Жанр: Деловая литература » Александр Мурычев » Российские банки - трудный опыт становления (страница 16)


Кроме того, практика 1996 года убедительно доказала неработоспособность схемы "на один бюджетный рубль - четыре привлеченных", когда предприниматели взяли кредиты в коммерческих банках под инвестиционные проекты, а государство отказалось от внесения своей части.

Если оно оказывается таким ненадежным партнером, странно слышать от его представителей призывы к банкам кредитовать во что бы то ни стало производство. Интересов инвестировать в реальный сектор экономики практически нет - ведь не вся российская промышленность состоит из мини-пекарен, требующих мини-вложений почти с мгновенной отдачей. Члены Ассоциации "Россия", работающие в силу своей специфики именно с промышленными предприятиями, могут это подтвердить.

Кредитные организации выступают опорными точками не только экономического, но и социального каркаса общества. Они - залог уверенности своих клиентов. Эти точки структурообразующие.

От того, в каком качестве будут сохранены банки, зависит и характер социально-экономической структуры российского общества. Если в качестве спекулятивных организаций, лишь как инструменты "голой" денежно-кредитной, монетарной политики, то и структура российской экономики будет перекошена в сторону спекулятивного, финансового, большей частью фиктивного, а не реального капитала. Выбор этот должен произойти не стихийно, а сознательно, в рамках проводимой государством экономической политики, и не ограничиваться мерами Центробанка по поддержке банков.

Одновременно нужно активизировать собственно промышленную и структурную политику, включая государственные капвложения, индексацию оборотных средств предприятий, активную амортизационную и инновационную политику, которые в последние годы лишь декларируются, но не выполнятся со ссылкой на нехватку средств у государства.

Если в течение ближайших полутора - трех лет в России не удастся создать и запустить нормальный инвестиционный механизм, то неизбежное в ближайшие годы массовое выбытие основных фондов практически во всех основных отраслях промышленности, на транспорте приведет к реальной деиндустриализации (не падению производства, а к ликвидации производственных мощностей), все последствия которой вряд ли можно даже предвидеть. Со стороны российского общества ответом на эту угрозу должна стать консолидация усилий по прекращению инвестиционного спада.

Роль российских банков в стимулировании экономического роста

А.В. Мурычев

(Деловой экспресс (газета) No 3, 27 января 1998 г., стр. 4-5)

Неустойчивость общеэкономической ситуации в полной мере проявляется и в банковском секторе. Более того, ряд факторов, в целом благоприятных с точки зрения макроэкономики, оказывает на развитие кредитных организаций достаточно противоречивое влияние. Так, существенное замедление темпов инфляции, падение доходности государственных ценных бумаг, порой отрицательная доходность валютного и фондового рынков приводят к ухудшению финансового положения кредитных организаций. Распространенная логика, что в таких условиях свободные финансовые ресурсы, а за ними и все банки устремятся в реальный сектор экономики, на практике дает сбой.

Во-первых, остаются запредельно высокими риски вложений в промышленность. Особенно это касается капиталоемких инвестиционных проектов. Кредитование промышленных предприятий в настоящее время призвано, как правило, возместить временную нехватку оборотных средств, носит краткосрочный характер и осуществляется или под конкретные экспортные поставки, или под готовую и ликвидную продукцию.

Во-вторых, падение доходности на финансовых рынках уменьшает инвестиционные возможности банков, делает неустойчивым их финансовое положение. Банки, озабоченные состоянием текущей ликвидности, вряд ли склонны к инвестиционным проектам. При условии благоприятной экономической конъюнктуры совокупные финансовые ресурсы значительной части российских кредитных организаций недостаточны для обеспечения серьезных капитальных вложений в промышленность, транспорт или связь.

В-третьих, уход государства из инвестиционной сферы в целом, на наш взгляд, негативно сказывается на инвестиционном климате. Это влияние проявляется как в подрыве доверия к инвестиционному процессу со стороны частных инвесторов, так и разрушении механизма "запуска" инвестиций. Идея правительства и Минэкономики о том, что каждый рубль государственных инвестиций способен привлечь 4 рубля негосударственных средств, срабатывает, но с обратным знаком. Каждый рубль недофинансирования со стороны государства приводит к бегству из инвестиционной сферы нескольких рублей средств потенциальных негосударственных инвесторов. Если государство не хочет брать на себя инвестиционные риски и не находит средств для этого, непонятно, почему частный сектор должен брать на себя инициативу и какие-либо обязательства. Невнимание государства к проблемам инвестиций проявляется как в срыве государственных инвестиционных программ, так и в провале бюджета развития. За январь - июль 1997 г., по информации Минфина, государственные инвестиции профинансированы всего лишь в размере 32 % от утвержденного с учетом секвестирования лимита.

В-четвертых, большинство предприятий, как это ни покажется парадоксальным, не готовы к приему инвестиций. Имеется в виду привлечение инвестиций на принятых во всем мире условиях, когда инвестор требует эффективного освоения средств, финансовой "прозрачности" предприятия, передачи прав по распоряжению имуществом в рамках адекватных объему выделенных средств и т.д. Немалая часть руководителей предприятий по-прежнему желает привлечь финансовые ресурсы со стороны и не нести за это никакой экономической ответственности.

Наконец, немаловажной причиной вялости инвестиций является

недостаточное законодательное подкрепление и неясные перспективы экономической деятельности в свете принятия новых законодательных актов. Так, по-прежнему не принят закон об ипотеке, налоговый кодекс, задающий основные правила игры. Неясно, как реально будет работать налоговый механизм, насколько он будет способствовать инвестициям. В том варианте Налогового кодекса, который был принят в первом чтении, особенно благоприятного климата для инвестиций не просматривалось.

А в части налогообложения банков там предусматривались нормы, прямо подрывающие их инвестиционные возможности. Я имею в виду налог на банковские активы.

Очевидно, что причины недостаточного участия банков в инвестиционной деятельности кроются отнюдь не в простом нежелании банков смещать акценты в своей работе. Если будут созданы возможности нормального извлечения прибыли в реальном секторе экономики, деньги действительно пойдут туда, и банки не будут препятствовать этому процессу. Конечно, мы прекрасно понимаем, что одномоментно устранить все перечисленные причины невозможно. Но принятие сбалансированного комплекса первоочередных мер было бы достаточным для запуска механизма инвестиций.

На наш взгляд, реализация таких мер должна вестись по трем главным направлениям. Первым направлением должна стать активизация роли государства в обеспечении инвестиционного процесса: имеется в виду развитие механизма государственных гарантий, а также повышение координирующей роли государства в создании организационных и институциональных предпосылок инвестиционной деятельности. Вторым направлением деятельности должно стать создание организационных и институциональных предпосылок в сферах банковской и инвестиционной деятельности. Третье - законодательное закрепление условий, благоприятствующих инвестициям.

В развитие перечисленных направлений необходимо:

Задействовать инвестиционные ресурсы государственного сектора экономики и естественных монополий, обратив их на нужды федеральной инвестиционной программы.

Осуществить переориентацию кредитной политики Сбербанка с преимущественного вложения своих активов в государственные ценные бумаги на кредитование инвестиционной сферы. Вероятно, целесообразно рассмотреть вопрос о выдаче Сбербанком межбанковских кредитов специально отобранным государством банкам, связанным с кредитованием эффективных инвестиционных проектов.

Выпустить долгосрочные целевые инвестиционные вклады под гарантии государства (или валютный заем) для реконструкции народного хозяйства.

Осуществить страховой заем, ориентированный на страхование и перестрахование инвестиционных и предпринимательских рисков в области инвестиционных проектов.

Пересмотреть нормы обязательного резервирования по вкладам населения с относительно длительными сроками хранения в увязке с объемом выданных инвестиционных кредитов, что позволит сделать инвестиционные кредиты более дешевыми для предприятий.

Развивать институты коллективного финансирования (для населения) и проектного финансирования (для юридических лиц), позволяющие аккумулировать ресурсы и снижать инвестиционные риски.

Установить повышенные нормативы привлечения сбережений населения для банков, участвующих в финансировании федеральных программ под частичные гарантии Правительства.

Предусмотреть в налоговом кодексе освобождение банков от уплаты налога на прибыль, получаемую от предоставления долгосрочных кредитов (на 3 года и более) для реализации операций финансового лизинга.

Сохранить в Налоговом кодексе норму, предусматривающую включение в затраты предприятий расходов, связанных со страхованием основных производственных фондов, что будет способствовать снижению инвестиционных рисков.

Упорядочить процесс слияний, поглощений и банкротств кредитных организаций, направив его на формирование такой структуры банковской системы, которая бы отвечала требованиям оживления инвестиций и экономического роста.

Законодательно установить и отработать процедуру отбора банков, призванных осуществлять крупные инвестиционные проекты с участием государства.

Реструктуризация банков и инвестиции

А.В. Мурычев

(Журнал "Банк" No 15 июль 1998 г., интервью, стр. 16-21)

-Банковская система России неумолимо сокращается. За два года количество действующих кредитных организаций уменьшилось в 1,5 раза - с 2600 до 1616 по состоянию на 1 апреля. Как Вы оцениваете эту ситуацию ?

-В самом общем виде можно сказать, что банковская система России таким образом адаптируется к новым реалиям. Времена "легких денег", формировавшие специфический тип кредитной организации, иногда весьма далекой от непосредственно банковской деятельности, не имеющей устойчивой ресурсной базы, слабо связанной с клиентами и не обладавшей высококвалифицированным персоналом, ушли. Уже крах рынка межбанковских кредитов в 1995 г. наглядно выявил слабость подобных банков. Однако большинство из них не сделали надлежащих выводов, тем более что рынок государственных ценных бумаг давал возможность неплохо зарабатывать на операциях спекулятивной направленности. Постепенное падение доходности ГКО-ОФЗ было вопросом времени, и когда оно наступило, негативные явления в банковской сфере вновь усилились. Вдобавок к этому прибавился финансовый кризис конца 1997 года.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать