Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Возвращение в темноте (страница 72)


Но Бенни лишь покачал головой.

— Это подарок, а подарки никогда не возвращают. Иначе этот камень станет орудием зла.

— Ну и упрямый же ты, сукин сын!

Неожиданно Бенни вздрогнул, и Кроукер тревожно обернулся. На территорию туристического центра въезжала машина, видны были только ее фары.

— Бог свидетель, Льюис, я предупреждал тебя, что наши жизни окажутся в опасности, если ты приведешь за собой хвост.

— Даю тебе честное слово, за мной не было никакого хвоста, — сказал Кроукер.

Фары неизвестной машины приближались к пристани.

— Да? — Бенни швырнул свой бинокль Кроукеру. — Тогда скажи мне, что ты там видишь.

Кроукер поднес к глазам бинокль ночного видения и увидел приближавшийся к пристани светлый автофургон.

— Черт побери! Это братья Бонита! Но как они узнали...

Он сунул бинокль Бенни, упал на колени, заглянул под машину и, увидев маленькую коробочку на днище автомобиля, крепко выругался.

— Что там, амиго?

Кроукер легко поднялся.

— Система самонаведения, прикреплена к днищу машины.

— Весьма остроумно, — сказал Бенни.

Тем временем автофургон уже показался из-за последнего поворота дороги к пристани.

— Черт бы их побрал! — пробормотал Кроукер и, схватив Бенни за руку, бегом потащил его к лодкам.

— Сюда! — Бенни показал на темно-зеленую моторную лодку и стал поспешно отвязывать ее. — Я только что приплыл на ней.

Одним прыжком Кроукер оказался у руля. Ключи болтались в замке зажигания, и Кроукер мгновенно завел двигатель. Когда Бенни, наконец, отвязал кормовой конец, белый автофургон уже двигался через автостоянку.

— Готово! — заорал Бенни.

Заскрипели тормоза, и автофургон остановился вплотную к машине Кроукера. Из кабины выпрыгнул Антонио, а вслед за ним и Хейтор.

Кроукер уже выводил лодку прочь от причала, в открытое море. Двигатель быстро набирал обороты, и за кормой появился белый пенный след.

— Теперь вам не уйти! — злобно закричал им вслед Антонио. — Серо, ты слышишь меня?

Кроукер обернулся, не веря своим ушам. Значит, братьям Бонита было известно имя, которым звал Бенни его дед! Еще несколько минут назад Кроукер был почти уверен, что Бенни руководит сверхсекретной операцией АКСК, а теперь он уже был уверен в обратном — в том, что Антонио и Хейтор просто подставили Бенни.

— Сумасшедший! — воскликнул Бенни. — Что это он задумал?

Хейтор мчался по пристани параллельно уходившей в открытое море лодке. Он бежал очень быстро и не собирался останавливаться, хотя добежал уже почти до конца пристани.

Кроукер увидел, как Антонио вытянул правую руку в сторону лодки. Он был похож на Моисея, перед которым расступилось Красное море.

— Хейтор хочет достать нас, — сказал Кроукер.

Лодка находилась посередине довольно узкого канала, где не было места для маневра. И в этот момент Хейтор прыгнул вперед, оттолкнувшись от пирса.

Антонио раскрыл ладонь протянутой руки, на ней лежал камень духов. Он стал произносить заклинание, ветер срывал слова с его губ.

Хейтор широко расставил руки. Казалось, он летел над водой, поддерживаемый сильным ветром. Неужели это была магия Антонио?

В нарушение всех законов физики Хейтор приземлился на нос лодки, однако башмаки его скользнули по гладкой поверхности, и он свалился на палубу.

Бенни бросился на него с криком: «Подлец!» — и ударил его под ребра.

Кроукер одним глазом следил за изгибами узкого канала, а другим смотрел на пристань, где Антонио, еще выше подняв руку, продолжал свои заклинания.

Кроукер выхватил из кармана камень духов Хумаиты.

— Бенни, берегись! — закричал он. — Отойди от Хейтора!

Но Бенни его не слышал.

— Сукин сын! — Он плюнул на Хейтора и снова ударил его.

В этот момент неожиданно сильный порыв ветра качнул лодку. Не ожидавший этого Бенни покачнулся, и Хейтор, улучив минуту, лягнул его ногой в пах.

Задыхаясь от боли, Бенни согнулся пополам. Кроукер заметил блеск скальпеля в руке Хейтора и закричал:

— Бенни! Лови!

Бенни обернулся на крик Кроукера, и он кинул ему камень духов. Бенни протянул руку, чтобы поймать камень, но Хейтор оказался проворнее. Левой рукой он сумел перехватить брошенный Кроукером камень духов. Мгновенная яркая вспышка осветила его лицо, и он захохотал.

Бенни снова набросился на него с кулаками, но на этот раз Хейтор легко парировал его удары. Зажав в руке камень, он прижал его к шее Бенни, и тот упал, словно подкошенный. Хейтор сел на поверженного врага верхом, и в руке его зловеще блеснуло лезвие скальпеля.

Кроукеру ничего не оставалось делать, как заглушить мотор и броситься на помощь Бенни. Перед его мысленным взором предстал Майер, в боку которого торчал скальпель Хейтора. Тогда, у ресторана, Кроукер не сумел спасти адвоката. Неужели и теперь ему не удастся спасти друга?

Он с такой силой налетел на Хейтора, что у того дрогнула рука, державшая скальпель. Вместо того чтобы перерезать Бенни горло, скальпель вскользь коснулся его груди, вспоров большую грудную мышцу. Бенни завопил от боли. От сильного толчка Хейтор отлетел в сторону, к борту лодки. Не давая ему опомниться, Кроукер изо всех сил ударил его локтем в висок, и тот скрючился от боли.

Камень духов выпал из его руки и покатился по палубе. Кроукер попытался поймать его, вытянувшись всем телом. Это было страшной ошибкой. Кроукер понял это, как только осознал всю уязвимость и беззащитность своего открытого тела. Сначала надо было расправиться с Хейтором, а уж потом беспокоиться о камне духов. Но что

сделано, то сделано. Хейтор ударил его коленом в поясницу. Из глаз Кроукера посыпались искры, и лишь чудом ему удалось уклониться от скальпеля. Однако Хейтор не собирался оставлять его в покое. Подобрав камень духов, он ударил Кроукера в челюсть. Оглушенный и ослепленный, Кроукер почувствовал, как впадает в странное летаргическое состояние. Несколько лет назад он ездил в горы Монтаны, чтобы поохотиться на лосей. Тогда он чуть не замерз до смерти. Сейчас он испытывал похожее чувство заторможенности и оцепенения, когда каждое движение вызывает отвращение.

Немигающими глазами он безучастно смотрел, как Хейтор медленно разжимает руку, которой только что ударил Кроукера. На ладони оказался камень духов Хумаиты.

Склонив над Кроукером свое забинтованное лицо, он спросил:

— Ну, теперь ты понимаешь, как действует этот камень? Теперь я поймал твою душу, и ты никуда от меня не денешься. Теперь ты мой, понял? И я сделаю с тобой все, что только захочу. — Он присел на корточки перед Кроукером и продолжал: — Мне снился вещий сон. Я чувствовал запах мангровых зарослей, чувствовал, как по моему лицу стекают дождевые капли, и даже явственно ощущал причиненную тобой боль. И тогда я воспользовался скальпелем, чтобы узнать тайну жизни и смерти!

Зловеще улыбавшийся Хейтор был сейчас похож на фонарь из полой тыквы с прорезанными отверстиями глаз и рта.

— Во сне я держал в руках твою окровавленную голову!

Почти торжественно он прижал камень духов Кроукеру ко лбу, другой рукой подобрав оброненный на палубу скальпель.

— Я хочу, чтобы ты во всех подробностях почувствовал приближение смерти, — сказал Хейтор. — Больше тебе уже ничего не нужно ни чувствовать, ни знать. — Он приставил лезвие скальпеля к горлу Кроукера. — Твоя смерть все ближе и ближе. Ты видишь ее? Да, конечно, видишь, вот она!

Хейтор взмахнул скальпелем, и в то же мгновение раздался выстрел. Он упал на палубу рядом с Кроукером, из раны на плече хлынула кровь. Кроукер медленно перевел взгляд с Хейтора на Бенни, державшего в руках короткоствольный пистолет двадцать второго калибра. Прицелившись, Бенни выстрелил еще раз, но не попал в Хейтора, который уже успел перевалиться через борт лодки и исчезнуть в мелкой воде канала.

Совершенно обессилевший, Бенни выронил пистолет из рук, он с грохотом покатился по палубе.

— Как ты, амиго? — тихо и хрипло спросил он.

Кроукер медленно закрыл и снова открыл глаза. Неестественное оцепенение покидало его тело. Через несколько секунд он сумел подняться на ноги и, шатаясь, добрести до Бенни. Кроукер осмотрел его рану, она была довольно глубокой. Бенни лежал в луже крови.

— Плохо мое дело, да, Льюис?

— Не волнуйся, Бенни.

Кроукер, как смог, перевязал его рану. Сначала стальными когтями он разорвал свою рубашку на полоски, потом туго забинтовал грудь Бенни. Сейчас нужно было во что бы то ни стало остановить кровотечение.

— Действительно, почему я должен волноваться? — попробовал засмеяться Бенни, но тут же задохнулся от боли. — Я смертельно ранен, наша лодка находится черт знает где...

— Замолчи! — коротко приказал Кроукер.

— Вот опять я вынужден глотать твои оскорбления... Впрочем, что еще мне остается делать при таких обстоятельствах.

Бенни снова скривился от боли.

— Нет, я не стану волноваться. Я знаю, что мы не можем вернуться к причалу — там нас ждет Антонио. А ведь где-то рядом, словно акула, плавает Хейтор.

— Забудь о Хейторе. Он истекает кровью, и сейчас к нему сплывутся все крокодилы в радиусе пяти миль.

— Так значит, ты все еще не понял, кто такие братья Бонита, амиго? Да они сами едят крокодилов за чаем! К тому же у Хейтора теперь есть камень духов Хумаиты...

Кроукер посветил на палубу карманным фонариком — камня духов нигде не было видно. Он поднялся на ноги, сейчас было не время заниматься поисками камня. Кроукер пошел на корму. Лодка дрейфовала по каналу между мангровых зарослей. Он завел двигатель, и лодка послушно двинулась вперед.

Вскоре вокруг них были лишь мангровые заросли, темная вода и ночные хищники.

Бенни попытался сесть, однако, застонав от боли, снова плюхнулся в лужу собственной крови.

— Куда это мы плывем, амиго? Даже если ты знаешь место, где мы сможем спрятаться до утра, вряд ли стоит везти меня туда. К утру я уже буду мертв.

— Замолчи и не двигайся. Ты и так потерял много крови.

— Я не могу не говорить, Льюис. Если я замолчу, то стану думать о смерти...

— Ничего с тобой не случится, — сердито сказал Кроукер. — Для этого ты слишком большая сволочь!

— Увы, сволочь тоже может умереть. — Бенни снова попытался засмеяться, но только закашлялся и застонал.

Кроукеру не понравился его кашель. Уж не задел ли скальпель легкое? Усилием воли он заставил себя сконцентрироваться на управлении лодкой. Ночью да еще на большой скорости можно было запросто сбиться с пути.

Бенни тяжело дышал, словно только что пробежал марафонскую дистанцию, но продолжал рассказывать анекдоты и шутить по поводу своей близкой и неминуемой кончины. Очередной приступ кашля кончился тем, что он стал харкать кровью.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать