Жанр: Научная Фантастика » Джеймс Дуэйн, Стивен Стирлинг » Независимый отряд (страница 49)


В невольном жесте отвращения мастер охоты развел свои хелицеры и отступил на несколько шагов, после чего резко развернулся и поспешил за своими солдатами.

– По-моему, сэр, вы его капитально ошарашили, – радостно заметила Люрман.

– От всей души надеюсь, – отозвался Редер и помрачнел. –Хотя, если вдуматься, с моей стороны это было несправедливо. Ведь насколько ему известно, мы похитители и мучители детей.

Сара вздохнула, затем покачала головой и повернулась к Труону Ле.

– Так вы говорите, вы еду привезли? – спросила она у старпома.

– Да, конечно. – Он подал знак одному из своих людей, и тот, в темпе забравшись в челнок, вернулся оттуда с солидным контейнером.

– Я не знал, сколько вы еще здесь пробудете, – сказал Труон. – Так что я велел упаковать сюда обед, ужин и завтрак.

– Отлично! – обрадовался Ли, хватаясь за контейнер. – Я чертовски голоден.

– Вам лучше отправляться, – сказал Редер команде челнока. – Благодарю вас, Труон.

Старпом отдал честь, и коммандер ему ответил.

– Удачи, сэр.

– Спасибо, Труон. И вам того же. – «В конце концов, –подумал Питер, – моя удача – это ваша удача».

По пути обратно во дворец Coy-бес с интересом поглядывал на контейнер с едой.

– Я не нарушу приличий, коммандер, если поинтересуюсь, что именно едят люди?

– Не нарушите, – заверил повианина Питер. «Как мне ответить, не нанося оскорбления?» – задумался он. – Вообще-то мы, люди, всеядны. В отличие от повиан, мы постоянно включаем в свой рацион фрукты и овощи.

– А некоторые из нас, – добавила Трюдо, – едят исключительно фрукты и овощи.

Люди внимательно наблюдали за своим повианским учителем, пытаясь понять, как он все это воспринимает.

– Но мясо вы все же едите? – спросил Соу-бес.

– Д-да, – нерешительно ответил Редер. – Но… мы его готовим.

– Нам приходиться это делать, – вставила Сара. – Наши ротовые органы не слишком хорошо справляются с грубой пищей. И наши пищеварительные системы тоже.

– Мы хотим сказать, – рубанул Марк Ли, – что живой добычи мы не едим.

– Ах, – только и произнес повианин, после чего на какое-то время замолк.

«Ах? – задумался Питер. – В смысле «ах, какой ужас» или в смысле «ах, я так и предполагал»?

– Так вы знаете, что мы едим нашу пищу живьем? – спросил учитель.

– Да, – сказал Редер. – Могу я быть откровенным?

Соу-бес любезным жестом предложил ему продолжать.

– Мы находим это манеру чудовищно неприятной. И мы предположили, что наши способы принятия пищи могут показаться вам в равной мере неприятными. Пожалуй, будет лучше, если мы не станем есть в присутствии друг друга. Вам так не кажется?

Повианин сделал неопределенный жест.

– Я не дипломат, – сказал он. – И вы, как я подозреваю, тоже. – Редер и все остальные дружно хлопнули в ладоши, что, как они условились с консультантом, должно было заменять улыбки и смех, и постарались не менять выражений лиц. –Однако я постараюсь найти какой-то деликатный способ передать эту информацию ее величеству и даме Систри. Им определенно следует это знать.

– Coy-бес, – обратился к повианину Редер. – Я должен вам сказать, что клан Нтагон вел с нами войну, составляя союз с человеческими врагами Космического Отряда. Что произойдет, если дитя Нтагона расскажет о нас королеве какую-либо неправду? Что, если Фа-коф скажет, что мы намеренно его пытали?

– Он не станет лгать королеве, – заверил их Соу-бес.

– Откуда вы знаете? – спросила Люрман. – Он вполне может решить, что это его долг по отношению к Нтагону.

– Если бы его допрашивал мастер охоты, солдат или я, он смог бы это сделать. Но он не сможет солгать королеве. Ее величество уже сказала, что примет его в клан Нрзан. Он просто будет неспособен ей солгать.

Люди переглянулись.

– А как именно это работает? – поинтересовался Редер.

– Как именно? – переспросил Соу-бес. – Я не знаю. Это не моя сфера компетенции. Но наши самки способны выделять гормоны, которые вызывают в нас, самцах, эмоциональные изменения. Эти гормоны также меняют наше поведение.

– Даже против вашей воли? – спросила Люрман.

– Воля уходит в первую очередь, – со щелчком заверил их Соу-бес. – Есть ли здесь какой-то человеческий эквивалент? Ваши самки так не могут?

– Гм… пожалуй, что могут, – ответил Редер. – Но это вроде как общее и не находится под чьим-то контролем. – Тут он покосился на Сару, а та ласково ему улыбнулась.

– Вам следует позволить Пет-молу заглянуть в эту коробку, –сказал учитель. – Уверен, ему захочется. Если вы сами предложите, это будет любезно.

«Пожалуй, мне следует воспринять это как приказ королевы, – подумал Редер. – В какой бы любезной форме он ни был преподнесен».

– Так мы и сделаем, – кивнул коммандер.

– Надеюсь, на это много времени не уйдет? – спросил Ли. –Я чертовски проголодался.


Ребенок доел последний кровоточащий ломоть мяса, и Тусси стала его баюкать, пока он не заснул. Затем, устроившись на своем ложе, королева просто понаблюдала, как он дышит. После солидной закуски и активного утешения ребенок уже выглядел намного лучше. Его цвет медленно менялся с красного на голубой, а прямо сейчас принял фиолетовый оттенок. В своем роде довольно симпатичный.

Через несколько минут королева встала и тихонько вышла из залы. Малыш Фа-коф дал ей массу пищи для размышлений. И все это было так ужасно. Тусси даже говорить об этом не хотелось, но она прекрасно понимала, что очень скоро только об этом и будет говорить и только об этом и будет слушать. Поэтому теперь королева

удалилась в свои покои, решив дать себе последний час отдыха. По пути она велела Ху-сею, своему первому помощнику, присмотреть за ребенком, чтобы тот не проснулся один в незнакомом месте. Последнее время бедному маленькому воину слишком часто приходилось так просыпаться.

Оставшись одна в своих покоях, Тусси горестно свернулась клубочком, пытаясь припомнить, каким был мир до ее разговора с ребенком из Нтагона.

– И, разумеется, считается любезным восхвалять товары, приобретенные после того, как торговля закончена. Однако предлагать поторговаться следует только уличным продавцам.

– Тем не менее, – тактично заметила Трюдо, – при выработке торгового соглашения, безусловно, происходит масса торговли.

– Да, – щелкнув жвалами, согласился Coy-бес. – Но тогда это уже называется переговорами.

Люди дружно хлопнули в ладоши, выражая искреннее удовольствие.

«После стольких часов практики, – подумал Редер, – мы все уже здорово с этими «внелицевыми проявлениями своих чувств» насобачились». А часов и впрямь прошло немало.

Редер немного приподнялся.

– Вы не устали? – спросил он у повианина.

Остановленный в самом разгаре разъяснения этикета Нрзана относительно переговоров, Coy-бес несколько секунд в замешательстве глазел на коммандера.

– Я? Устал? – переспросил повианин. – Я наслаждался вашей компанией. – Он сделал широкий жест педипальпой. – Или я выгляжу…?

– Честно говоря, учитель, вы выглядите так, как будто готовы продолжать до завтрашнего утра без малейшего перерыва. Неужели повиане никогда не устают? – Редер поднялся с того места, где он сидел спиной к стене и сложил руки на груди.

Coy-бес оглядел людей, затем посмотрел на Редера.

– Да, я устал. Мне нисколько не скучно, но я немного устал.

– А вы проголодались? – спросил коммандер.

– Пожалуй, проголодался.

– Тогда, быть может, вы пойдете и чего-нибудь перекусите? – предложил Питер.

– Мне будет неловко, что вы здесь одни и голодные, тогда как я ем, – сказал Coy-бес, снова их всех оглядывая. – Я лучше пойду и спрошу, где вас можно будет пристроить на ночь. Безусловно, не предполагается, что вы будете спать в коридоре. –И он двинулся по коридору к приемной. – Я скоро вернусь, –сказал повианин через плечо.

– Спасибо вам, коммандер, – сказал Марк Ли. – Я уже до смерти изголодался.

– Мне показалось, Coy-бесу понравилось то, как вы это сделали, сэр, – заметила Трюдо. – Ничего прямолинейного, все очень вежливо, и в то же время совершенно понятно. Думаю, мы все сегодня усвоили массу полезного.

– Благодарю вас, Трюдо, – сказал Питер. – Чего бы мне на самом деле хотелось, так это выяснить, что происходит.

– Что ж, – откликнулась Сара, – если Coy-бес сказал нам правду, и ребенок действительно не сможет солгать королеве…

– Это очень большое «если», – прервал ее коммандер.

– Допустим. Но если это правда, тогда королева уже знает, что мы не похищали Фа-кофа, а также умышленно его не мучили. Скорее всего, они очень быстро это выяснили, – сказала она. –По тому, как эти две самки себя вели, я уверена, что это первое, о чем они его спросили.

– К чему вы клоните, капитан-лейтенант? – спросила Трюдо.

– Она клонит к тому, – пояснил Редер, присаживаясь к стене рядом с Сарой, – что за последние несколько часов Фа-коф должен был наполнить их уши проделками клана Нтагон за последние несколько лет. И я сомневаюсь, что это были очень приятные и утешительные слушания. – Он встал и снова взялся расхаживать по коридору. – Все это, понятное дело, зависит от нравов клана Нрзан.

– Мне кажется, они очень милые, – с надеждой сказала Люрман. – Даже когда мастер охоты был с нами груб, он был груб потому, что он здесь вроде как уважаем. Вы так не думаете? – спросила она у Сары.

– До сих пор мы побывали только в космопорту и здесь, –ответила Сара. – А разговаривали только с Coy-бесом и самую малость – с мастером охоты того корабля, который нас сюда эскортировал. – Она покачала головой. – Этого слишком мало для того, чтобы определить характер всего народа.

– Но мы собираемся попросить их сделать то, что основывается на представлении о характере очень малого числа людей, –заметил Редер. – Это несправедливо и, скорее всего, нереалистично. Однако я надеюсь, что они решат нам довериться.

Coy-бес спешил к ним по коридору.

– Сейчас вас придут проводить в присутствие самой королевы, – сообщил он, заметно нервничая.

– А нельзя ли нам сначала поесть? – жалобно спросил Ли.

– Нет времени, – ответил учитель. – Ваш эскорт уже в пути, а покои королевы расположены в другом конце дворца. Потребуется немало времени, чтобы туда добраться.

Небольшая группа из шести охранников вышла из-за угла коридора и неподвижно застыла перед людьми.

– Королева требует вашего присутствия, – объявил их начальник.

Редер не был уверен, но ему показалось, что он узнал своего знакомца из космопорта. На сей раз, впрочем, повианин вел себя более любезно, выражая педипальпами абсолютно четкую третью степень уважения. «Хотя, – подумал Питер, – может статься, он только в стенах дворца такой вежливый».



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать