Жанр: Научная Фантастика » Джеймс Дуэйн, Стивен Стирлинг » Независимый отряд (страница 10)


Еще пару человек он послал к спасательной команде, чтобы позаимствовать у спасателей любые инструменты, при помощи которых можно было бы снять сиденья. Затем Редер в последний раз, как ему хотелось надеяться, взобрался по спасательной трубе к магнитно-левитационной трассе, чтобы помочь там с работой.


Когда она очнулась, тьма вокруг была хоть глаз выколи. Первым, что в тот момент осознала лейтенант Синтия Роббинс, стало шипение, которое ее и пробудило. А вторым – кромешный мрак. Такой мрак мог царить только в задраенном отсеке без всякого освещения, когда словно бы плотный бархат ложился тебе на глаза, озаряемый стробами и вспышками твоей сетчатки.

Третьим, что осознала Синтия, был мускусный, немного терпкий запах. Она сразу его узнала. И хотя запахом своего любимого мужчины Синтия обычно наслаждалась, хорошего было понемножку. Он так на нее навалился, что она едва дышала.

Синтия хотела сказать «Падди», но вышло только «Пдд».

Тут-то она и вспомнила. Они шли на совещание с местным квартирмейстером, готовясь пререкаться по поводу заказа на утраченные детали. «Непобедимый» пришлось поставить в ремонтный док, предназначенный для роскошного гражданского лайнера. На военной базе ничего подходящего не нашлось.

Страшно неудобно было находиться в нескольких милях от штаба и каждый день таскаться на совещания по тому или иному поводу. Они с Падди без конца об этом ворчали, труся по длинному тоннелю, который вел к стоянке подземного челнока, подвозившего их до военной базы.

– Пакостно уже то, – возмущался Падди, – что нам по десять раза на дню сюда кататься приходиться. – «Десять», понятное дело, было диким новоирландским преувеличением. – Но этот чертов тоннель две мили в длину, если я хоть что-нибудь в этом смыслю.

«Скорее полмили, – подумала Синтия, – но это простительно».

– Они тут что, движущуюся дорожку не могли оборудовать? – с жаром вопросил Падди.

– Надо полагать, они хотели, чтобы мы ни дня без хорошего моциона не оставались, – ответила ему тогда Синтия.

А потом… потом она очнулась – и Падди лежал на ней, грозя вот-вот ее раздавить.

– Падди, – сумела она все-таки выговорить, слабо его отталкивая. – Слезь.

Вскоре Синтия почувствовала, как он вздрагивает, а затем слегка смещается в сторону.

– Слезь, – попросила она. – Ты же меня раздавишь.

Падди наконец-то с нее соскользнул, и Синтия повернулась набок. Так у них, судя по всему, больше места получалось.

– Где мы? – жалобно спросил здоровенный новоирландец. Затем Синтия почувствовала, что он шевелится. Похоже, Падди пытался поднять голову и оглядеться. – Что это еще за чертовщина?

– Может, газ? – предположила она, все еще слыша действующее на нервы шипение. – Взрыв газа?

Синтия помахала рукой у себя над головой и никаких препятствий не встретила. Тогда, сдерживая стоны, она села. То, что их долбануло, похоже, превратило ее тело в сплошной синяк. Постоянно помахивая у себя над головой, Синтия аккуратно подобрала под себя ноги и начала вставать. Когда она встала прямо, то приподнялась на цыпочки и достала до потолка. Он показался ей немного неровным, вроде как в палатке; впрочем, в кромешной тьме сложно было что-либо разобрать.

– По-моему, ты сможешь встать, если будешь осторожен, –сказала она Падди.

– Знаешь, милая, мне что-то не очень охота.

– Ты ранен? – с тревогой спросила Синтия, присаживаясь на корточки и протягивая к нему руки.

– Могу поклясться, временами мне лучше бывало. Но если я и ранен, то не смертельно.

Найдя лицо новоирландца, Синтия приложила к его широкой щеке маленькую чашечку своей ладони.

– Тогда зови меня лейтенант. – Хотя она старалась говорить резко, в голосе все равно слышались радость и облегчение. – Мы на службе.

Падди ухмыльнулся во тьме.

– Есть, лейтенант мой любимый. Хотя мне кажется, мы тут одни, а значит, субординации особо не нарушаем.

В этот самый момент послышалось какое-то шуршание, словно пересыпались мелкие камушки, и вспыхнул свет, почти ослепляя их обоих после полной темноты. Когда зрение наконец к ним вернулось, Падди и Синтия приметили лицо, различимое только по белкам глаз, что таращились из грязи.

– Помогите, – произнес сухой голос капитана Каверса.


– Штатские в форме, черт побери, – пробормотала Ван Чунь-мэй, старший помощник «Непобедимого».

Она уверенно вела тягач-вездеход по краю воронки, пока в голове у нее крутились обрывки того памятного разговора. Полные губы старпома растянулись в улыбке, когда она вспомнила, как капитан Каверс сказал: «Сэр, римляне не покоряли мир, проводя по этому поводу бесконечные совещания; они это делали, убивая тех, кто им противодействовал. Прошу прощения, но теперь я должен идти, ибо моим долгом является подготовить мой корабль к бою с врагами Содружества, а время уже поджимает».

Рот контр-адмирала Ковила все еще был открыт, когда капитан Каверс выходил из зала для совещаний, и только потом в ярости и смущении стал закрываться. То, что Ван осталась на месте, Ковила ничуть не утешило.

Но что еще мог поделать Каверс? Уже прошло столько бесполезных совещаний, что команда «Непобедимого» просто вынуждена была заключить, что так называемые офицеры на этой захолустной маленькой базе находят какую-то отраду в том, чтобы потереться локтями с настоящими, боевыми командирами.

А потом, в самом разгаре гневной диатрибы Ковила, крыша

рухнула.

«Повиане, –подумала Ван Чунь-мэй. – Судя по очертанию корабля – точно повиане». Энергетические следы тоже были вполне характерны – не столь отличны от следов кораблей Содружества или мокаков, ибо законы физики всюду оставались одни и те же, – но тем не менее достаточно характерны. Ван вдруг поняла, что этот экзотический враг волнует ее и интригует. А также настораживает. Судя по донесениям контрразведки, повиане были умелыми, квалифицированными убийцами.

Однако вопрос о том, каким образом они сумели осуществить налет на военную базу, следовало оставить для другого дня. Первый же их заход нанес очень капитальный урон, обрушивая множество соединительных тоннелей, которые пронизывали главным образом подземную базу.

– Сэр! – крикнул молодой рядовой дежурному офицеру, когда Ван Чунь-мэй с контр-адмиралом вошли на командный центр. – Седьмой сектор запрашивает боеприпасы.

– Передайте им, что тоннели в той зоне обрушены, – ответил рядовому его командир. – Придется их поверху посылать.

– Вы не можете этого сделать! – брызгал слюной контрадмирал. – Это самоубийство! Я вам категорически это запрещаю!

Ван Чунь-мэй расслышала, как молодой командир в седьмом секторе говорит:

–Сэр, мы здесь готовы делать нецензурные замечания и непристойные жесты, но на повиан они не действуют!

Она сомневалась, что контр-адмирал это услышал, поскольку дежурный офицер на командном центре позаботился о том, чтобы перекрыть эту ремарку собственным замечанием:

– Сэр, седьмой сектор отвечает за прикрытие этой части базы. Если они не получат хоть каких-то боеприпасов, и мы, и они станем легкой добычей для си… для противника.

«Вовремя ты спохватился, – подумала Ван. – Могу поспорить, что что контрадмирал битых двадцать минут возил бы тебя мордой по столу за то, что ты противника сикарахами называешь». Не то чтобы Ковил был таким уж плохим человеком – просто он был гражданским администратором, спешно повышенным в звании, а не военачальником, и свои ресурсы уже исчерпал.

Ван старалась как можно дольше вести подпрыгивающий на ухабах состав с ракетами в тени обода воронки. Повиане могли видеть в ультрафиолете, не нуждаясь при этом в какой-то механической помощи. Так что они одинаково хорошо различали состав как в тени, так вне ее – быть может, в тени даже лучше. Но среди них были и мокакские пилоты, и от их атак обод обеспечивал хоть какую-то защиту. А кроме того, чисто инстинктивно это был наилучший выбор.

Внутри у Ван все сжималось от того ужаса, который ее разум старался держать на расстоянии. Впереди уже виднелся невысокий купол – место ее назначения. Оттуда то и дело следовали выплески лазерного огня – заметные благодаря направляющим лучам; временами также мелькали блики, когда пыль вплывала в тонкие, как прутик, столбики энергетических фотонов, но никаких ракет из-под купола не летело. Потому что ракеты туда везла она, Ван Чунь-мэй. Славный бы вышел взрыв, если бы какая-нибудь сикараха в ненужный момент глянула вниз и выбрала ее своей мишенью.

– Я просто не вправе просить кого-то брать на себя такой риск! – настаивал контр-адмирал.

– Мы здесь именно за этим, сэр, – сказала Ван в тишине, которой была встречена адмиральская ремарка. – Так что штатским не придется брать на себя такой риск. Я повезу боеприпасы. – У вахтенного офицера она спросила: – Где мне грузиться?

– Вы не можете этого сделать!

– Я не просто могу это сделать, сэр! Я должна. – И Ван Чунь-мэй вышла с командного центра.

Она самую малость гордилась этим своим ответом с «могу и должна». Из него можно было бы классную надгробную надпись сварганить. «Ну-ну, – осадила себя Ван. – Никаких негативных мыслей».

Так или иначе, она лучше бы погибла, пытаясь себя защитить, чем просто позволила бы сикарахам размазать ее в кровавое месиво по причине того, что Ковил не мог заставить себя приказать своим подчиненным рисковать своей жизнью. Если такой образ мыслей следовало считать негативным, то и черт с ним тогда.

Впереди что-то рвануло – не то бомба, не то ракета. Серебристый фонтан лунной пыли и камней расплескивался со зловещей медлительностью. Ван хладнокровно обогнула очередную воронку, надеясь, что это была простая случайность, а не прямая атака на ее маленький, медленно движущийся тягач. Впереди, уже в каких-то пятистах метрах, маячило иссиня-черное отверстие, ведущее в седьмой сектор. Тут лазерный луч резанул по земле совсем рядом с кабиной тягача.

«Значит, это была не простая случайность», – подумала Ван.


Сбросив землю с груди и плеч капитана, Падди и Синтия обнаружили, что его пояс придавлен здоровенной плитой кладки. Сама плита, сделанная из пеносинкрета, была почти невесома, но она поддерживала тонны грунта, и только чудо удерживало ее от того, чтобы разрезать Каверса пополам. Падди и Синтия подперли плиту с обеих сторон кусками того же самого материала, а затем принялись рыть вокруг капитана, с мучительной медлительностью освобождая его тело от грунта. Но когда они потянули его за плечи, Каверс вскрикнул.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать