Жанры: Деловая литература, Политика » Дэниел Ергин » Добыча (страница 91)


Финансовая „нужда“ также подогревала интерес шейха Ахмеда к привлечению концессионеров. Как и остальные шейхства побережья Персидского залива, Кувейт испытывал суровые экономические трудности. Местная торговля жемчугом являлась главным источником доходов из-за рубежа. В связи с этим у шейха Ахмеда появилась веская причина для недовольства японским торговцем лапшой из префектуры Майе неким Кокичи Микимото (не важно, знал шейх это имя или нет). Японец помешался на устрицах и жемчуге и посвятил много лет выработке технологии выращивания жемчуга искусственным путем. В конце концов усилия Микимото были вознаграждены, и к 1930 году искусственный японский жемчуг заполонил мировой рынок драгоценностей, практически уничтожив спрос на натуральный жемчуг, который ныряльщики доставали у берегов Кувейта и в других местах Персидского залива. Экономика Кувейта была разрушена, экспортные доходы упали, торговцы разорились, лодки лежали на берегу, а ныряльщики вернулись в пустыню. Ахмед и его государство нуждались в новом источнике доходов, благословенные виды на нефть появились как раз вовремя.

Перед маленькой страной стоял и ряд других экономических трудностей. Великая Депрессия добралась и до Аравийского полуострова, и это еще сильнее поразило экономику Кувейта и других шейхств. Дела пошли так плохо, что рабовладельцы на берегах Аравии продавали африканских рабов в убыток, чтобы не тратиться на их содержание. Вдобавок шейх Ахмед сердился на Великобританию за то, что она, как ему казалось, не оказывала адекватной поддержки в спорах с Саудовской Аравией и Ираком. Шейх верил, что вместе с американской нефтяной компанией в Кувейт придут американские политические интересы, которые можно будет использовать для укрепления позиций и против Великобритании, и против соперников в регионе. Но тем не менее шейх знал, что не осмелится восстановить против себя Великобританию, от которой по-прежнему в наибольшей степени зависела политическая и военная безопасность. Кувейт был очень маленьким государством, в заливе господствовала Британская империя, и шейх понимал практическое значение королевского военного флота.

В свою очередь британское правительство хотело сделать все, от него зависящее, чтобы поддержать свое влияние и положение в регионе. Соответственно,оно старалось обеспечить получение концессий английскими компаниями. Но как этого добиться? Хотя действие „пункта британской национальности“ в случае Бахрейна было приостановлено, Лондон продолжал настаивать на его действии в Кувейте. Это полностью перекрывало возможность участия „Галф“ наравне с синдикатом „Истерн энд дженерал“, поскольку работать разрешалось только фирмам с британским контролем. „Галф“ заявила протест против политики исключений Государственному департаменту США, который в свою очередь в конце 1931 года начал оказывать давление в этом вопросе на Великобританию.

Британское военно-морское министерство энергично настаивало на сохранении „пункта британской национальности“ не только из соображений стратегии военных поставок нефти, но и по причине предполагаемых трудностей, с которыми пришлось бы столкнуться, обеспечивая „защиту американских граждан на территории Кувейта“. Результатом могло бы стать даже „вмешательство американских военных кораблей в дела в заливе для обеспечения защиты, которую Великобритания, может быть, не сумеет предложить“. Но, по словам одного чиновника, основную роль здесь играло опасение, что Великобритания „уступит влияние и главенствующее положение, особо важной для ее имперских интересов области, другой, более богатой нации“. Однако после некоторых колебаний ключевые министерства британского правительства – министерство иностранных дел, министерство по делам колоний и нефтяное министерство -были готовы отказаться от „пункта британской национальности“. „Чего мы хотим меньше всего, – сказал чиновник из МИДа, – так это нефтяной войны с Соединенными Штатами“. Действительно, американский капитал мог бы упрочить политическую стабильность и ускорить экономическое развитие в регионе, что соответствовало интересам Великобритании. В апреле 1932 года британское правительство отказалось от „пункта британской национальности“. В тот момент казалось, что серьезных последствий не будет, следовательно, нет и реальных причин не делать этого. Помимо всего прочего, „Англо-персидская компания“ мало интересовалась разведкой нефти в Кувейте. Сэр Джон Кэдмен, председатель компании, сообщил министерству иностранных дел, что любая нефть, найденная в Кувейте“, не представляла бы интереса для „Англо-персидской нефтяной компании“. „Американцам – „добро пожаловать на то, что они могут там найти!“ – добавил он.

„Галф“ и правительство Соединенных Штатов были удовлетворены решением английского кабинета об устранении „пункта британской национальности“. Однако никто не ликовал так, как майор Холмс. Он считал „чудесную победу“ в значительной мере заслугой самого популярного, по его мнению, человека в Англии – американского посла Эндрю Меллона, бывшего секретаря казначейства США и члена семьи, контролировавшей „Галф ойл“. Эндрю Меллон занял свой новый пост в 1932 году в возрасте 77 лет. Он чувствовал себя в Лондоне более чем комфортно – наслаждался возможностью легально выпить (в США по-прежнему действовал „сухой закон“), женился на

англичанке. Даже покрой его костюмов свидетельствовал о приверженности к английскому стилю. Кроме того, он знал, как делать в Англии бизнес. Ровно тридцать лет назад он поехал туда, чтобы попытаться убедить Маркуса Сэмюеля, что „Шелл“ следует позволить недавно образовавшейся компании „Галф ойл“ выйти из контрактана поставки, поскольку в связи с падением подземного давления на Спиндлтопе дела у нее пошли плохо. Благодаря спокойной уверенности, настойчивости и обаянию, с которыми он вел переговоры с Сэмюелем, Меллону удалось добиться успеха.

В 1932 году однако над ним сгустились тучи. Пошли разговоры, что во время его пребывания на посту министра финансов компании из обширной империи Меллонов встречали в некоторых инстанциях особое обхождение или поддержку. В конгрессе поговаривали о необходимости уволить его с поста министра финансов, но Гувер внезапно отправил его ко британскому двору. Кое-кто воспринял его быстрое согласие на это предложение как форму добровольной и благоразумной ссылки.

Меллон был не просто семейным патриархом и дядей председателя „Галф“ Уильяма Меллона – он также финансировал „Галф“ и превратил ее в интегрированную нефтяную компанию. Он продолжал относиться к „Галф“ как к семейной компании Меллонов и проявлял к ней глубоко личный интерес. Ему уже случалось обращаться к помощи Госдепартамента, чтобы „открыть двери“ в Кувейт для „Галф“. Когда он отправился послом в Лондон, где мог оказаться в центре борьбы за Кувейт, щепетильный помощник госсекретаря попытался установить честные правила игры. „Всегда очень легко впасть в крайность, если слишком стремишься избегать критики, – телеграфировал он в американское посольство в Лондоне. – Во всем, что мы делаем, мы должны оказывать компании „Галф ойл“ помощь не большую и не меньшую, но точно такую же, какую мы должны оказывать любой другой американской компании в сходных обстоятельствах“. Однако сохранять баланс было весьма трудно. Даже в Госдепартаменте „Галф“ называли „интересом Меллона“; Великобритания имела дело с „Галф“ и „нефтяной группой Меллона“, что взаимозаменяемо. Сам Эндрю Меллон никогда не показывал, что он видит разницу. Он называл „Галф“ „моя компания“ (небезосновательно, поскольку Меллоны владели самым большим пакетом акций) и действовал, исходя из этой посылки.

Отказываясь от „пункта британской национальности“ для Кувейта, Лондон тем не менее заявил, что будет настаивать на возможности просматривать все предложения и рекомендовать эмиру, какое следует выбрать. Решение вопроса не слишком осложнялось из-за этого, поскольку Кэдмен прямо заявлял, что „Англо-персидская компания“ не является заинтересованной стороной. Но затем, в мае 1932 года, „Сокал“ нашла нефть в Бахрейне и изменила ситуацию и перспективы всего аравийского побережья. „Англо-персидская компания“ резко поменяла взгляды. Кэдмен спешно сообщил министерству иностранных дел о том, что дезавуирует недавнее заявление об отсутствии интереса. Теперь „Англо-персидская компания“ внезапно решила, что очень хочет сделать предложение по концессии в Кувейте. Никто не получил большего удовлетворения от смены настроения компании, чем сам шейх, изложивший с красноречивой простотой фундаментальную максиму бизнеса. „Да, теперь у меня два претендента, – сказал он, – и, с точки зрения продавца, это к лучшему“.

Следующий ход должно было сделать британское правительство. Департаменту по нефти предстояло рассмотреть не только предложение „Галф“, но и новую заявку от „Англо-персидской компании“ и представить эмиру свое мнение. Но по мере того, как шло неспешное рассмотрение заявок в Лондоне, подозрения Холмса и „Галф“ (а также правительства США) все более увеличивались. Они были уверены, что задержка эта – только хитрость, за которой последует рекомендация в пользу „Англо-персидской компании“. Американское посольство следило за развитием событий, хотя Госдепартаменту не хотелось создавать впечатление, что он действует „просто для личной выгоды м-ра Меллона“. Однако стояла уже осень 1932 года, никаких рекомендаций по-прежнему не было, и Меллон, потеряв терпение, решил забыть о приличиях и прямо пробивать вопрос через министерство иностранных дел. В конце концов бизнес есть бизнес. Вероятно, он остро почувствовал, что медлить нельзя, поскольку стало очевидно, что непопулярному Герберту Гуверу скоро придется покинуть Белый Дом, после чего завершилась бы работа Меллона в качестве посла. „Тот факт, что американский посол имеет столь острый интерес в обеспечении концессии для собственной группы, а срок его пребывания на посту подходит к концу, – замечал высокопоставленный представитель министерства иностранных дел, также может дать некоторое объяснение неоднократно и настойчиво появлявшимся мнениям“. Действительно, натиск Меллона был столь яростным, что чиновник Госдепартамента рекомендовал госсекретарю предложить Меллону „быть полегче с этим вопросом“.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать