Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Возвращение в темноте (страница 68)


— Не забывай, сейчас парадом командую я, — невозмутимо произнес Антонио. — Сейчас же уходи отсюда. — Его лицо внезапно покраснело. — Если ты все еще надеешься спасти свою племянницу, уходи и не оборачивайся!

Для Кроукера положение было безвыходным. Сейчас, когда жизнь Рейчел висела на волоске, у него не оставалось иного выбора, и Антонио отлично это осознавал. Но как только Барбасена будет убит, как только Майер подтвердит выполнение миссии, и Дженни сделает свое дело, тогда правила игры изменятся, и Кроукер рассчитается с этими негодяями за все!

— Между нами все кончено, — сказал Антонио. — Я имею в виду всякие дружеские, если их так можно назвать, отношения. Теперь мы — смертельные враги, понятно? Кто знает, что может случиться после полуночи? Тебя разыскивают федералы, им помогает полиция. Тебе не удастся скрыться от них.

Кроукер молча вышел в гостиную. Трансляция футбольного матча уже закончилась, начались соревнования по экстремальным видам спорта.

Кроукер уже был у входной двери, когда за его спиной раздался издевательский голос Антонио:

— Угадай, Соня или Вонда? Кто из них «подарит» свою почку твоей племяннице?

Сопровождаемый тихим смехом Антонио, Кроукер словно слепой ощупью выбрался на крыльцо, дотащился до своей машины и рухнул на сиденье. От приторного аромата жасмина его тошнило.

День пятый

1

С океана дул сильный ветер, с яростью набрасываясь на ни в чем не повинные прибрежные пальмы и ломая их огромные листья.

Кроукер, лежа на крыше трехэтажного здания напротив вегетарианского ресторана «Аншай», чувствовал, как падает атмосферное давление. Над островами сгущались черные тучи.

Надвигался шторм. Каменное Дерево уже сейчас мог бы точно сказать, когда именно разразится гроза, и насколько сильной она будет. А тем временем ночная жизнь города шла своим чередом — из ресторанов доносилась музыка, к их дверям подкатывали дорогие автомобили, нарядно одетые люди фланировали по улице. Для них эта ночь ничем не отличалась от всех остальных.

А тем временем Хуан Гарсия Барбасена был, видимо, уже где-то неподалеку. Он мог прилететь на частном самолете или же приплыть на катере; возможно, Бенни тоже вышел в море на своей быстроходной лодке навстречу ему. Что там сейчас происходило? Кроукер не знал. Он не знал даже, друг ли ему Бенни, или враг. Была уже половина первого ночи.

Кроукер еще раз проверил оружие, взглянул в оптический прицел, слегка поправил его. Потом, вполне удовлетворенный, отложил ружье в сторону и немного расслабился. Он был готов ко всему.

Он поднес к глазам цейссовскую «Ночную сову» и стал разглядывать улицу. Использование бинокля требовало большого терпения. Слишком быстро перемещая весьма ограниченное поле зрения, можно было упустить что-нибудь важное. Кроукер выработал для себя определенный ритм — тридцать секунд наблюдения в ожидании появления цели, десять секунд отдыха. Иначе уставшие глаза могли подвести в самый нужный момент. Кроукер разглядывал молодые лица, оживленные от выпитого пива, наркотиков и предвкушения секса. Он вспомнил те дни, когда и ему лето казалось вечным, а слово «будущее» и вовсе не имело никакого значения. Вспоминая лето, он стал думать о рыбной ловле. Вспомнив рыбную ловлю, он не мог не задуматься о Бенни. Так кто же такой этот Бенни Милагрос? Хороший парень или правительственный агент, ведущий двойную жизнь? Странное дело, так или иначе Кроукеру явно не хватало его.

Инстинкт заставил Кроукера снова взять в руки бинокль. Перед рестораном «Аншай» ничего не изменилось. Впрочем...

Внимание Кроукера привлек молодой мужчина, стоящий у переднего бампера черного «мерседеса» с открытым верхом. Он появился здесь несколько секунд назад — грубоватый, квадратный и приземистый. На нем был легкий костюм от Армани и мягкие итальянские туфли. Длинные, зачесанные назад волосы открывали широкий лоб. Он лениво сложил руки на груди, под тонкой тканью пиджака бугрились мощные мышцы. Кроукер медленно обвел биноклем пространство вокруг него. Слева он обнаружил еще двоих накачанных парней, а справа их было даже трое. Все они только что вышли из подъехавшего «мерседеса»-седана. Второй черный «мерседес»-седан был припаркован за углом, неподалеку от ресторана. Кроукер понял, что сейчас должен был появиться серый «роллс-ройс».

И в этот момент он услышал за своей спиной какой-то звук, словно скрипнула дверь. Он прислушался — тихо. Очевидно, нервы стали сдавать от страшного перенапряжения. И все же инстинкт самосохранения заставил его развернуть снайперскую винтовку туда, откуда могли появиться телохранители Барбасены. Но вместо этого он с удивлением увидел ползущего к нему на четвереньках Майера. С ним был кто-то еще! У него упало сердце — это была Дженни.

— Майер! Какого черта вы привели ее с собой?! — яростно зашипел Кроукер. — Через пару минут здесь начнется стрельба! Немедленно уберите ее!

— Лью, пожалуйста, выслушай меня! — взволнованно произнесла Дженни.

— Дженни, как ты могла оставить Рейчел?

— Лью, прошу тебя, поверь, она осталась в надежных руках. Я собрала у ее постели целую врачебную бригаду.

— Но ей нужна ты! — неожиданно для самого себя резко выпалил Кроукер. Он поглядел вниз — к ресторану подъезжал серый «роллс-ройс». Вот теперь все пропало! — Ты же обещала быть рядом с Рейчел, когда доставят донорскую почку! — отчаянно воскликнул он.

— Сэр, я бы ни за что не притащил ее сюда, если бы... — попытался вмешаться Майер.

— Лью, ради Бога, — взмолилась Дженни.

— А теперь заткнитесь вы оба! — сжав в руках снайперскую винтовку, выпалил Кроукер. — Я должен сделать свое дело, несмотря ни на что! Рейчел будет спасена! Только это имеет сейчас значение...

— Но ведь именно поэтому я и пришла сюда, — жалобно проговорила Дженни. Теперь она была совсем близко, и Кроукер чувствовал тепло ее тела, нежный запах ее духов.

Окна «роллс-ройса» были затемнены, на крыше торчали три короткие антенны. Что могло быть внутри машины, кроме сотовых телефонов? Портативный компьютер, подключенный к Интернету? Или еще что-то более интересное и неожиданное? «Роллс-ройс» плавно остановился, открылась задняя дверца. Телохранители Барбасены сгрудились вокруг машины хозяина. Сейчас должен был появиться сам Барбасена!

Кроукер навел на цель свою снайперскую винтовку, оснащенную двумя спусковыми крючками — один позади другого. Для того чтобы нажать на передний курок, требовалось стандартное усилие. Для спуска второго курка нужно было лишь слегка прикоснуться к

нему.

— Майер пришел проведать Рейчел, — зашептала ему в ухо Дженни. — И я рассказала ему о своем открытии, потому что никак не могла тебе дозвониться.

Кроукер осторожно коснулся указательным пальцем переднего курка винтовки.

— Я отключил телефон, — сказал он. — Только телефонных звонков мне сейчас не хватает!

Из машины появилась женщина, высокая, худая, восточного типа. На ней был шелковый костюм цвета морской волны. Очевидно, это и была таитянка, которая пробовала подаваемые хозяину блюда.

— Я заставила Майера привести меня к тебе, — шепотом продолжала Дженни. — Я же говорила тебе, что не собираюсь сидеть сложа руки. Когда ты рассказал мне о Стански, я задумалась — что могло вызвать у Рейчел почечную недостаточность? Стански хорошо знал ее организм, он незаметно для медицинского персонала заражал ее болезнетворными бациллами. А что, если именно он отравил Рейчел с самого начала, вызвав у нее приступ острой почечной недостаточности?

Кроукер не сводил глаза с площадки перед рестораном, где телохранители Барбасены методично расчищали для своего хозяина дорогу к входу. Внезапно до него дошел смысл сказанных Дженни слов.

— Он отравил Рейчел?

В его мозгу молнией сверкнула догадка! Теперь он понимал значение того факта, что клубом «Разбитая колымага» владели братья Бонита. Причиной страшного приступа Рейчел послужила не передозировка наркотиков. Ее намеренно отравили братья Бонита! Впрочем, что с того? Все равно ему придется убить Барбасену, чтобы спасти жизнь племянницы.

Тем временем таитянка завела негромкий разговор с одним из телохранителей. Потом она наклонилась к дверце машины, словно пересказывая содержание разговора кому-то, кто все еще сидел внутри, не решаясь выйти. Барбасена! Таитянка что-то сказала телохранителю, и он послал в ресторан двоих помощников.

Таитянка сделала шаг в сторону от «роллс-ройса», и из машины появилась чья-то фигура. Черные мягкие туфли из слоновой кожи, черный костюм из тонкого хлопка, белая шелковая рубашка с воротником-стойкой, на запястье — золотой браслет.

Это был сам Хуан Гарсия Барбасена. Кроукер сразу узнал его! Долгожданная цель! Кроукер осторожно положил палец на курок, готовый в любой момент нажать на него. Теперь его жертву отделяло от смерти лишь одно движение пальца.

Он почувствовал, как Дженни положила руку ему на спину, но постарался не обращать на это никакого внимания.

— Поэтому я и пришла сюда, чтобы остановить тебя, — горячо зашептала Дженни. — Рейчел была отравлена, в ее крови найдены следы продуктов распада этиленгликоля.

Все еще держа на прицеле голову Барбасены, Кроукер встрепенулся.

— Этиленгликоль? Это же антифриз!

— Правильно, — сказала Дженни. — Но это еще и отличный яд! Без запаха и вкуса. Нужно только проглотить три унции. Его можно подмешать в кофе или газированную воду, и никто даже не заметит этого. Те, кто отравил Рейчел, знали, что у нее от рождения всего одна почка и к тому же она регулярно принимает наркотики. При такой картине трудно заметить следы отравляющего вещества. И их расчет почти оправдался!

Таитянка уже стояла на тротуаре. Через секунду Барбасена войдет в ресторан, и единственный удобный момент для его ликвидации будет упущен!

Целясь прямо в голову Барбасене, Кроукер сделал глубокий вдох и очень медленный выдох, собираясь нажать на курок.

— Какое это теперь имеет значение? — шепнул Кроукер. — Я только еще больше возненавидел братьев Бонита.

— Я начала новый курс лечения, — продолжала шептать Дженни. — Теперь ей внутривенно вводят этанол, который замедляет процесс образования гликолевой кислоты. Кроме того, мы продолжаем промывать ее почку.

Кроукер снял палец с курка.

— Что ты хочешь сказать? Ведь продукты распада уже повредили почку.

— Повредили, но не смертельно. Человеческий организм — удивительная машина. После того как нам удастся окончательно вымыть гликолевую кислоту, почка начнет восстанавливаться, процесс полного выздоровления займет несколько месяцев. — Дженни схватила его за плечи. — Теперь ты понимаешь, Лью? Рейчел не нужна операция по пересадке почки! Значит, тебе не нужно выполнять условия этой чудовищной сделки!

Глядя в оптический прицел, Кроукер видел, как вслед за таитянкой Хуан Гарсия Барбасена вошел в ресторан. Он скрылся из виду, словно сорвавшаяся с крючка рыба, радостно нырнувшая в родные океанские глубины.

Кроукер отложил в сторону винтовку и сел.

— Все кончено, — пробормотал он. Но на душе у него лежала страшная тяжесть — ведь только что он чуть не убил человека, расчетливо и хладнокровно. И сейчас вместо облегчения он испытывал боль от сознания того, как близок он был к краю пропасти.

От избытка адреналина в крови у него кружилась голова.

— Но почему ты раньше не догадалась об этом?

Дженни села рядом с ним и тихо сказала:

— Рейчел — хроническая наркоманка, она была доставлена в больницу в состоянии тяжелого наркотического опьянения. Вполне естественно, что никому и в голову не могло прийти, что причиной приступа были не наркотики, а совершенно иное отравляющее вещество... — Она не сводила глаз с Кроукера. — Но когда я получила более глубокие анализы ее крови, сделанные в специальной лаборатории по наркотическим веществам, то призадумалась. Если бы мы сделали биопсию почки, то сразу же увидели бы следы этиленгликоля, но состояние Рейчел было слишком тяжелым для такой опасной процедуры. Однако когда я увидела результаты анализов крови, то поняла, что уровень кислотности слишком высок. Сам по себе этиленгликоль почти безвреден, но при расщеплении в организме человека он дает гликолевую кислоту, которая оказывает разрушительное действие на внутренние органы. Однако нам повезло: во-первых, из-за того, что у Рейчел от рождения всего одна почка, потребовалась минимальная доза для того, чтобы вызвать приступ, и, во-вторых, мы сразу начали промывание почки, и это было наилучшим средством для Рейчел в той ситуации. Если бы не сепсис, развившийся благодаря стараниям Стански, она, возможно, уже сейчас чувствовала бы себя значительно лучше.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать