Жанры: Деловая литература, Политика » Дэниел Ергин » Добыча (страница 82)


Последнее положение соответствовало наиболее важным планам правительства. Оно выдало „Англо-персидской компании“ мандат на переговоры со „Стандард ойл“ и на заключение подобных рыночных соглашений с американцами, чтобы „успокоить их ревность и показать, что мы не настроены драться“. Дело в том, что, не будучи, в отличие от Америки, связанным антитрестовской традицией, правительство Великобритании было заинтересовано в объединении. Один британский чиновник писал в то время: „Наш богатый опыт показывает, что объединение нефтяных интересов не наносило ущерба покупателю“.

Кэдмен, являясь теперь представителем политики правительства, добивался соглашения с американскими компаниями. Сразу после заключения „африканской“ сделки с „Шелл“ он написал Тиглу письмо с предложением создать „небольшую „клиринговую палату“ по вопросам высокой политики“ для их компаний и „Ройял Датч/Шелл“. Указанные выше события, побудили Детер-динга пригласить Тигла, Кедмена и прочих составить ему в августе 1928 года-компанию, немного поохотиться и порыбачить в замке Экнекерри на Шотландском нагорье.


„ПРОБЛЕМА НЕФТЯНОЙ ИНДУСТРИИ“


Результатом двухнедельных переговоров, проходивших на берегах реки Эр-кэйг, явился семнадцатистраничный документ – согласованный, но не подписанный. Он назывался „Ассоциация объединенных запасов „, но стал более известен как „Экнекерри“, или „Соглашение „Как есть“. В документе обобщалась „проблема нефтяной индустрии“ – перепроизводство, породившее „скорее деструктивную, чем конструктивную конкуренцию, которая привела к росту эксплуатационных затрат… Если мы признаем этот факт, необходимо осуществ лять экономию, прекратить напрасные растраты, уменьшить дорогостоящее дублирование мощностей“.

Сердцевиной документа было описание принципа „Как есть“: каждой компании отводилась квота на различных рынках – процентная доля суммарных продаж, основанная на доле компании в 1928 году. Компания имела право увеличить объемы, только если возрастал общий спрос, но ее процентная доля должна была оставаться прежней. При таких условиях компании должны были добиваться сокращения затрат, заключать соглашения о совместном использовании имеющихся мощностей и соблюдать осторожность при постройке новых. Для повышения эффективности поставки на рынки предполагалось осуществлять из географически близких источников. Это позволило бы получать дополнительные прибыли, поскольку цена рассчитывалась бы по традиционной формуле (цена на побережье Персидского залива плюс стоимость доставки) даже в том случае, если бы нефть шла из более близкого источника. Это условие было основным, поскольку обеспечивало единообразное формирование цены, и участники соглашения „Как есть“ могли не испытывать беспокойства по поводу угрозы ценовых войн и ценовой конкуренции со стороны других участников.

Через несколько месяцев лидеры отрасли договорились и о контроле над нефтедобычей. Участники системы Экнекерри могли выходить за рамки объемов, предписываемых их рыночными квотами, но только до тех пор, пока излишки продавались другим членам пула. Для реализации соглашения „ассоциация“, управлявшаяся представителями компаний (по одному от каждой), должна была проводить необходимый статистический анализ спроса и транспортировки, а также распределять текущие квоты.

Однако оставался еще один важный участник торговли нефтью в Европе, не участвовавший в соглашении, – Советский Союз. Ясно было, что для сохранения шансов на успех его следовало привлечь в соглашение „Как есть“, поскольку к 1928 году советская компания „Российские нефтепродукты“ занимала четвертое место по объему поставок в Соединенное Королевство. СССР восстановил довоенный уровень добычи, и нефть стала крупнейшим источником твердой валюты для Советского Союза. Учитывая нелюбовь Детердинга и Тигла к Советам, следовало считать отличным результатом уже то, что крупнейшие компании в феврале 1929 года достигли с русскими взаимопонимания, гарантировав СССР долю британского рынка. После решения вопроса с Советским Союзом осталось только одно значительное исключение из этого „приятельского“ дележа мировых нефтяных рынков, но весьма крупное: соглашение полностью исключало внутренний рынок США из-за американских антитрестовских законов4.

Соглашение „Экнекерри“, достигнутое среди уединенных красот Шотландского нагорья, напоминало о событиях, происходивших на границе двух веков. Тогда Рокфеллер и Арчбольд, Детердинг и Сэмюель, Нобели и Ротшильды прилагали все силы, чтобы прийти к большому согласию на мировом рынке нефти, но попытка сорвалась. И снова нефтяные компании не достигли в реализации нового соглашения большего успеха, чем сохранение встречи в тайне. Осталось достаточно игроков, которые в соглашении не участвовали и были готовы без малейших колебаний „пощипать“ рыночные доли крупных компаний. На самом деле соглашение было выгодно тем, кто в него не вошел: они могли установить цену чуть ниже, чем крупные компании, и отобрать у них часть рынка. Даже если бы членысоглашения ответили жесткой ценовой политикой на данном рынке, меньшие компании могли перейти на другой.

Особенно важно было поставить под контроль американский экспорт, составлявший по объему до трети общего потребления нефти за пределами Соединенных Штатов. Поэтому сразу по возвращении Тигла из Экнекерри группа из семнадцати американских компаний сформировала Экспортную нефтяную ассоциацию, чтобы совместно управлять нефтяным экспортом и распределять между собой квоты. Участники ее действовали в соответствии с американским Актом Уэбба – Померена 1918 года, позволявшего компаниям США делать за границей то, что

антитрестовские законы не позволяли дома – объединяться. Однако переговоры ассоциации с „Европейской группой“ не имели успеха. Помешал вопрос о распределении добычи между американскими и европейскими компаниями. Кроме того, ассоциация никогда не достигала „критической массы“ – она контролировала самое большее 45 процентов американского экспорта. К тому же семнадцать компаний – это слишком много, чтобы достигнуть соглашения по ценам и квотам. Провал попытки создания в США экспортного картеля в дальнейшем свел на нет предпринятые в Экнекерри усилия.

Слишком много нефтедобывающих компаний по всему миру осталось за рамками соглашения „Как есть“. „Цифры, которые были перед нами, – писал Тиглу Дж. Б. Кесслер, директор „Ройял Датч/Шелл“, – свидетельствовали, что большая часть потенциальной мировой добычи принадлежала предприятиям, которые не контролировали ни вы, ни мы, ни кто-либо из других крупных нефтяных компаний. Из этого следовало, что нынешний баланс в мировой нефтедобыче, вероятно, не может поддерживаться только лишь нашими с вами усилиями“. Подтверждение прогноза Кесслера не заставило себя ждать. Открытия месторождений и добыча в США шагали к великому крес-чендо Восточного Техаса. Нефть шла на мировой рынок и из других источников, например, из Румынии. Соглашение „Экнекерри“ было смыто потоком неконтролируемой добычи, и нефтяные компании снова начали атаковать чужие рынки.


РАЗЛАД ВНУТРИ „ЧАСТНЫХ ВЛАДЕНИЙ“


„Большая тройка“ – „Джерси“, „Шелл“ и „Англо-персидская компания“ – в 1930 году попробовала заново сформировать альянс, теперь уже в менее грандиозных масштабах. Компании провели ревизию идей соглашения „Как есть“ и оформили новый Меморандум для европейских рынков. Вместо установления мирового порядка компаниям, работающим на различных рынках Европы, предстояло попытаться устроить „местные соглашения“ по разделу рынка с „посторонними“. И снова система оказалась в основном неэффективной ввиду постоянного роста объемов американской, российской и румынской нефти. В частности, Советский Союз, не задумываясь, „срезал“ цены, когда видел возможность увеличить доходы. Ему были чужды нормальные коммерческие соображения. Кремль требовал от российских торговых организаций любой ценой добывать как можно больше иностранной валюты, чтобы платить за оборудование, необходимое России для индустриализации. Несмотря на постоянные попытки, достижение серьезного и продолжительного соглашения с русскими оказалось для компаний невозможным.

К 1931 году „Джерси“ разочаровалась в глобальных союзах. „Ввиду краха Экспортной ассоциации необходимо расторгнуть наше соглашение „Как есть“ с „Ройял Датч“, – сказал своим коллегам Е. Дж. Сэдлер, руководитель работ по нефтедобыче „Джерси“. – В настоящее время „Джерси“ приносит значительные жертвы, защищая другие компании при неблагоприятных экономических условиях“. Он предложил, чтобы „Джерси“ оставила все усилия по сотрудничеству и вместо этого вступила в войну с группой „Шелл“. „Сейчас наилучший момент для борьбы с „Ройял Датч“, поскольку они очень уязвимы на Ближнем Востоке… Из этого региона мы никогда не получали доходов, поэтому ценовая война не будет стоить нам почти ничего“. На не предвещавшей ничего хорошего встрече в марте 1932 года Детердинг и другие высшие руководители „Ройял Датч/ Шелл“ ясно обрисовали серьезность мировой ситуации перед М. Уайлом, надзиравшим за долей Ротшильдов в компании. „Объемы продаж рухнули, – докладывал позднее Уайл барону Ротшильду. – Цены плохи везде, и деньги нигде не делаются, за исключением немногих мест“.

В ноябре 1932 года сэр Джон Кэдмен обратился к Американскому нефтяному институту. Он посвятил свою речь достоинствам „сотрудничества“ – „соответствующего, разумеется, законам каждой страны“. Его замечания ясно опровергали широко распространенное мнение о том, что соглашения „Как есть“ были секретными и неизвестными миру. Джон Кэдмен, председатель „Англо-персидской компании“, стоял перед всеми членами Американского нефтяного института и заявлял, что „принципы „Как есть“… стали краеугольным камнем сотрудничества в международной нефтяной торговле за пределами Соединенных Штатов“.

Кедмен предостерегал присутствующих: „На улице по-прежнему дождливо“, и перед лицом катастрофы, которая надвигается в связи с Депрессией, компании не могут отказываться от попыток найти убежище от шторма и стабилизировать отрасль. Был предложен новый вариант толкования „Как есть“ – тезисы Соглашения по дистрибуции, на которые „должны опираться те, кто формирует правила для местных картелей или местных соглашений“. Вначале к „Тезисам“ присоединились „Ройял Датч/Шелл“, „Джерси“, „Англо-персидская компания“, „Сокони“, „Галф“, „Атлантическая компания“, „Тексас“ и „Синклер“. Новое соглашение обеспечивалось двумя комитетами „Как есть“ – одним в Нью-Йорке, ориентированным на поставки, другим в Лондоне, ориентированным на дистрибуцию. В Лондоне создали центральный секретариат „Как есть“ для решения задач статистики и координации. Однако оставалось много поводов для трений, в том числе хроническое жульничество. Существовала и проблема „девственных“ рынков – то есть таких, на которых участники раньше не торговали, но хотели бы туда войти6.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать