Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Возвращение в темноте (страница 67)


Тем временем пламя, словно живое существо, вползло Хейтору на грудь, перебралось на спину. Его рубашка почернела и стала разваливаться на плечах, свисая тлеющими лохмотьями.

Тогда Хейтор раскрыл сжатый кулак — на ладони лежали три темных камня. Внезапно глаза крокодила открылись. Язычки пламени ярко вспыхнули и погасли, словно задутые ветром.

Улыбаясь, Хейтор показал на крокодила.

— Колдун превращается в животное, чтобы испить свежей крови своих врагов. Это увеличивает его жизненную силу. И даже годы не властны над ним. Сеньор, все, что я сейчас сказал, — чистая правда.

Он сорвал с себя обгоревшие лохмотья рубашки и бросил их на пол.

— Глаза видят, но разум отказывается верить. Так, сеньор?

Однако Хейтор был не совсем прав. Кроукер думал о Хумаите Милагросе, который после своей смерти — и в этом был абсолютно убежден его внук, Бенни, — превратился в тигровую акулу.

— За сотовый телефон платит сам Майер, а не Бенни Милагрос, — сказал Кроукер. — Однако вы хотели заставить меня думать иначе. Вы хотели поссорить меня с Бенни, отрезать меня от всех и вся. Зачем?

— За тем же, зачем я убил Пабло и Эстреллу, — спокойно ответил Хейтор — Человек — существо общественное, зависящее от окружения. В критические минуты он стремится прибегнуть к помощи самых близких ему людей.

Невероятно! На теле Хейтора не было ожогов!

— Так бывает всегда, — продолжал Хейтор. — Такова человеческая природа. Истинное нутро человека раскрывается тогда, когда он остается в совершенном одиночестве, когда с него спадает вся шелуха цивилизованности. О, это редкие и прекрасные мгновения!

Хейтор расхохотался, и крокодил тоже вдруг раскрыл пасть. На мгновение Кроукеру показалось, что смех доносится именно из пасти отвратительной рептилии.

— Как, неужели сеньор все еще не понял? Пабло и Эстрелла непременно пришли бы на помощь, как это уже было не раз. А теперь сеньор остался один. Игра продолжается!

Не успел он договорить, как Кроукер рванулся вперед и одним движением биомеханической руки сорвал с потолка электрический провод. Одновременно его нога с размаху опустилась на крокодилью морду — зубы клацнули друг о друга. Кроукер мгновенным движением обмотал провод вокруг страшных челюстей, туго стянув их и завязал концы провода морским узлом. Тварь изо всех сил колотила хвостом и извивалась всем телом, но теперь уже не могла причинить Кроукеру вреда.

С яростным звериным ревом Хейтор кинулся на Кроукера, но тот сумел точным ударом биомеханической руки попасть ему прямо в сломанный нос.

Хейтор вскрикнул и упал на пол, словно подкошенный. Из потревоженной раны хлынула кровь. Кроукер пнул его под ребра, и Хейтор, скрючившись, потерял сознание.

Наклонившись, Кроукер схватил его за волосы и потащил по коридору в кухню, где уже пахло подгоревшими овощами. Кроукер на ходу снял сотейник с плиты. Оставив Хейтора валяться на полу посередине кухни, он подошел к холодильнику и вынул оттуда поддон со льдом. Спустив брюки Хейтора до колен, Кроукер приложил к мошонке кусочек льда. Слабо вскрикнув, Хейтор пришел в сознание. Кроукер тут же всем телом придавил Хейтора к полу, упираясь коленом ему в грудь.

— Вот так-то, Хейтор! — по-испански сказал Кроукер. Потом он протянул руку к плите и включил на всю мощь горелку, на которой прежде стоял сотейник. Выдвинув стальной коготь биомеханической руки, он стал нагревать его над пламенем газовой горелки.

Глядя в янтарные глаза Хейтора, Кроукер сказал:

— Знавал я одного парня, он называл себя Угольщиком. Он работал в тех районах города, где шаталось много туристов и где полицейские не особенно беспокоили его. Он глотал огонь. Потом брал в руки пылающий факел и водил им вверх и вниз то по одной, то по другой руке, а потом и вовсе поджигал себя всего. Толпа зрителей приходила от этого в полнейший восторг.

Коготь Кроукера накалился докрасна.

— Что ж, по-твоему, он тоже был колдуном? — продолжал Кроукер. — И только мне был известен секрет его фокусов. Я-то знал, что он покрывал свой рот и всю глотку специальной мазью, а потом натирал ею все тело, чтобы не поджариться живьем во время исполнения своих трюков. Колдун, фокусник — как ни назови, а суть одна.

Кроукер медленно поднес к лицу Хейтора свой раскаленный стальной коготь.

— А теперь ты расскажешь мне всю правду о Розе, сестре Бенни. Как она погибла, Хейтор?

Янтарные глаза Хейтора смотрели не на раскаленный коготь, а в лицо Кроукеру. Его губы и щеки были залиты кровью, под глазами налились уродливые синяки.

— Ты что же думаешь, кретин? Что я задрожу от страха и разоткровенничаюсь только потому, что ты этого хочешь?

— Нет, Хейтор. От тебя я не жду ничего. — Кроукер достал из кармана камень духов Хумаиты и прижал его к шее Хейтора между ключицами.

Глаза Хейтора широко раскрылись, он судорожно зевнул и стал извиваться, прижатый к полу коленом Кроукера.

— А теперь, — тихо проговорил Кроукер, — расскажи мне то, что я хочу знать. Расскажи мне о Розе Милагрос.

Ничего не произошло. Но через несколько мгновений янтарные глаза Хейтора словно погасли и стали прозрачными.

— Ненавижу ее, — прошипел Хейтор. — Проклинаю ее, где бы сейчас ни находилась ее душа.

— Почему? — спросил Кроукер. — Что такого она тебе сделала?

— До ее появления мы с Антонио были мокои.

— Мокои? — переспросил Кроукер. — Что значит мокои?

— Особые отношения между близнецами, священная связь. Эта сука, Роза, разорвала эту

связь между мной и Антонио подобно тому, как врач, делая аборт, преждевременно вырывает плод из чрева матери. — Лицо Хейтора исказила гримаса ярости. — Она совершила насилие над нами! Гнусное насилие! Я не мог допустить этого.

Значит, Антонио говорил правду о своей любви к Розе? Кроукер был настолько ошеломлен этим открытием, что не знал, что и думать.

— Так это ты убил Розу, — прошептал он.

— Она говорила, что любит его, что чувствует испорченность его души, что сумеет спасти его, — продолжал Хейтор, едва ли осознавая присутствие Кроукера. Таково было действие камня духов. — Она совратила его, разрушила нашу с ним общность, наше единство, мокои, которое было фундаментом всей нашей жизни. Я думал, что, если убью ее, все вернется на прежнее место, все будет по-старому, между мной и Антонио вновь возникнет мокои. — Он покачал головой. — Как же я ошибся! Даже из загробного мира она сумела увеличить пропасть между мной и Антонио. Когда Антонио узнал о том, что я сделал с Розой и нашел ее тело, то в первый момент я был уверен, что он убьет меня — я прочел это в его глазах. Но он не смог поднять на меня руку. В этот момент он вспомнил, что мы с ним из одной материнской утробы, что мы родились почти одновременно, что мы — почти точная копия друг друга. Наказание пришло позднее. Антонио всячески противился возобновлению мокои. Душа одного близнеца не может слиться с душой другого, если тот другой этого не хочет. И с той поры наша общность, наше единство душ и помыслов перестало существовать.

Кроукер еще крепче прижал камень духов к шее Хейтора.

— А теперь я хочу, чтобы ты рассказал мне о Бенни. Что тебя связывает с ним?

Прозрачные глаза Хейтора, казалось, видели не пространство, а время.

— Как что? Кости, конечно. Как и он, мы с Антонио жаждем заполучить кости.

— Какие еще кости? — удивился Кроукер.

— Ну, хватит! — громко скомандовал чей-то голос.

Обернувшись, Кроукер увидел идущего по коридору Антонио. Войдя в кухню, он посмотрел мимо Кроукера на своего окровавленного и распростертого на полу брата.

— Достаточно крови на сегодня. — Его янтарные глаза уставились на Кроукера. — Отпусти его, прошу тебя, — тихо, почти скорбно произнес он.

Кроукер не двинулся с места. Антонио держал в руках тот самый провод, которым Кроукер только что связал страшную пасть крокодила. Однако рептилии нигде не было видно. Кроукер заметил на лице Антонио красную полосу — она проходила через переносицу вниз по щекам и под подбородком, словно это он, а не крокодил был обмотан проводом. Впрочем, Кроукер тотчас же отмахнулся от этой мысли и постарался поскорее спрятать камень духов, чтобы Антонио не заметил его.

Лицо Антонио посуровело, и он сказал уже гораздо более жестким тоном:

— Я не люблю повторять свою просьбу дважды. Либо ты делаешь, как я сказал, либо пеняй на себя!

Теперь, когда камень духов был снят, глаза Хейтора вновь обрели свой светящийся янтарный цвет.

— Я не боюсь тебя, Антонио, — сказал Кроукер. — Бояться надо тебе и Хейтору, потому что теперь я буду мстить вам обоим!

Он неожиданно повернулся к Хейтору и прижал свой раскаленный коготь к его правой щеке.

Хейтор забился от боли, и Антонио тоже подскочил на месте, словно ужаленный.

— Ты сам не ведаешь, что творишь... — застонал Антонио.

В воздухе приторно запахло горелой плотью. Хейтор отчаянно кричал и бился, но не мог сбросить с себя Кроукера.

— Вот так. — Кроукер, наконец, убрал свой коготь. На щеке Хейтора осталась глубокая кровавая рана. Кроукер взглянул на Антонио и сказал:

— Теперь у него на щеке моя отметина. Пусть она напоминает вам обоим...

Неожиданно у него перехватило дыхание и на какой-то момент он, должно быть, потерял сознание, потому что внезапно очутился прижатым к дверце холодильника в трех футах от Хейтора. Тело гудело, словно он врезался в холодильник со страшной силой. Между ним и Хейтором стоял Антонио. Он весь дрожал от едва сдерживаемого гнева.

— Помнишь, я сказал тебе, что ты составляешь исключение, потому что еще не согрешил. Теперь же все изменилось. Бедняжка, этот мир, как кровь, течет и изменяется. Дружеские отношения возникают и рвутся. Избитая истина — в этой жизни нет ничего постоянного. — В голосе Антонио вновь зазвучала странная скорбь. — Тебе не следовало причинять боль Хейтору.

— Да ты только посмотри, что тут натворил этот бешеный пес! — Кроукер с трудом поднялся на ноги, которые все время норовили подогнуться под ним, словно их кости размягчились. От ярости у него перехватило горло. — Он убил Розу. — Кроукер схватился за ручку холодильника, чтобы не упасть. — Почему же ты продолжаешь защищать его?!

— А что ты сам думаешь по этому поводу?

— Антонио, ведь он погубил тебя! Ты сам это знаешь! — Силы слишком медленно возвращались к Кроукеру. Он никак не мог понять, что с ним вдруг произошло. Должно быть, Антонио с помощью хета-и лишил его энергии и жизненных сил. — Посмотри правде в глаза! Мокои больше не существует! Той особой связи между тобой и Хейтором больше нет!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать