Жанр: Исторические Любовные Романы » Лесли Лафой » Путь к сердцу (страница 28)


Ривлин и прежде предполагал, что именно так Мадди смотрит на жизнь, однако, слушая ее, он испытал острую боль. Ему мучительно хотелось обнять свою пленницу и пообещать ей много счастливых дней впереди.

Поднявшись по ступенькам, Мадди обернулась:

— Ты идешь или так и собираешься торчать здесь всю ночь?

Здравый смысл подсказывал Ривлину, что ему надо во что бы то ни стало разобраться в сумятице своих мыслей.

— Хочу немного покурить. — Доставая из кармана ключ от комнаты и протягивая его Мадди, он добавил: — Приду минут через десять.

Она недоверчиво поглядела на ключ.

— А ты не боишься, что я улизну через парадную дверь, пока ты не следишь за мной?

— Неужели и вправду улизнешь?

— Нет, — с негромким смехом ответила она.

— Вот поэтому я тебе доверяю.

— Однако ты прошел немалый путь с того времени, как позволил мне искупаться в пруду, — заметила Мадди, проходя на кухню.

— А какой путь прошла ты? — невольно спросил он.

Мадди либо уже не слышала его, либо не хотела отвечать. Дверь за ней закрылась, и Ривлин остался стоять во дворе возле картонок с костюмом и пальто. Она вела себя с ним честно; ему следовало быть благодарным ей и чувствовать себя спокойно. Но спокойствие не приходило. Что-то терзало его, обжигая сердце. Это было желание, но не то, которое легко удовлетворить, просто уложив женщину в постель.

Ривлин полез в карман и вытащил кисет. Он вовсе не надеялся, что табак поможет найти ответ на все вопросы, и, свертывая самокрутку, рассчитывал лишь на то, что привычные движения немного успокоят его.

Глава 13

Мадди положила на кухонный стол ключ, потом повернулась и бросила взгляд на дверь. Может, ей вернуться к Ривлину? Нет, решила она, снимая с себя шаль и укладывая ее поверх коробок. Ривлин поступит так, как позволит ему его совесть, а она, ожидая, пока он размышляет, может порадовать себя, побыв с Грейс. Дети не ставят условий, а принимают людей такими, какие они есть.

— Здравствуй, радость моя!

Мадди быстро повернулась к дверям гостиной.

— Майра!

— Какое счастье видеть тебя! Я боялась, что этого уже никогда не случится… — Окинув ее взглядом с головы до ног, Майра воскликнула: — Я просто ушам своим не поверила, когда Элен сказала, что ты здесь. Ну, давай все по порядку, милая.

— У Ривлина было поручение доставить меня в Левенуэрт, чтобы я дала показания, — быстро заговорила Мадди, стараясь как можно скорее изложить свою историю, — но Мэрфи — ты, наверное помнишь его — последовал за нами и попытался нас убить. Потом, буквально на следующий день, нас настигли еще двое с тем же намерением. Видимо, кто-то заплатил им за то, чтобы они нас уничтожили и я не дала показания. Мы не знаем, почему им понадобилось покушаться еще и на жизнь Ривлина, поэтому затаились здесь и пытаемся найти ответы на все эти вопросы.

Майра кивнула, однако серьезный и сосредоточенный вид она смогла сохранить не более чем полсекунды. Потом ее неистощимый оптимизм, как обычно, взял верх.

— А эта прелестная история крошки Грейс! Кэти мне все рассказала! — воскликнула она, радостно улыбаясь. Как всегда, ее руки участвовали в разговоре не менее активно, чем рот, и Мадди на всякий случай чуть отступила. — Просто десятицентовый роман под названием «Красивая узница и покинутое дитя».

Майра ничуть не изменилась, решила про себя Мадди и, засмеявшись, покачала головой.

— Теперь ты расскажи мне о себе. Я считала, что тебе еще месяц до освобождения.

Майра немедленно приступила к рассказу:

— Меня освободили по приказу самого губернатора — его безмозглый секретарь наконец-то передал ему мое письмо, и губернатор сам проследил, чтобы справедливость была восстановлена как можно скорее. А секретарь с опилками вместо мозгов теперь перебирает бумажки в какой-то захолустной конторе.

— Ты и вправду знакома с губернатором?

— Радость моя, я знакома со всеми на свете, и большинство из них мне кое-чем обязано.

— Кстати, насчет знакомств, — напористо заговорила Мадди, — почему ты не сказала, что знакома с Ривлином Килпатриком?

— Скажи я тебе это тогда, ты вообразила бы самое худшее из возможного и поехала бы с ним в полной боевой готовности, взъерошив перышки. Бедный мужик явно не поладил бы с такой колючей особой.

— Не поладил бы в чем?

Майра округлила глаза:

— Не стащил бы с тебя твои кальсоны, в чем же еще?

— Ты действительно воображаешь, что такое могло случиться?

— Мадди, черт побери! — Майра уперла руки в бока. — Одному Богу известно, как я старалась привлечь к себе его внимание, — и чего добилась? Только того, что он подмигнул мне разок-другой. Я считаю, что если уж не получила удовольствие сама, то хоть послушаю, как ты мне об этом расскажешь.

— А почему ты вообразила, что он мне хотя бы подмигнул?

Майра засмеялась, ее голубые глаза засверкали.

— Прелесть моя, да ведь ты мечта любого мужчины! Маленькое соблазнительное существо — смесь огня и невинности. Если Ривлин Килпатрик не прельстился тобой, значит, с ним творится что-то неладное.

— Наверное, просто существуют некие правила, которыми он руководствуется, — возразила Мадди.

— Да ну? Мередит донесла мне, что вы помещаетесь вдвоем в бывшей комнате Эдит…

— Убери ухмылку со своей физиономии, Майра Флоренс. Между нами ничего не было.

Майра и в самом деле перестала ухмыляться.

— В таком случае, милая моя, ты недостаточно старалась — Ривлин Килпатрик может быть слугой закона, но он мужчина, а еще не было на свете мужчины, чьи помыслы не обратились бы к занятиям любовью только при одном виде постели.

— Майра…

— Детка, жизнь коротка — пользуйся ею, пока есть возможность. Тебе предстоят долгие дни одиночества, и сообразительная девушка должна использовать любой шанс, чтобы получить наслаждение. Так что же удерживает Ривлина Килпатрика?

— Порядочность.

Такой ответ вынудил Майру на некоторое время замолчать, после чего она кивнула, осуждающе цыкнула зубом и проворчала:

— Надо мне поговорить с нашим малышом и наставить его на истинный путь.

Мадди попыталась представить себе этот разговор, и сердце у нее так и запрыгало.

— Прошу тебя, оставь эту затею.

Майра обвела кухню глазами.

— Кстати, а где же этот твой красавчик?

— Он вовсе не красавчик, а конвоир,

получивший приказ доставить меня в суд.

— Это мы обсудим позже. Так где же он?

Мадди понимала, что разубедить Майру вряд ли возможно.

— Там, на дорожке, — ответила она. — Курит. Сказал, что скоро придет.

— Пусть немного задержится, — решила Майра, маршируя к выходу. — А ты тут пока поешь чего-нибудь.

— Майра!

— Доверься мне, милая, я мигом разберусь в этом деле. Посмотрим, верно ли ты его понимаешь.


Дверь распахнулась в ту секунду, когда Ривлин зажигал вторую самокрутку, но по ступенькам к нему, против ожидания, спустилась вовсе не Мадди, а…

— Ривлин Килпатрик, я хочу поговорить с тобой.

— Привет, Майра, — протянул Ривлин. — Губернатор наконец узнал о том, что ты попала в передрягу?

— Он добрый, отзывчивый человек.

— Верю тебе на слово. Ты уже виделась с Мадди?

Майра остановилась перед ним, расставив локти и положив ладони на бедра.

— Да, и оставила ее на кухне. А теперь скажи, что неладно с моей девочкой?

— Неладно? — переспросил он. — Да вроде бы ничего такого.

— Тогда почему ты ее не соблазнил?

Боже милостивый! Ривлин глубоко вдохнул горьковатый дым.

— Большинство мамаш не желает, чтобы их дочерей укладывали в постель, по крайней мере до того, как у них на пальце заблестит обручальное колечко.

— Надо шире смотреть на вещи, — безапелляционно заявила Майра. — Так почему ты не уложил ее на спину?

— По-моему, тебя это не касается. Не меняя позы, Майра слегка наклонилась вперед и проговорила с поистине военной четкостью:

— Ты бы подумал дважды, Ривлин Килпатрик, прежде чем сбрасывать меня со счетов. Если надеешься на мою поддержку, давай выкладывай все напрямую, да побыстрее.

— У Мадди и так была нелегкая жизнь. — Ривлин снова глубоко затянулся и добавил: — Ей не нужны дополнительные сложности.

— А что такого случится, если вы какое-то время будете спать друг с другом?

Все. Ривлин бросил на землю окурок и затоптал его каблуком сапога.

— Она хороший человечек, Майра, и я не хочу быть еще одним в длинной череде людей, которым не было дела до того, что с ней произойдет в будущем.

Майра помедлила, потом подняла на него глаза и прищурилась.

— Так ты любишь ее?

У него вдруг пересохло во рту.

— Ничего подобного. — Ривлин сглотнул. — Я просто хочу остаться джентльменом, вот и все.

— А ты не боишься, что тебе придется трудновато?

— Майра была достаточно умна и опытна и без труда угадывала желание там, где оно существовало.

— Не могу не признать, что разок-другой у меня появлялось намерение плюнуть на здравый смысл. — Ривлин печально вздохи ул.

— Хочешь совет? Когда тебе в следующий раз выпадет случай побыть джентльменом, пренебреги им. Мадди особо не на что надеяться, и немножко любви ей не повредит.

— Я подумаю об этом.

Интересно, прижималась ли Майра ухом к двери, пока он и Мадди разговаривали у крыльца?

— Нечего тут думать. Если ты не примешь на себя честь быть ее первым… — Майра вдруг умолкла и затрясла головой. — Во имя милосердия Божьего, Ривлин, ее первым любовником должен быть тот, кого она сама выберет. Ты можешь оставить ей хорошие воспоминания на будущее.

Если Майра ставила себе целью ошеломить его, она вполне в этом преуспела.

— Выходит, соблазнить Мадди — значит совершить поступок милосердия? — неуверенно проговорил Ривлин. — Я в самом деле подумаю об этом…

— Это уж твоя задача, Килпатрик, но ты слишком много думаешь. Почаще обращайся к своим чувствам.

Неожиданно Ривлин пожалел, что затоптал недокуренную папиросу.

— Чувства — это обоюдоострый меч…

— Вот и будь с ними поосторожнее. Расскажи-ка мне о попытках убить тебя и Мадди.

Наконец-то она задала понятный ему вопрос. Ривлин с облегчением вздохнул и подробно сообщил ей обо всем, что произошло, о тех темных тенях, которые сгустились над ними.

— Вот и толкуй обо всяких обоюдоострых мечах, — невесело произнесла Майра. — Бедная Мадди ощущает вкус свободы и обретает возможность стать женщиной, но это связано с опасностью для ее жизни.

— Я сделаю все от меня зависящее, чтобы она не погибла.

— Как ты думаешь, кто стоит за этим?

— Деньги, Майра, очень большие деньги. Уордсворт, Лонг и Киркман стоят дорого. Я не думаю, что такие люди, как Фоли, обладают средствами или связями, при которых можно провернуть такое крупное дело.

— И как вы намерены поступить? Спрятаться здесь надолго? Добро пожаловать. Ривлин покачал головой.

— Я полагаю, они предпримут еще одну попытку убить нас, причем в ближайшее время, поэтому намерен дождаться следующего, кто явится за Мадди. Если повезет, я получу от него нужные сведения.

Майра немного подумала, вздохнула и согласно кивнула.

— Как ты считаешь, сколько времени им понадобится для того, чтобы послать кого-то?

— Отсчет уже начался. Будь я на их месте, я направил бы человека по следу Мэрфи и двух других. Не получив извес-гни насчет того, что дичь затравлена, я бы послал кого-нибудь в Уичито закончить дело.

— На поезде сюда можно добраться быстро. Ты говорил с Майком Мигером?

— Да. Он ведет наблюдение. Сегодня днем я переговорил и с Чарли Робертсом.

— Значит, мы должны держать Мадди в гнезде и ждать, когда развернутся события. Как я понимаю, ты нынче прогулялся с ней по городу, и теперь тот, кто за ней следит, знает, что она здесь.

— Так и есть. А теперь мне надо поговорить с Мадди. — Ривлин поднялся по ступенькам. — И давай больше не будем возвращаться к тому, что мы здесь с тобой обсуждали. Мадди — просто моя заключенная.

— Само собой. Твоя заключенная. И это все.

Держа в одной руке картонки, Ривлин другой повернул дверную ручку, и тотчас из кухни наружу вырвался беспорядочный шум. Грейс плакала невероятно громко, а сквозь ее плач пробивался визгливый голос Мередит:

— Эта дрянь беспокоит наших клиентов!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать