Жанр: Исторические Любовные Романы » Лесли Лафой » Путь к сердцу (страница 46)


Глава 21

Нет ничего лучше, мечтала Мадди, чем пробудиться в объятиях Ривлина и сразу ощутить тепло его тела. Она улыбнулась, вспомнив то первое утро. Женщина, которая тогда подняла шум и вопила о приличиях, теперь лежала нагая рядом с тем же самым мужчиной, положив голову ему на плечо, руку — на грудь, а ногу — на бедро. Как далеко зашла эта женщина — и как она счастлива!

Мадди теснее прижалась к Ривлину, а он крепко обнял ее.

— Проснулась? — шепнул он, погладив ее плечо.

— Да, и рада пробуждению. — Она прижалась губами к его груди. — Доброе утро, Ривлин.

— Доброе утро, милая.

Мадди щекой ощутила, как его сердце забилось сильнее и чаще.

— Послушай, — заговорил он, продолжая поглаживать ее плечо, — что ты думаешь о Южной Америке?

— В каком смысле? — неуверенно спросила она.

— Как о месте, где мы сможем вместе жить.

— Но это так далеко! — Мадди лихорадочно пыталась сообразить, как бы помягче отговорить его от несбыточных надежд.

— Может, стоит поговорить об этом всерьез?

— Я бы назвала это грандиозным стратегическим отступлением, — усмехнувшись, заметила она.

— Скажем точнее: это не стратегическое отступление, это бегство.

— А значит, необходимость постоянно скрываться. — Мадди повернулась лицом к Ривлину и оперлась на локоть. Как бы ей ни было больно, она должна говорить с ним откровенно, без всякой уклончивости, хоть это и жестоко по отношению к нему… и к ней тоже. — Ривлин, у тебя есть семья, есть дом, есть будущее, которое ты можешь строить по своей воле. Пожертвовать всем этим ради меня… — Она покачала головой. — Я не могу этого позволить. Хотя я очень польщена тем, что ты подумал о таком выходе из положения, но прошу тебя, не позволяй благородству взять верх над здравым смыслом. Мы с самого начала понимали, чем кончится наше пребывание вместе…

— Но…

— Нет, Ривлин, — перебила она, прижав пальцы к его губам. — Ответ всегда будет один: нет.

Он пошевелился, чтобы высвободиться, и спросил:

— Почему ты даже не хочешь подумать об этом?

— Мы уже все решили раньше, — произнесла она с болью в голосе. — Пожалуйста, прислушайся ко мне на этот раз. Чего я хочу и что могу получить — совершенно разные вещи. Провести остаток жизни с тобой — для меня все равно что попасть в рай на земле, но получить это я не могу и не стану добиваться счастья при помощи обмана.

— Обмана? — повторил он растерянно.

— Единственный для меня способ получить возможность жить на свободе, а не в тюрьме, — это украсть твое будущее. — Ривлин собирался что-то возразить, но Мадди опередила его: — Да, я понимаю, это твой выбор. Однако настанет день, когда ты посмотришь на меня и пожалеешь, что принял такое решение.

— Ты не можешь этого знать.

Для нее это было так же верно, как восход солнца.

— А как же с тем обещанием, данным тобою Сету? Останешься ли ты в мире с погибшим другом?

— Это непростое дело, — признал Ривлин, хмуро уставившись на потолок у себя над головой. — Я осознал, что обещал ему лишь половину того, что должен был обещать в ту ночь.

— Харкер, — догадалась Мадди. Ривлин молча кивнул, и она продолжила: — А что произойдет, если правосудие свершится так, как ты хочешь? Сможешь ли ты обрести то будущее, от которого обещал отказаться? Сможешь ли поступить так и не чувствовать себя виноватым?

— Думаю, что да. — Ривлин по-прежнему не глядел на нее.

— А если не сможешь?

— Тогда, — протянул он, и сардоническая усмешка тронула его губы, — нам лучше было бы расстаться сейчас, чтобы не рисковать.

Господи, как она жаждала попытаться, как всем сердцем хотела, чтобы они украли счастье для себя!

— Я не сказала бы, что это легко, — грустно прошептала Мадди, — но нам необходимо сделать именно так.

Ривлин повернулся к ней:

— Тебя могут оправдать на повторном суде.

— Раз в сто лет и палка стреляет! Когда настанет этот день, тогда и решим, как нам быть. А до тех пор станем жить настоящим и тем, что оно нам приносит.

— Но ведь ты всегда так и делаешь, — заметил Ривлин. — Отказываешься хоть чуть-чуть заглянуть вперед. Почему ты не борешься за жизнь, которая тебе желанна?

— Потому что утрата надежды куда хуже любой борьбы.

— И ты всегда теряешь.

Ривлин снова откинулся на подушку и, устремив взгляд в потолок, долго молчал. Мадди подвинулась и положила голову ему на грудь.

— Могу ли я надеяться, что ты займешься со мной любовью нынче утром? — спросила она. Ривлин крепче прижал ее к себе.

— Не думай, что я не понимаю, как ловко ты пользуешься своим телом, чтобы отвлечь меня, милая.

— А у тебя что, есть возражения?

Вопрос был явно риторическим: Мадди чувствовала, как его тело откликается на ее призыв. Ривлин взял ее лицо в ладони.

— Если и есть, то я готов забыть о них.

Сразу куда-то исчезло и прошлое, и будущее, осталось лишь настоящее — высшее наслаждение, которое могут подарить друг другу мужчина и женщина…


Из блаженного забытья их вывел стук в дверь. Едва Мадди высвободилась из объятий Ривлина, как из коридора донесся голос Эмили:

— Даем вам ровно тридцать секунд, чтобы вы привели себя в порядок, а после этого входим.

Мадди выскочила из постели и подхватила с пола рубашку и панталоны; Ривлин последовал за ней с воплем:

— Только посмейте!

Она едва успела натянуть на себя рубашку, как послышался веселый голос Энн:

— А вот и посмеем!

— У вас осталось двадцать восемь секунд, — возвестила Эмили.

— Черт

побери! — взревел Ривлин, плюхаясь на постель и засовывая ноги в обе штанины одновременно. — Я пожалуюсь на вас матери.

— Давай-давай, — отозвалась сестра. — Мы уж как-нибудь недельку перебьемся без десерта.

— Лично я согласна даже на две, — хихикнула Лиз. — Это пойдет мне только на пользу.

— Еще семнадцать секунд, — объявила Энн. — Тик-так. Теперь всего пятнадцать.

— Это моя комната, и вы будете стоять за дверью до тех пор, пока я не разрешу вам войти! — Ривлин схватил рубашку, в то время как Мадди дрожащими пальцами завязывала на талии тесемки панталон.

— Если бы ты оставил нашу гостью в розовой комнате, как и предполагалось, — безапелляционно заявила Эмили, — то не попал бы в такое неловкое положение и тебе не пришлось бы в спешке отыскивать свои штанишки, братец.

— Уже половина одиннадцатого, — напомнила Лиз. — Тебе стоит поспешить.

Мадди нырнула под одеяло и теперь могла взглянуть на ситуацию с иной точки зрения. Потихоньку улыбаясь, она наблюдала за тем, как Ривлин с мрачным видом сует руки в рукава рубашки. Подойдя к двери, он рывком распахнул ее и прорычал, обращаясь к сестрам:

— Вы мне заплатите за это!

Внезапно он повернулся спиной к объединенному отряду нападающих и загородил проход. Мадди зажала рот ладонью, чтобы не расхохотаться.

— Доброе утро, Мадди! — поздоровалась Лиз и во главе женской бригады проникла в комнату, обойдя Ривлина сбоку. — Мы принесли тебе поднос с завтраком.

— Мужчины уже собрались в столовой и ждут твоего появления, — сообщила Энн, не глядя на покрасневшего от злости брата. — Роб Бейкер тоже здесь. Застегни рубашку и заправь подол.

Не успел Ривлин взяться за верхнюю пуговицу, как на него напала Эмили.

— Вот твои сапоги, — ехидно подсказала она, в то время как Лиз пристроила поднос с едой на колени Мадди. Следующий удар нанесла Энн:

— А это твоя портупея. Марш отсюда и дай нам позаботиться о Мадди!

Ривлин стоял, пытаясь удержать в руках и сапоги, и портупею; глаза его стали похожи на щелочки.

— Что вы задумали? — подозрительно спросил он.

— Нечто вроде похода по магазинам, — с саркастической усмешкой ответила Лиз.

— Мадди шагу не сделает из этого дома! Надеюсь, я выразился ясно?

Эмили бесстрашно вышла вперед.

— Спасибо за ясность, но мы не безмозглые дуры. Мы всего лишь собираемся перерыть сундуки в кладовке, и в результате Мадди получит новый гардероб. К тому же нынче утром я привезла с собой Изабеллу.

Мадди видела, что напряжение оставляет Ривлина. Выражение мальчишеской неуверенности у него на лице было таким очаровательным, что ей ужасно захотелось подбежать к нему, обнять и сказать, как сильно она его любит.

В эту минуту в комнату величаво вплыла Шарлотта, в кильватере которой следовала Мари.

— Будьте так любезны, дайте нам пройти!

Ривлин немедленно посторонился, уступая дорогу старшей сестре, и встретился глазами с Мадди. На лице у него было недвусмысленно написано: «Когда они примутся за тебя, вряд ли ты найдешь это забавным».

Мадди не сомневалась, что он прав, и в то же время прекрасно понимала, что от судьбы ей все равно не уйти. Она пожала плечами, усмехнулась и взяла чашку с кофе, а Ривлин принялся застегивать рубашку.

— Уилл говорит, что Мадди понадобится ему позже для обсуждения ее показаний, — проинформировала всех Шарлотта, отодвигая штору; в комнату потоком хлынули лучи утреннего солнца. — Он считает, что на это уйдет час или даже больше.

— С точки зрения мужского ума это целая вечность, — заметила Мари.

— За это время можно Рим построить, — съязвила Эмили.

— Любопытно, а где Марта? — Ривлин протянул руку за портупеей. — Отчего же вы и ее не привели с собой?

— Она в большой гардеробной вместе с Изабеллой, где они отбирают вещи, — отрапортовала Эмили.

— Ешьте побыстрее, Мадди, — поторопила Лиз, — у нас уйма дел, а времени мало. — Она повернулась к брату. — Как, ты все еще здесь?

— Сейчас уйду! Дайте мне хотя бы обуться! — Он подхватил сапоги со стула, но тут увидел лицо Мадди и замер. — Что такое?

— Ты такой взъерошенный и запыхавшийся — просто прелесть!

Ривлин со стоном повернулся, сунул один сапог под мышку и вылетел из комнаты, захлопнув дверь с сотрясшим стены грохотом. Женщины разразились громким смехом.

— Мать ему уши надерет за это, — констатировала Эмили. — Если она чего-то совершенно не переносит — так это хлопанья дверями.

— Прекрасно, Мадди, — проговорила Шарлотта и заговорщицки подмигнула. — Я верю, что у вас есть все задатки для того, чтобы стать женщиной семьи Килпатриков.

Мадди была потрясена. Что произошло с чопорной и недоброжелательной Шарлоттой за эту ночь? Она взглянула на Мари и убедилась, что та тоже смотрит на нее с искренним дружелюбием. Откуда такая внезапная перемена?

Поспешив покончить с яичницей, Мадди спросила:

— А кто такая Изабелла?

— Моя экономка, — пояснила Эмили. — Она занималась нашим гардеробом, когда мы все жили в одном доме. Я взяла ее с собой, когда вышла замуж. Могу вас заверить — это замечательная портниха и нисколько не утратила умения шить.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать