Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Возвращение в темноте (страница 78)


Антонио говорил Рейфу, что у него все равно нет иного выбора. Тем временем Кроукер, держась в тени, открыл стенной шкаф, где хранились костюмы для подводного плавания. Он вытащил неопреновый костюм с короткими рукавами и доходившими до середины бедра штанинами и натянул его, чтобы тесно облегавший тело неопрен остановил кровотечение. Потом он отодвинул в сторону остальные костюмы, достал из шкафа нож с зазубренным лезвием и засунул его за пояс. Потом он снял с крючка подводное ружье и зарядил его гарпуном.

Между тем оживленная беседа между Рейфом и Антонио приняла скверный оборот. Угрозы так и сыпались. Рейф, несомненно, был сильной личностью, но и он не мог тягаться с Антонио.

— Давай их сюда, — рявкнул Антонио, погрозив Рейфу пальцем.

— Прошу прощения, — возразил Рейф, — но я ведь уже сказал, что об этом не может быть и речи. И кончено.

— К черту твою болтовню! — воскликнул Антонио.

— Как хорошо, что я отнял у тебя пистолет, прежде чем пустить на борт катамарана, — улыбнулся Рейф.

— Власть, власть... — пробормотал Антонио, еле сдерживая гнев.

— По всей видимости, власть сейчас в моих руках, — сказал Рейф. Катамаран сильно качнулся, и на полках тоненько задребезжали фужеры и бутылки. — Кости Хумаиты — вот власть! И не будь дураком. Я никогда не отдам эту власть в твои руки, и нам не о чем больше разговаривать.

Казалось, он ни капли не боялся Антонио. Но он просто недостаточно хорошо его знал. В глазах Антонио появился горячечный блеск, какой Кроукер видел у охотничьих собак, загоняющих лису. Мгновенным движением выхватив нож с выкидным лезвием, Антонио бросился на Рейфа, но на полпути был пронзен гарпуном, выпущенным рукой Кроукера. Гарпун прошил его насквозь, пригвоздив тело к деревянной перегородке.

— Что за черт!... — Испуганный Рейф обернулся к возникшему из тени Кроукера. — Откуда ты взялся, дружище?!

Катамаран внезапно изменил курс. Очевидно, на палубе что-то произошло.

— Держись подальше от этого ублюдка, — предостерег Кроукер, показывая на сползшего на пол Антонио. Он направился к Рейфу, по пути задевая за углы мебели. Из-за качки или из-за того, что был на грани обморока?

— Он опасен, словно хвост скорпиона, — проговорил Кроукер.

— О Боже, дружище, не надо...

В этот момент Антонио вдруг резко вскочил на ноги и распахнул дверь на палубу. В кают-компанию ворвались вой ветра и грозный рев шторма. Зажимая рукой бок, Антонио выскочил на палубу.

— Бога ради, оставь ты его в покое, — сказал Рейф Кроукеру.

Но тот уже не слышал его. Выскочив вслед за Антонио на палубу, он увидел, что ветер вдруг резко изменил свое направление. Теперь он дул на восток, сбивая катамаран с курса.

Позади себя Кроукер увидел высокую фигуру Рейфа, тоже выскочившего на палубу.

Антонио пробирался к кормовой части. Кроукер подумал, что он собирается захватить управление катамараном, но потом увидел, что Антонио перебрался на сетку, натянутую между понтонами. Кроукер не мог понять его замысел. Даже если ему удастся справиться с одним рулевым, то на другом понтоне все равно стоял второй рулевой. Катамараном всегда управляли двое.

Внезапно Кроукер заметил какой-то темный силуэт между понтонами — там была привязана лодка, на которой Кроукер и Антонио добрались до катамарана. Так вот куда стремился Антонио! Там, в лодке, он оставил свой автоматический скорострельный пистолет. Кроукер знал, что этого никак нельзя было допустить.

Спрыгнув на сетку, Кроукер едва удержался на ней из-за сильного порыва ветра. Он мог держаться только одной рукой, к тому же подошвы ботинок скользили по мокрому нейлону. Сбросив с ног ботинки, он смог цепляться за сетку пальцами ног — к счастью, на нем не было носков.

Дождь постепенно становился слабее, но ветер продолжал неистовствовать, завывая в корабельных снастях.

— Антонио! — страшным голосом закричал Кроукер. — Антонио!

Антонио остановился и обернулся на крик, руками и ногами вцепившись в сетку. На его лице появилось подобие улыбки.

— Это ты? Ну вот и пришло время нам с тобой окончательно выяснить отношения.

Глядя в глаза Кроукеру, он вынул из кармана камень духов, положил его на кончик языка и замер в таком положении. Возможно, он не мог решиться сделать последний шаг, но скорее всего хотел, чтобы Кроукер осознал все значение его поступка.

Потом он проглотил камень.

— Вот она! — громко прокричал он, так, что Кроукер отчетливо расслышал слова сквозь вой ветра. — Вот та власть, что горит ярче солнца!

Кроукер двинулся было к корме, но тут на его плечо легла твердая рука.

— Рейф! Отпусти!

— Подожди, друг, — жестко произнес Рейф, глядя в глаза Кроукера. — С этого момента это не только твое дело, но и мое, понял?

— Рейф, ты ничего не понимаешь...

— Никто не смеет мне угрожать. Никто.

Тем временем Антонио, двигаясь словно краб, добрался до края сетки, перекувырнулся через ее край и поплыл к лодке, идущей в кильватере катамарана.

— Есть и другой способ, — сказал Рейф в самое ухо Кроукера.

Он поднял вверх руку, двигатели сбавили обороты, и катамаран лег на другой курс. Привязанная к нему лодка сделала широкий поворот, уходя от Антонио. Тогда Рейф, а вслед за ним и Кроукер забрались на правый понтон и с помощью электролебедки стали подтягивать лодку.

— Держи. — Он передал управление Кроукеру, когда лодка оказалась совсем близко. Добравшись до края сетки, он спрыгнул в лодку. Кроукер остановил лебедку.

В небе над головами ярко сверкали звезды. Кроукер тоже подобрался к краю сетки.

— Дружище! — Рейф победно поднял вверх руку, и в лунном свете блеснул какой-то

металлический предмет. — Смотри, что я нашел!

Рейф держал биомеханический протез Кроукера.

Спрыгнув в лодку, Кроукер шагнул к Рейфу.

Тот улыбался.

— Слушай, как там один буддист сказал продавцу хот-догов? А? Не помнишь? Он сказал: «Сделай мне один хот-дог, но со всем, что у тебя только есть».

— Хороша шутка, только вот одна загвоздка — буддисты не едят мяса.

Рейф нахмурился.

— Об этом я как-то не подумал. Тогда, может, это был продавец вегетарианских хот-догов?

— Не смешно.

— Это тоже не смешно. — Рейф уронил биомеханический протез Кроукера к своим ногам. Теперь в его руке появился автоматический пистолет Антонио. — Неплохое оружие, да? — Он с удовольствием разглядывал его. — Тебе, наверное, гораздо чаще приходилось иметь дело с такими штуками. Скажи, какая у него скорострельность?

— Потом. — Кроукер шагнул к Рейфу. — Позволь мне взять мой протез.

— Зачем? — Рейф навел пистолет на Кроукера, целясь прямо в голову. — Дружище, ты понимаешь, что если я сейчас нажму на курок, то от твоей головы ничего не останется?

— Сделай одолжение, целься куда-нибудь в другое место, ладно? — невозмутимо произнес Кроукер, хотя по спине у него пробежал холодок.

— Ну уж нет! Сними, пожалуйста, свой ремень. Ты слишком опасный человек, и я хочу знать наверняка, что у тебя нет оружия.

— Ради Бога, Рейф...

— Делай, что я сказал, черт бы тебя побрал!

Только теперь Кроукера осенила страшная догадка! Мир словно перевернулся перед его глазами...

Теперь перед ним ясно встала вся картина событий, в которых он сыграл не последнюю роль. Глядя на Рейфа, он машинально снял с себя ремень.

— Что это с тобой, друг? — усмехнулся Рейф. — Ты словно привидение увидел!

По-своему Рейф был прав. Наконец-то Кроукер увидел того таинственного человека-невидимку, за которого он сначала принял Бенни, потом Антонио, потом Росса Дарлинга.

Кроукер почувствовал, как его захлестнула волна горячей ненависти. Едва сдерживаясь, он сказал:

— Дело вот в чем, Рейф. Меня давно мучает один вопрос. Когда меня выследили братья Бонита, мне было все понятно — они сделали это с помощью системы самонаведения, которую прилепили под днище моего автомобиля. Но как им удалось узнать, что я буду ночевать в доме Сони?

Рейф пожал плечами.

— Какая мелочь!

— Согласен, я уже почти забыл об этом, но... — Кроукер поднял вверх обрубок левой руки, — но потом Антонио удивительным образом сумел отстегнуть мой биомеханический протез, пока я лежал без сознания. Интересно, как это ему удалось, Рейф? Он никак не мог знать шифра и все же сделал это!

Рейф молчал.

В груди у Кроукера бушевал вулкан.

— Вчера, когда я был на твоем катамаране, ты видел, как я снимал свой протез. Ты стоял так близко, что отчетливо видел все мои движения и запомнил комбинацию цифр, с помощью которой можно отстегнуть протез. И что я приеду ночевать в дом Сони, Антонио тоже узнал от тебя. В тот день ты спросил меня, где я буду ночевать, и я тебе ответил, что буду в Эль-Портале.

— И что?

Наглость Рейфа заставила Кроукера заскрежетать зубами.

— А вот что! Перед кем отчитывались братья Бонита в ДИКТРИБ? Перед Дарлингом? Несмотря на весь его богатый опыт, он всего лишь бывший морской пехотинец, и для него среднее звено управления — предел. Значит, у Дарлинга тоже был свой хозяин. Кто?

— Кто? — переспросил с улыбкой Рейф. — Серо.

Кроукера душила ярость. Ему уже было знакомо это чувство. В ярости он застрелил маньяка-убийцу Аджукара Мартинеса, в ярости прикончил Дона Родриго, человека, по приказу которого был убит его отец. Эти люди были такими же, как Рейф. Они попрали все, что было свято для Кроукера.

— Ты говорил мне, что не знаком с братьями Бонита, но это была гнусная ложь! — сказал Кроукер. — О Боже, ты мне все время лгал, Рейф! А ведь я считал тебя своим другом и во всем доверял тебе. А ты просто все время надувал меня, как и Бенни, которому обещал кости деда. Как же ты мог? Что же ты за негодяй такой?

— Я самый умный и хитрый негодяй на свете, — с довольной улыбкой проговорил Рейф.

Кроукер глубоко вздохнул. Боль от чудовищного предательства Рейфа была невыносима.

— Это ты руководил братьями Бонита, и вся эта мексиканская операция была твоим детищем, Рейф. Эта идея пришла тебе в голову, когда ты был мэром. Вот почему ты отказался выставлять свою кандидатуру на второй срок. Тобой уже владела иная страсть, ты стремился к совершенно иной цели. И давно ты начал работать на федералов?

— Задолго до того, как тебя пригласили найти парня, который якобы «угрожал» мне. Этот бандит из Майами, от которого ты меня защищал, был негласным агентом ДИКТРИБ. А в результате мы с тобой стали друзьями. Не правда ли, очень простой и эффективный способ подружиться с необходимым тебе для дела человеком? — Рейф пожал плечами. — Впрочем, тебе, наверное, интересно узнать другое. ДИКТРИБ — моя собственная империя, в которой я чувствую себя в полнейшей безопасности. Федеральная бюрократическая машина настолько огромна, что в ней очень легко затеряться. Собственно, и нужно-то всего ничего — несколько хороших друзей, надежные связи и горстка преданных тебе людей. Власть питается властью, так-то!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать