Жанр: Научная Фантастика » Джеймс Дуэйн, Стивен Стирлинг » Независимый отряд (страница 32)


Буту эти приказы явно особой радости на доставили, но он все же достал рацию и вызвал в лабораторный сектор еще несколько своих людей. Затем шеф контрразведки взглянул на Льюис.

– У вас есть наручники? – спросил он.

– Так точно, сэр. – Молодая женщина достала с полдюжины хрупких на вид пластиковых колец. Глаза ее были круглыми. Льюис явно ожидала, что начальник прикажет ей сковать чужака.

Бут вытащил несколько собственных наручников и немного постоял, задумчиво глядя на повианина. Затем он снял свой ремень и, громко скрипя зубами, нагнулся, чтобы застегнуть его на «талии» повианина. Проделав это, шеф контрразведки прицепил одну пару наручников к ремню, а другую к хвосту, поближе к обтекающему кислотой кончику. Затем, надежно закрепив кольцо наручников на хвосте чужака, он соединил другое со свободным кольцом той пары, что была пристегнута к ремню.

Наконец Бут осел назад и вытер пот со лба. Оглянувшись через плечо, он обратил мертвенно-бледное лицо на Питера.

– Должен ли я обезопасить его когти, сэр?

Редер испытывал откровенное восхищение. Бута он до сих пор не любил и в дальнейшем любить не собирался, однако за выполнение превосходной работы в кошмарных условиях этому человеку следовало отдать должное.

– Да, – сказал коммандер. И протянул руку. – Давайте я помогу.

Еще несколько сотрудников службы безопасности показались как раз в тот момент, когда они стянули наручниками последнюю хитиновую конечность.

– Здесь где-то должны быть носилки, – сказал Питер Буту. –Доставьте его на гауптвахту. Я пошлю доктора Голдберга его осмотреть. Или ее. Короче, вот это вот чудище. – Одному Богу было известно, сможет ли добрый доктор чем-то этой твари помочь, поскольку ксенобиология все еще оставалась наукой преимущественно теоретической. «С другой стороны, – подумал Редер, – сегодня уже чего только не случалось».

Выйдя из лаборатории, он обнаружил, что Бартер соскользнул по стене и теперь сидит, обхватив дрожащими руками шишковатые колени. Коммандер присел рядом.

– Это просто триумф, – сказал он трясущемуся лингвисту. –Вы сделали то, чего никому из нас сделать не удалось: взяли в плен живого повианина.

Профессор еще пуще затрясся.

Подаваясь к нему поближе, Питер продолжил:

– Они на самом деле не пауки, мистер Бартер. Вы должны это понять. Они разумные существа. Черт побери, они даже могут строить звездолеты и в космосе путешествовать. Они куда выше каких-то там сикарах. По крайней мере, настолько же выше, насколько и мы.

Бартер взглянул на него и выразительно поднял брови. «Замечательно, – подумал он. – Они разумные, способные путешествовать в космосе существа с восемью конечностями, хвостами как у скорпионов, когтями, хитином и жвалами. И они, судя по всему, людей на обед едят. Но они, безусловно, не сикарахи. По крайней мере, не больше, чем мы обезьяны».

В этот момент мимо прошли люди Бута с носилками, и Бартер со стоном зарылся лицом в колени.

– Как вы не понимаете? – промычал он Редеру. – Это вовсе не то, от чего я могу отшутиться. Это не имеет под собой никакой причины и лишено здравого смысла. Страх порой бывает таким. – Тут Бартер взглянул на коммандера, и его темные глаза засверкали. – Впрочем, сомневаюсь, что вы что-то об этом знаете.

– Если вы о том, что я никогда до смерти не пугался, то вы ошибаетесь. Когда мой «спид» подбили, и я катапультировался, я понятия не имел, загнусь я в той черноте или нет. – Питер посмотрел Бартеру прямо в глаза. – Но мне повезло. С чем-то таким мне никогда справляться не приходилось.

Лингвист отвернулся. Вид у него был немного огорошенный.

– Сможете вы изучать его через экран? – спросил Редер.

– Да, – уже более сдержанно ответил профессор. – Мне будет неприятно, но я смогу этим заниматься.

– Хорошо. Тогда я распоряжусь, чтобы вам смонтировали двухсторонний коммуникационный экран. Пульт управления будет, естественно, на вашем конце. – Редер одарил лингвиста легкой улыбкой. – Я даже предоставлю вам для работы вторую лабораторию.

Лицо Бартера прояснилось.

– Спасибо, – поблагодарил он коммандера. – Это окажет громадную помощь. – Профессор встал. – Извините меня, пожалуйста. Я должен посмотреть, удастся ли мне починить переводное устройство. Теперь оно мне как никогда понадобится.

Он протянул Редеру руку, и тот крепко ее пожал.

– Отличная работа, – сказал Питер.

Профессор слабо улыбнулся, кивнул, после чего вернулся в свою лабораторию. Как только дверь за ним закрылась, Питер кивком головы указал в сторону людовозки, и они с Труоном в темпе туда направились.

Пока они бок о бок топали по коридору, старпом негромко заметил:

– Этому парню периодический массаж самолюбия требуется.

– Если он раскусит повианский язык, а прямо сейчас у него для этого есть все шансы, он получит такой массаж, что растает от удовольствия. Предполагая, что ему удастся свыкнуться с тем, как они выглядят. – Редер грустно покачал головой. – И предполагая, что когда-то домой вернемся.

Сложив руки перед собой, Редер оглядел сидящих за столом офицеров.

– Вот мы опять в сборе, – начал он. –

Надеюсь, все хорошо отдохнули и поели?

В ответ последовали кивки и улыбки.

– Сегодня утром у нас есть кое-какие хорошие новости и кое-какие плохие новости, – продолжил Питер. – Хорошие вы, надо полагать, уже слышали.

Обед в неформальной обстановке офицерской кают-компании он пропустил. Зато коммандер хорошо знал, что неизменной составной частью этой неформальной обстановки являлись сплетни, так что все офицеры, даже не побывав на месте событий, уже знали про повианина. В подобные времена роскошь одиночества теряла частицу своего шарма.

– Доктор Голдберг, у вас есть, что доложить в отношении нашего… гм… гостя?

– Кроме того факта, что его хитин не пробит и что он уже в сознании, боюсь, многого я вам не расскажу. Пока он был без сознания, я провел максимально полное сканирование его внутренних органов, и это очень важная информация. Уверен, что в конечном итоге я смогу представить вам что-то касательно этого конкретного чужака. Ведь это первый повианин, которого нам удалось поймать живым и относительно здоровым. На вид он равнодушен и не склонен к общению. На данный момент я предлагаю по-прежнему держать его в наручниках. Его жало я обернул кое-каким кислотоустойчивым материалом и надеюсь, что нашему приятелю не так скоро удастся от этого материала избавиться.

– Мы также приготовили белковое пюре, чтобы он его ел. – Доктор покачал головой. – Все, что мы о них слышали, указывает на то, что повиане едят живую пищу, но у нас нет ничего подобного, если не считать гидропоники. А я сильно сомневаюсь, что он вегетарианец.

Вокруг стола раздались смешки.

– Я бы очень хотел представить что-то большее, однако на данный момент это все, что у меня есть. Но я не могу гарантировать, что нам удастся сохранить это существо в живых. Вполне возможно, ему дан приказ при малейшей возможности совершить самоубийство.

Редер поморщился. В свое время он получал приказы, выполнение которых казалось самоубийственным, однако прямых приказов о самоубийстве он не получал никогда. Тем не менее, не следовало полагать, что раз повиане выглядят как сикарахи, то индивидуальности у них не больше, чем у муравьев.

– Надо надеяться на лучшее, – сказал коммандер. – Я прекрасно понимаю, что вам приходится действовать по обстоятельствам. Возможно, наш лингвист сумеет вам помочь.

Доктор с сомнением кивнул.

– По крайней мере, он будет способен с ним поговорить.

– Это бы наверняка помогло, – сказал Голдберг.

– Так или иначе, – продолжил Питер, – это наименьшая из наших проблем.

Сидящие за столом офицеры переглянулись, затем снова внимательно посмотрели на Редера.

Коммандер нажал несколько клавиш.

– То, что вы видите на своих экранах, это проекция того, как далеко при текущих темпах потребления заведет нас наше горючее. – Откинувшись на спинку кресла, Питер стал наблюдать затем, как офицеры изучают экраны, как их лица одно за другим меняются и как они затем поднимают на него взгляды. Коммандер кивнул. – Я дважды это проверил. Мы приближаемся к той точке, откуда даже оптимальные прыжки по курсу наименьших затрат оставят нас без горючего прежде, чем мы сможем вернуться на территорию Содружества. Мы в сотнях световых лет за всем тем, что было исследовано человечеством. И на данный момент, если только у мисс Люрман нет для нас хороших новостей…

Молодой астронавигатор опустила взгляд и покачала головой.

–…мы понятия не имеем, куда направляемся, – закончил Редер.

Оджи Скиннер, старший механик, явно испытывал тяжкие муки.

– Это все из-за тех повреждений, которые моторы получили в том последнем бою, – объяснил он. – Мы сжигаем горючее с невероятной скоростью. Вдобавок мы вентилируем двадцать пять процентов того, что сжигаем. А знаете ли вы о том, как опасно вентилировать одноатомную антиматерию? Я уже готов закрыть шунт и перенаправить поток, но для этого мне нужно нормальное пространство.

Редер кивнул и поднял руку.

– Я отлично сознаю, что вы проделали чудеса с теми моторами мистер Скиннер. Тем не менее, если только мы срочно не найдем где-нибудь антиводород, мы окажемся в большой беде. Поэтому я хочу, чтобы каждый из вас попробовал найти какой-то выход, прикинул, как нам урезать потребление горючего. – «Вряд ли в конечном итоге это внесет какую-то разницу, – подумал Питер, но по крайней мере станет продуктивным способом провести время». Затем он напомнил себе, что негативизм был той роскошью, которую в настоящий момент они себе позволить не могли.

– И давайте не забывать, что нас преследуют, – с важным видом напомнил всем Бут.

«Вот тебе и на, – подумал Питер. – Нечего сказать – ценный вклад».

– Благодарю вас, мистер Бут, – произнес коммандер. – Можно сказать, вы почти нас спасли.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать