Жанр: Научная Фантастика » Джеймс Дуэйн, Стивен Стирлинг » Независимый отряд (страница 41)


Все остальные прыснули. Бартер послушно развел руками.

– Да, конечно, – кивнул он и одарил всех нервной улыбкой. – Значит, картишки, – сказал профессор и потянулся к колоде, которую выложил из кармана Падди.

Лингвист вытряхнул колоду из пачки, и его руки буквально заплясали. Карты стали длинными веерами стремительно перетекать взад-вперед. Редер такое только в голофильмах видел. А затем слабонервный, легковозбудимый, суперинтеллигентный профессор приступил к четкому перечислению правил, и все до единого за столом внезапно поняли, что у этой овечки оказались волчьи зубы.


– Отличная получилась игра, – сказал Бартер Редеру, пока они шли по коридору к офицерским каютам.

Лингвист шуршал пачкой кредитных карточек с той же энергичной виртуозностью, какая у него нашлась для карт.

Редер сподобился на мучительно-вежливую улыбку и кивнул.

– Когда я учился в университете, мне довелось крупье в игровом зале поработать, – признался Бартер. – Обожаю покер. Одно время даже я собирался им профессионально заняться. – Он похлопал Редера по плечу. – Джеймс Скотт предложил меня подучить, быть моим тренером, пока я немного опыта не поднаберусь.

Глаза у Редера полезли на лоб. О Джеймсе Скотте по прозвищу Скотина слышал даже он. «Что ж, – подумал Питер, – теперь понятно, почему меня так капитально обставили. Черт побери, этот парень сумел на самого Джеймса Скотта впечатление произвести! У нас не было ни единого шанса».

– Да, знаете ли, мы все тут немного подучились после того, как сегодня вечером с вами поиграли, – заверил он профессора. – И я надеюсь, вам это тоже помогло.

Бартер остановился.

– Да. Да, помогло. Спасибо, коммандер. – Он вдруг показался смущенным. – Порой меня прихватывает, и я просто ломаюсь, – добавил лингвист, разводя руками и нервно посмеиваясь. – Пожалуй, надо бы мне поменьше с сикарахами общаться.

– Они не сикарахи, – твердо сказал Редер.

Бартер опустил глаза и замахал руками, словно стараясь стереть только что сказанное.

– Знаю, знаю. Я не хотел их унижать. Я просто хотел сделать все это более терпимым.

– Они не сикарахи, – повторил Редер и жестко взглянул на лингвиста. – Они… не… сикарахи. Они не пауки. Они представляют собой разумный вид – первый, какой нам случилось встретить во Вселенной. И теперь вам придется убедить себя в том, что они никакие не сикарахи.

Бартер не мог встретиться взглядом с коммандером. Подняв руки ладонями наружу, он стал подталкивать их к груди Редера, словно бы его успокаивая.

– Я знаю, вы правы. Но они похожи…

– Быть может, вы смогли бы представить себе, что они скорее похожи на омаров? – предложил Питер. – В перспективе это могло бы вам помочь.

– Нет, я не ем омаров. Омары – просто большие сикарахи.

– Омары не сикарахи, – возразил Редер и пошел дальше. –Я омаров отлично ем. – Он сделал еще несколько шагов. – Они не сикарахи.

Бартер опять зашуршал своими кредитными карточками.

– На самом деле они сикарахи, – пробурчал он, шагая бок о бок с коммандером.

«Мне вовсе не требовалось об этом знать, – подумал Питер. – И вообще. Голдберг мне должен за многое ответить».


Просмотрев предложенный доктором Голдбергом учебный фильм по ознакомлению повиан с человеческой расой, Питер какое-то время сидел молча, погруженный в глубокие раздумья.

– Вам не понравилось, – заключил Голдберг.

– Нет-нет, – возразил Редер, выпрямляясь в кресле. – Вовсе нет. Мне даже думается, что вы здесь проявили немалый талант. Возможно, после войны вам следует фильмами заняться, – с улыбкой предположил он.

– Однако… – сказал доктор, после чего сложил ладони чашечкой и пошевелил пальцами, изображая жест типа «валяй, излагай».

– Знаете, – вдруг вмешался Бартер, – возможно, этому фильму следовало быть более технически-медицинским и менее… ну, что там у нас сегодня в меню.

Голдберг хмуро на него глянул.

– Думаю, нам следует ясно дать повианам понять, что мы всеядны, – сказал он. – Вряд ли они этому удивятся.

Питер, однако, кивал.

– Мне кажется, доктор, что мистер Бартер верно уловил смысл. Весь материал о еде можно будет изложить в последующих сериях. А здесь дать простое введение о нашем виде в целом. Кроме того, мы готовим нашу пищу, а повиане… не готовят, – сказал он и поморщился. – Вполне возможно, что наш способ употребления пищи покажется им таким же отвратительным, как нам – их способ.

Голдберг явно задумался. Наконец он кивнул.

– Да, они запросто могут пожирателями падали нас посчитать… – Он ухмыльнулся. – Лично я чертовски твердо уверен, что сидеть за одним обеденным столом с настоящим падальщиком мне бы не захотелось.

– И поменьше картинок других земных форм жизни, – предложил Бартер. Вид у него был отчужденной, словно большей части разговора он просто не слышал. – Прямо сейчас это выглядит так, словно вы им говорите: «Вот Земля. Столько съедобных тварей вы никогда в жизни не видели».

Редер и Голдберг просто на него посмотрели.

– Понимаете, – лингвист пожал плечами, – я просто пытаюсь увидеть все это их глазами.

– Пожалуй, профессор и здесь в точку попал, – заключил коммандер. – Просто сократите этот фильм до введения о том, как мы выглядим. Думаю, вам будет несложно его доработать. Покажите им сначала нашу одежду или что-то в таком роде. А затем медленно выстраивайте от скелета до плоти.

– Ручаюсь, наш скелет повианам понравится, – пробормотал Бартер, отрывая глаза от стола. – Это единственное, что у нас с ними хоть отдаленно

похожего.

Голдберг кивнул и сделал себе пометку.

– Хорошо, я этим займусь, – сказал он и поднял взгляд. –Что-нибудь еще, джентльмены?

– Пока ничего, – сказал Редер, вставая. – Если я о чем-то таком подумаю, я с вами свяжусь. Да! – Он щелкнул пальцами и указал на Бартера. – Возможно, нам следует все это вашему коллеге показать.

Профессор кивнул.

– Очень удачная мысль. Я знаю, что ему скучно, и уверен, что ему понравится. Вот только я не знаю, насколько мы можем его мнению доверять.

– Разумеется, – согласился Редер. – Мы должны критически воспринимать все, что он нам рассказывает, но до сих пор он нас не подводил.

– У меня такое чувство, что он очень молод, – сказал лингвист. Затем он встал и собрался уходить. – Ничего определенного – просто ощущение, что он очень наивен.

– А вы спросите его возраст, – предложил Редер. – Когда мы установим контакт с повианами Нрзана, мы сможем сопоставить его возраст с вероятной продолжительностью их жизни и выяснить, правы вы или нет.

– Это может быть очень важно, – сказал Голдберг, делая себе одну пометку. – Кстати, как он вам, мистер Бартер? Он ест и пьет? Он кажется угнетенным?

– Я… по-моему, я не тот человек, которого следовало бы об этом спрашивать, – запротестовал Бартер. – Я просто не могу вам этого сказать.

– Пожалуй, доктор, вам пора самому его расспросить, – сказал коммандер. – Мы не хотим, чтобы с нашим гостем что-то случилось. Особенно сейчас, когда мы в нем больше всего нуждаемся. Но ни о чем, связанном с кланом Нрзан, я бы при нем не упоминал.

– Думаю, здесь вы правы, сэр, – согласился Голдберг. – Я не хотел бы прибавлять ему беспокойств. Но он может заподозрить, что мы по-прежнему на территории Нрзана. Куда мы еще могли направиться? – Он поднял руку, предотвращая повторение любых предупреждений от Редера с Бартером. – Нет-нет, не волнуйтесь, я не стану поднимать эту тему. Могу я воспользоваться вашей аппаратурой, мистер Бартер? Быть может, лучше поговорить с ним из вашей лаборатории?

– Конечно, – кивнул лингвист. – Я как раз должен разобраться с кое-каким материалом в другой моей лаборатории.

Голдберг радостно потер ладони.

– Тогда я с нетерпением ожидаю знакомства с этим парнишкой.


Труон Ле, Харткорпф и Гундерсон наконец уселись за стол. На совещание они прибыли последними – наверное, потому, что как раз их доклад старшие офицеры собрались послушать.

– Планета, или клановый дом Нрзан, очень густо населена, – начал Труон. – Вокруг планеты также есть много орбитальных жилых комплексов и заводов. Судя по тому, что мы увидели на поверхности Нрзана, было бы неразумно предположить, что какие-то из этих комплексов являются фермами, поскольку на поверхности ничего похожего на фермы не наблюдается. Или, –уточнил он, – ничего, что мы могли бы в качестве таковых опознать.

– А есть там вообще зеленые зоны? – спросил доктор Голдберг. – Парки, необработанные земли?

– Там есть существенные площади зеленых угодий, доктор, – ответил Гундерсон. – Вполне достаточные для поддержания здоровой атмосферы. Все указывает на то, что эта атмосфера очень близка к нормальной земной.

– Нам все равно потребуется проба, чтобы определить, насколько она безопасна, – вставил Голдберг.

Тут все дружно кивнули. В таких делах осторожность проявлять не мешало.

– Как вы можете видеть, – продолжил Труон, вызывая голоснимок системы Нрзана, – здесь есть узкий пояс астероидов. – Тут же появившаяся на голоснимке красная стрелочка указала на пояс, который действительно был не слишком широк, зато состоял из более крупных астероидов, чем аналогичный в Солнечной системе. – Мы обнаружили свидетельства того, что там ведутся горнорудные разработки. И, как мы заметили, едва только вышли из прыжковой точки, здесь имеются весьма существенные торговые транспортные потоки. Многие корабли приходят из-за пределов этой системы. На данный момент мы отметили суда повианской конфигурации, промаркированные четырьмя цветами: зеленым, оранжевым, желтым и лиловым.

– Итак, нам уже известно о существовании шести кланов, –медленно проговорил Редер. – И, сцепившись только с одним из них, мы думали, что бьемся в своей весовой категории. – «Черт побери, – подумал коммандер. – Если мы здесь напортачим, мы будем чертовски ответственны за конец человеческой цивилизации. Так что смотри, Редер, куда ступаешь…» – Что-то еще, мистер Труон?

– А вот военных судов с какой-либо другой маркировкой, кроме голубой, мы пока что не видели. Отсюда мы заключаем, что либо клан Нрзан – главная сила среди повиан, либо все эти кланы равны по силе, и ни один из них не имеет своих военных кораблей на территории другого.

Редер кивнул. «Это две очень разные вещи, – подумал он. – Но в данный момент мы не можем узнать, какая догадка верна».

– Что-то еще? – спросил коммандер.

– Пожалуй, сэр, хотя это всего лишь гипотеза, – сказал старпом. – Тем не менее, – он стал настраивать фокус, пока в поле зрения не появилась космическая станция между поясом астероидов и Нрзаном, – основываясь на эмиссиях, которые исходят от этой станции, я бы сказал, что это антиводородный завод.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать