила мне. Ох и девица была у меня однажды! Бог свидетель, я бы женился на ней, но, знаешь, брак испортил бы ее! Ты понимаешь меня?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать