Жанр: Исторические Любовные Романы » Лесли Лафой » Путь к сердцу (страница 47)


— Она творит настоящие чудеса всего лишь при помощи ножниц, иголки и нитки, — подтвердила Лиз. — Вы будете поражены, когда увидите.

— Это что, ваш единственный корсет? — спросила Энн, беря в руки кусок материи со вставками из китового уса.

От души надеясь, что никто ничего не скажет по поводу отсутствия шнуровки, Мадди ответила:

— Одного мне вполне достаточно.

— Чепуха! — возразила Мари, весьма выразительно махнув рукой. — Надо вам сказать, что этот единственный имеет вид далеко не вдохновляющий. Не сомневаюсь, что у нас в кладовой хранится не менее дюжины куда более красивых.

— Чем больше кружева, тем лучше — мужчин это просто приводит в экстаз, — хихикнула Энн.

— И не пытайтесь утверждать, что Ривлин в этом отношении не похож на других, — игриво добавила Эмили. — Что он сделал со шнурками? Сжег?

— Они где-то здесь, — вспыхнув до корней волос, сказала Мадди, подумав при этом, что Ривлин был совершенно прав, утверждая, что его сестрицы непременно допекут ее.

— А где ваш пеньюар? — Энн огляделась по сторонам. — Я что-то не вижу.

— У меня его нет.

— Видимо, Ривлин посчитал, что пеньюар вам не нужен, — округлив глаза, предположила Мари.

— Мужчины просто не имеют представления о том, из чего состоит гардероб женщины. — Шарлотта наставительно подняла палец. — Вам повезло, что мы теперь заодно, Мадди.

— Кажется, вы покончили с завтраком, — снова вмешалась в разговор Эмили. — Вылезайте из постели — пора совершить набег на отделанные кедровым деревом глубокие и темные шкафы Спринг-Хауса.

Шарлотта рывком откинула одеяло, Лиз протянула руки, и Мадди быстро поднялась, подчиняясь необузданной воле новых подруг.


Все еще держа в руках свои сапоги, Ривлин вошел в столовую.

— Господи, — еле сдерживая смех, воскликнул Эверетт, — у тебя такой вид, словно ты спасаешься бегством от смертельной опасности!

— Всем вам стоило хотя бы попытаться укротить ваших жен. — Ривлин плюхнулся в кресло и натянул сапоги. — По крайней мере я был бы этому чрезвычайно рад.

— Попытайся сам, если тебе так этого хочется, — насмешливо улыбаясь, предложил Альберт. — Готов держать пари на миллион долларов, что ты преуспеешь не больше нас.

Молча признав справедливость этого замечания, Ривлин встал с кресла со словами:

— Не ожидал увидеть всех вас здесь нынче утром. — Протянув руку, он добавил: — Привет, Роб. Жаль, что мы встречаемся при не слишком благоприятных обстоятельствах.

— Разделяю твои чувства. — Роб пожал протянутую руку и улыбнулся. — Тем не менее, если удастся упечь Харкера по обвинению в покушениях на убийство, мне будут открыты все дороги. — Он подмигнул. — Может, я даже стану генеральным прокурором штата, когда Ли выберут губернатором.

Джон негромко кашлянул:

— Сегодня утром у меня был посетитель, весьма привлекательный молодой человек из офиса сенатора Харкера в Иллинойсе. Кажется, сенатор не сомневается, что мне известно ваше местопребывание и что я сообщу ему об этом.

— Я весь внимание, Джон. Продолжай, пожалуйста.

— Харкер хочет встретиться с тобой, когда приедет сегодня вечером в Цинциннати поездом в семь тридцать. Он предлагает обсудить условия.

— Обсудить условия? Он предлагает нам возможность вечно шантажировать его и ожидает, что мы поверим в его искренность? — Ривлин мрачно усмехнулся. — Это поражает воображение!

— Мои люди сообщили, что он и в самом деле прибывает поездом в семь тридцать, — вступил Лоренс в разговор. Альберт достал из кармана часы и щелкнул крышкой.

— Выходит, он будет в городе меньше чем через десять часов!

— Нам надо к этому как следует подготовиться. — Ривлин положил себе на тарелку еду. — У кого-нибудь из вас есть план вокзала?

Лоренс с торжествующей улыбкой достал с буфета аккуратный бумажный рулон. Джон закрепил уголки, поставив на них хрустальные солонки, план развернули, и Ривлин, быстро покончив с едой, присоединился к остальным.

— Поезд в семь тридцать всегда приходит на вторую платформу, — сообщил Лоренс, показывая на план. — Когда ее заполняют люди, там настоящая толчея.

— То есть нет места для маневра, — уточнил Ривлин. — Слишком много людей будут путаться под ногами, а это рискованно, особенно для тех, кто явится встречать Харкера.

— Вот здесь есть местечко, где народа не бывает, — сказал Роб Бейкер, показывая на плане площадку за вокзалом. — Пошли Харкеру телеграмму с указанием места, где ты хочешь с ним встретиться. Туда ведет только один проход.

— И там вечно громоздится целая гора упаковочных ящиков, — добавил Лоренс. Сунув руки в карманы, он покачивался с каблуков на носки и глядел на план из-под сдвинутых бровей. — Мы можем укрыться среди этих ящиков, и никто ни о чем не догадается.

Ривлин быстро прокрутил в голове всю последовательность действий.

— Харкер не дурак, он не полезет в такую очевидную ловушку. Мы должны устроить встречу в здании вокзала, в той точке, которую выбрал бы он сам.

— Ты это всерьез? — удивился Альберт. — Вокзал дьявольски большой — там тебе трудно будет держать ситуацию под контролем.

— А я и не говорил, что мы этим займемся, — возразил Ривлин с усмешкой. — Давайте лучше его пасти. Альберт поджал губы и сухо произнес:

— Позволь тебе напомнить, что люди и скот — совершенно разные виды животных.

— Это как сказать, — мгновенно отозвался Линдер с противоположной стороны стола. — Вся политика основана на том, что людям удобнее, когда их направляют в нужную сторону. — Это позволяет меньше думать и меньше прилагать собственных

усилий.

— Ничего себе взгляд на общество! — презрительно хмыкнул Альберт.

Перепалку остановил Уилл.

— Если вы оба не возражаете, — судейским тоном проговорил он, — я предложил бы вернуться к предмету нашего обсуждения. Итак, Рив, как же ты намерен действовать?

Отодвинув в сторону тарелку и сосредоточив все внимание на плане вокзала, Ривлин принялся размышлять вслух:

— Харкер, разумеется, пожелает встретиться там, где будет как можно меньше шансов на чье-либо вмешательство — он не хочет потерпеть неудачу в четвертый раз. Мы сведем его возможности до минимума, и он будет вынужден согласиться.

— А как ты намерен ограничить его выбор? — поинтересовался Альберт.

— Даже для специалиста по железным дорогам ты чересчур прагматичен, друг мой, — произнес Ли с коротким смешком. Уилл схватил солонку и стукнул ею по столу.

— Джентльмены, призываю вас к порядку! — Он сурово посмотрел на спорщиков. — Вопрос сам по себе вполне логичен. Как ты намерен добиться, чтобы Харкер пришел на встречу в удобное для нас место?

Водя пальцем по плану, Ривлин принялся объяснять:

— Центральная часть вокзала Харкера не устроит — здесь всегда много людей. И сеть платформ тоже постоянно загружена, по ним движутся толпы пассажиров, прибывающих в город и покидающих его, — стало быть, они нам тоже ни к чему. Есть и платформы, пустующие в эти часы, — их должны заполнить люди Лоренса, якобы передвигающие грузы и тому подобное. Лишь одну платформу мы оставим пустой и безлюдной — именно ее вынужден будет выбрать Харкер.

— Просто блистательно! — Альберт прищурился.

— Да, просто, — согласился Ривлин, — но вряд ли блистательно. Чтобы додуматься до этого, надо быть хоть чуть-чуть похитрее коровы. — Не давая возможности Ли и Альберту ввязаться в привычный обмен колкостями, он быстро продолжил: — Лоренс, те самые ящики, о которых мы уже говорили как о возможном укрытии…

— …можно с тем же успехом использовать и на пустой платформе. Я велю их туда перетащить. — Лоренс наклонился над планом. — По вечерам и ночью свободны три платформы. — Какую из них ты предпочитаешь для встречи с Харкером?

— Среднюю, — быстро решил Ривлин. — Если мы откроем стрельбу, то на соседних платформах по крайней мере не будет пассажиров.

— Ты предполагаешь, что без этого не обойтись? — насторожился начальник полиции.

— А ты считаешь, что Харкер планирует заговорить нас до смерти? Что касается меня, то я готов ко всему.

Роб растерянно заморгал и обвел глазами присутствующих.

— Я должен знать, Рив… Ты собираешься убить Харкера?

У Ривлина екнуло сердце. Он почувствовал, с каким напряженным вниманием все смотрят на него.

— Я сделаю то, что должен, чтобы защитить Мадди и себя, — ответил он убежденно. — Если Харкер не оставит мне иной возможности… Да, Роб, я убью его.

— Ну, если только в порядке самозащиты…

— Ни по какой другой причине. — Голос Ривлина не дрогнул.

Уилл перешел к концу стола.

— Судья Корбетт согласился присутствовать при встрече как беспристрастный свидетель; я, само собой, тоже буду там. Роб, тебе придется выступать в твоем официальном качестве. Эве, ты возьмешь на себя запись разговора?

Эверетт со вздохом кивнул.

— Пока не поздно, я хотел бы изложить свои соображения по поводу присутствия Мадди. Если все пойдет не так, как задумано, и она будет ранена, моя совесть этого не вынесет.

— Мадди — моя забота, — твердо сказал Ривлин. — Я не спущу с нее глаз.

Эверетт недовольно хмыкнул.

— Мы все понимаем, что присутствие там федеральной заключенной не имеет прямого отношения к делу.

— Видишь ли, когда человек вынужден сделать выбор между двумя мишенями, ему необходимо принять решение, что требует какого-то времени. Задержка дает возможность перехватить инициативу; нам с Мадди уже приходилось сталкиваться с этим там, в прериях.

Эверетт вытаращил глаза. С минуту он даже не мог говорить связно и бормотал нечто невразумительное, но потом все-таки сумел задать вопрос:

— Ты хочешь сказать, что намеренно подвергнешь ее опасности?

— Я не допущу, чтобы с ней что-то случилось.

— А если что-то случится с тобой и ты не сможешь ее защитить?

— Тогда, я полагаю, вы сделаете это за меня.

Адам положил руку Ривлину на плечо:

— Можешь рассчитывать на меня, дядя Рив. Я отдам жизнь за нее, если до этого дойдет.

«Господи, — подумал Ривлин, — неужели и я когда-то был настолько же полон идеализма и отваги? Да, конечно, был — давно, очень давно, до того как ушел на войну и узнал людей, подобных Джону Харкеру». Внезапно в голове у него появилась мысль, четко оформленная и кристально ясная.

— Адам, — начал он, глядя юноше в лицо, такое похожее на его собственное в этом возрасте. — Не хотел бы ты сделать мне одолжение и подергать тигра за хвост?

Глаза у Адама так и загорелись, и Ривлин невольно улыбнулся.

— Я хочу, чтобы ты стоял на платформе и оказался первым, кого заметит Харкер, выйдя из вагона. Я хочу, чтобы воспоминания ослепили его и он последовал за ними без размышлений. Стоя на безопасном расстоянии, ты приведешь его к нам.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать