Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Возвращение в темноте (страница 64)


— Я знаю, что вы знакомы с моей племянницей, — сказал Кроукер. — Мне также известно, что вы присутствовали при ее встрече со Стански и наблюдали за их сексуальными «играми».

Майер подал бармену знак принести еще бокал мартини. Ничто не дрогнуло в его лице.

— Я не желал зла Рейчел, — сказал он.

Услышав это лаконичное заявление, Кроукер все понял. Помолчав некоторое время, он спросил:

— Мне не дает покоя один вопрос. Зачем такому человеку, как вы, брать автомобиль напрокат? Ведь у вас куча денег, и в вашей собственности наверняка не один автомобиль. Так зачем же вам этот взятый напрокат «линкольн»? Впрочем, теперь я понимаю, зачем вам понадобился этот трюк. Вы были уверены в том, что я стану проверять регистрацию вашего автомобиля по его номерным знакам и выясню, что он взят напрокат в той фирме в Маргейте. Вы с самого начала хотели, чтобы я отправился туда.

Бармен подал Майеру еще один бокал мартини, и тот сразу принялся за него. Глядя на них со стороны, можно было подумать, что они обсуждают результаты последней игры в гольф.

— Там я поговорил со служащей Вондой, — продолжал Кроукер. — Она рассказала мне, что владельцем фирмы является некий Трей Мерли. К тому же она оказалась хорошо подготовленной к моему приходу и даже знала, как должен выглядеть настоящий ордер, потому что сам хозяин, этот самый Трей Мерли, показал ей образец. Когда я во второй раз явился в эту фирму, в конторе уже был Антонио Бонита, имевший ключи от входной двери и знавший, как отключить сигнализацию. Из дневника Рейчел я узнал, что этот Трей Мерли знаком с доктором Стански, ее врачом. Она даже успела написать адрес его дома на Гибискус-Айленде. Приехав по этому адресу, я нашел в доме стопку чистых мужских сорочек, доставленных, судя по квитанции, из прачечной-химчистки «Джиффи тайм». Однако вместо обычных картонок в сорочки были вложены медицинские карты, из чего я сделал вывод, что это все — грандиозные декорации, построенные специально для меня. — Кроукер сделал еще глоток мартини. — К тому же эта могила...

— Какая еще могила? — спросил Майер, до того молча слушавший Кроукера.

— Терезы Маркезы Барбасены. Ведь самого Барбасены почти никогда не бывает в Штатах, так с чего бы могиле его жены оказаться в Южной Флориде?

Майер кивнул:

— Значит, правду говорят, что вы отличный детектив. Ну конечно, это была вовсе не ее могила, а, как вы говорите, декорация. Да, я специально подбрасывал вам эти улики: ненастоящая могила, взятый напрокат автомобиль, который обязательно привел бы вас к человеку по имени Трей Мерли, а в так называемом доме Трея Мерли у меня была прекрасная возможность оставить для вас медицинские карты Сони, Вонды и вашей племянницы.

— Но почему? Вы работаете на братьев Бонита?

Майер молча разглядывал свой бокал с мартини. Затем, одним глотком опустошив его, он бросил деньги на стойку и сказал:

— Что-то здесь становится слишком многолюдно.

Они вышли в вестибюль и, поднявшись по лестнице, попали на открытую веранду, отделенную от ресторана стеклянными дверями. В лицо ударил влажный ароматный воздух. Спускался бархатный вечер. По периметру бассейна зажглись огоньки. Двое малышей, стоя по пояс в воде, с визгом обливали друг друга, молодая женщина в купальнике снисходительно поглядывала на них со стороны. Кроме детей и женщины, рядом с бассейном никого не было.

Они спустились в сад, прошли мимо бассейна и направились к берегу моря. Майер нес свой алюминиевый чемоданчик, который делал его похожим на коммивояжера. Остановившись в совершенно безлюдном месте, он поставил свой чемоданчик между собой и Кроукером.

— А теперь я хочу рассказать вам кое-что, сеньор, и, как говорится в одной испанской пословице, сделаю это от всего сердца, то есть буду абсолютно откровенным с вами... Вот растет ребенок, потом приобретает профессию, выбирает свою карьеру. Хорошо ли, плохо ли, но это его профессия, его карьера. Потом он встречает женщину, в которую влюбляется и женится на ней. Другими словами, это и есть жизнь, ее обычная рутина.

Он вынул сигару.

— А потом вдруг что-то происходит. — Откусив кончик сигары, Майер закурил. — И это что-то столь же неожиданно, сколь и необъяснимо. Он вдруг встречает человека, который, сам того не подозревая, открывает ему совершенно новый, доселе неизвестный ему мир. И вся его прежняя жизнь кажется ему ничтожной и призрачной. Ему кажется, что для него началась новая, таинственная и волшебная жизнь...

Кроукер вспомнил, как Майер снял с пальца обручальное кольцо и бросил его в морской прибой.

— Именно так все и произошло, когда я впервые увидел Рейчел. Она была с этой старой свиньей, Стански, и у меня остановилось сердце. — Майер вдруг взглянул в глаза Кроукера. — Прошу прощения, сеньор, но это не была просто физическая страсть или похоть. Нет, это было гораздо более глубокое и серьезное чувство. Когда я увидел ее и то, что делал с ней Стански, я понял, каким одиноким и брошенным всеми может быть человек. В этот момент я узнал себя в Рейчел. Я вдруг понял, насколько одиноким был в браке... На следующее утро, проснувшись в супружеской постели, я взглянул на женщину, которая лежала рядом со мной, — хорошего происхождения, из богатой и влиятельной семьи... Но я никогда не любил ее и женился на ней только для того, чтобы сделать приятное моему отцу. А потом я вспомнил Рейчел. Она была тем зеркалом, в котором я

увидел отражение своей собственной души. Тогда я решил, что должен сделать хоть что-нибудь для ее спасения. В определенном смысле тем самым я хотел спасти и себя самого, вы понимаете меня?

Ну конечно, Кроукер отлично понимал Майера. Он сам испытал нечто подобное, читая дневник Рейчел, — желание защитить ее. Спасти от людей, подобных покойному Дональду, Стански и всех тех, кто хотел бы оказаться на их месте.

— И тогда вы решили сделать так, чтобы и волки были сыты, и овцы целы. Продолжая выполнять задания братьев Бонита, вы в то же самое время всячески старались выдать их.

Майер кивнул.

— На следующее утро после того, как я увидел Рейчел в кабинете Стански, я решил попытаться как-то помешать братьям Бонита. Но как? Они чрезвычайно умны и проницательны...

Майер замолчал, глядя на выбиравшихся из бассейна малышей.

— Они использовали Рейчел для того, чтобы вынудить вас убить Барбасену. Ведь они непременно должны остаться вне всяких подозрений, и поэтому выбор пал на вас — человека тренированного и бывалого, кроме того, если вас схватит полиция, то вы не сможете выдать братьев Бонита, даже если захотите.

— Майер, что они сделали с Рейчел?

— Вот этого я не знаю, сеньор, честное слово! — Он пожал плечами. — В любом случае, что сделано, то сделано, и вашей племяннице срочно нужна донорская почка.

Кроукер верил ему. Майер выглядел совсем жалким, несчастным. Похоже, дело обстояло именно так, как и подозревал Кроукер. Владельцами клуба «Разбитая колымага» на Линкольн-роуд были, разумеется, через подставных лиц братья Бонита. Именно в этом клубе у Рейчел случился приступ острой почечной недостаточности, причиной которого, как считалось, была передозировка наркотиков. Но почему это случилось с ней именно там? Что они с ней сделали?

— Теперь, когда я знаю, что вы хотели помешать братьям Бонита, я хотел бы узнать, каким образом вы оказались втянутым в это преступление, — сказал Кроукер.

Майер совсем сник.

— Конечно, не по своему желанию, — едва слышно ответил он. — Год назад или чуть больше ко мне обратился Антонио Бонита, который уже тогда работал на ваше правительство. Он показал мне кое-какие официальные документы, из которых явствовало, что федералы знали обо мне абсолютно все, — кого и когда я представлял, сделки, в которых я участвовал в качестве посредника, все случаи передачи наркотиков и прочие мои дела... Короче, они держали меня за горло.

— И Антонио завербовал вас.

Майер кивнул:

— Я продолжал вести свои обычные дела, так они сами хотели. Антонио сказал мне, что время от времени со мной будут связываться и передавать указания. От меня требовалось лишь одно — неукоснительно следовать сценарию.

— И вы так и делали, пока не увидели Рейчел в кабинете у Стански.

— Вот именно, сеньор. — Майер задумчиво смотрел, как легкий ветерок уносит дым его сигары. — Выдавая братьев Бонита и делая все, чтобы вы догадались, кто искалечил вашу племянницу, чтобы заставить вас убить Хуана Гарсию Барбасену, я надеялся, что именно вам удастся остановить этих чудовищ.

Однако Кроукер не верил, что Майером двигало исключительно желание восстановить справедливость.

— Послушайте, Майер, я не стал бы убивать братьев Бонита ни ради вас, ни ради кого-либо еще.

— Знаю. Но возможно, у вас не будет иного выхода. У меня нет никаких иллюзий, сэр. Мы все сейчас играем в смертельно опасную игру. Мои собственные действия уже навлекли на меня беду. Братья Бонита знали, что вы непременно явитесь в контору по прокату автомобилей, и предприняли необходимые меры предосторожности. Я думаю, они уже подозревают меня. Эти близнецы непредсказуемы...

Он выпрямился и стал похож на прежнего Майера.

— Даже если они и подозревают меня, то это не имеет никакого значения. По крайней мере сейчас. Сегодня я открыто выступил против них.

Кроукер прислушался к шуму прибоя. Размеренный плеск волн навевал мысль о вечном торжестве жизни над смертью, как никогда прежде ему была нужна уверенность в том, что это так. Теперь Кроукеру казалось совершенно очевидным, что Бенни никак не мог работать на АКСК. Должно быть, братья Бонита просто подставили его. Однако дотошный детектив, сидевший в Кроукере, хотел иметь факты, подтверждающие все то, что он услышал от Майера. Например, ему очень хотелось проверить, действительно ли за сотовый телефон Майера платил именно Бенни.

— Послушайте, что я скажу, — проговорил Майер. — Братья Бонита действительно занимаются «добычей» человеческих органов. Но тут каким-то образом замешано и ваше правительство. Не могу сказать ничего определенного, но ясно одно — правительство заключило какую-то безумную сделку с братьями Бонита. — Он вынул сигару изо рта. — Разве можно иметь какое-то дело с этими бешеными псами?

— Вы знаете хоть одного федерала, который заключил сделку с братьями Бонита?

— Нет, я говорю об этом со слов Антонио. — Майер потушил сигару. — А теперь мне пора идти. Встретимся в полночь.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать