Жанр: Научная Фантастика » Джеймс Дуэйн, Стивен Стирлинг » Независимый отряд (страница 59)


Глава семнадцатая

Редер вошел в полутемную залу, и голограммы разнообразных королев повернулись на него посмотреть. Их жвалы почти тут же защелкали. Коммандер залился краской, и щелчки стали еще громче, когда королевы подметили этот признак смущения.

– Добро пожаловать, коммандер Редер, – сказала королева Тусси. – Подойдите и сядьте рядом со мной.

На самом деле они были в зале одни, если не считать ее первого и второго помощников, но Редер явственно ощущал присутствие других королев, хотя они и находились там лишь в виде красок и света.

– Пожалуйста, простите нашу веселость, коммандер, – сказала королева. – Но это правда было очень смешно.

– Благодарю вас, ваше высочество, – с легким поклоном отозвался Редер, – за столь благосклонное отношение к нашему постыдному неведению. Поверьте, я был так же удивлен, как и вы.

– О нет, коммандер, – мягко возразила зеленая королева. –Вот в этом я сомневаюсь.

Тут все опять защелкали жвалами. Это собрание было неофициальным, и королевы поддерживали непринужденный тон. Все, кроме Тусси. Голубая королева, как показалось Редеру, буквально излучала напряженное волнение.

– Расскажите нам о вашем народе, коммандер, – предложила Тусси.

– По большей части мы народ мирный, – начал Редер. –Первоначально наш военный ресурс создавался с целью противодействия пиратам. Что-то подобное кланам, как я понимаю, знакомо. – Тут коммандер заметил среди королев какое-то оцепенение. «Ладно, – подумал он. – Больше никаких ссылок на межклановые разборки». – Мы называем себя Содружеством.

Дальше Редер как мог описал их правительство, жалея при этом, что в свое время не уделял особого внимания занятиям по основам государства и права. Тем более, что его на этот счет серьезно предупреждали. «Но даже мисс Прикс, – подумал Питер, – не могла бы себе представить, что мне придется объяснять всю эту ерунду гигантским разумным насекомым». Он рассказал их величествам, что Содружество уже расширилось до трехсот планет, рассеянных по галактике.

– Вы хотите сказать, что не обживаете весь сектор целиком, прежде чем двинуться к следующему? – спросила оранжевая королева. – Как это необдуманно!

– Может быть, – отозвался Редер. – Но для нас это, похоже, годится. Как правило. – Не будь его лицо заморожено, он бы сейчас ухмылялся как последний дурак. – Мы способны быть последовательными в наших методах и зачастую таковыми бываем, – объяснил Питер. – Однако потребность исследовать… –«а также эксплуатировать», – мысленно добавил он, – и быть при этом первыми в нас очень сильна.

– Не о том ли вы говорите, коммандер, – спросила Тусси, чья склоненная набок голова выражала изумление, – что если в каком-то секторе уже существует человеческое поселение… то в определенном смысле для людей этот сектор испорчен?

Редер на мгновение онемел. Это был хороший вопрос. И как он теперь на него ответит, не выставляя всю человеческую расу безнадежными психами?

– Действительно, для некоторых людей ответ на этот вопрос будет утвердительным. Но такие люди – подлинные пионеры, а не общая масса – скорее составляют исключение. Большинство людей, покидая родные планеты, желают отправиться в такое место, которое уже исследовано и до определенной степени обустроено.

– Значит, за пределами того, что вы называете расовыми различиями, существует более одного вида людей? – спросила Сембе, оранжевая королева. Одну педипальпу она держала ладонью вверх, другую ладонью вниз, что указывало на замешательство.

– Скорее это просто индивиды, имеющие предпочтения, к которым они стремятся. Немало людей имеют настолько схожие предпочтения, что вместе они воплощают определенный тип личности, независимо от расовой принадлежности. – «Что это я сейчас такое сказал? – задумался Питер. – Есть в этом какой-то смысл или нет?»

– Все это так похоже на млекопитающих, – с легким поворотом лиловой головы заметила Лисни.

– А разве могло быть иначе? – язвительно спросила зеленая королева.

Тут все королевы защелкали жвалами, а Редер зааплодировал. Хлопки его ладоней не так уж и отличались от их щелчков.

– Пожалуйста, продолжайте, коммандер, – предложила Тусси.

«Так-так, – подумал Питер, – и на чем же я остановился?»

– Естественно, в ранние для поселения дни исследовать свой сектор – слишком большая роскошь. – «Поселение – замечательное слово, – подумал Редер, благодарный королеве за то, что она его употребила. – В нем есть что-то домашнее, не столь агрессивное. Поселение звучит намного лучше колонии». – Однако, если какая-то планета достаточно богата, чтобы снарядить туда экспедицию и занести на карту ее окружение, считается хорошей практикой иметь под рукой людей, которые хотят чего-то другого – возможно, создать новое поселение. Так что когда исследователи обнаруживают планету, пригодную для ее заселения человеком, всегда находятся люди, готовые скорее за ними туда последовать, чем ждать, пока в их родном секторе откроют новую планету.

Королевы молчали, явно обдумывая сказанное.

– Выходит, – с предельной аккуратностью подытожила Сеззет, желтая королева, – ваш народ предъявил свои права на триста систем, ни одну из них полностью не заселив и не исследовав.

– По крайней мере, на триста планет, – уточнил Редер. – На самом деле я даже не знаю, есть ли у Содружества на этот счет какая-либо политика. – Он развел руками. – За все то время, что мы были в космосе, ни с какими разумными расами, кроме повиан, мы не сталкивались. Так что этой политики

вполне может не быть, поскольку раньше ничего подобного не происходило.

Тихое изумление встретило это ремарку.

– Хочется надеяться, – заметила Мойрис, зеленая королева, – что вы все-таки что-то придумаете, потому что эта беспорядочная гонка среди звезд совершенно неприемлема.

– Существует целая бесконечность систем, ваши величества, – решил утешить их Редер.

– Однако не существует неистощимых ресурсов, – мягко заметила Тусси.

– И думать, что какой-то ресурс может быть абсолютно надежным, это в лучшем случае разочарование, а в худшем –катастрофа. Если ваш народ уже заселил какие-то планеты в космосе, права на который предъявлены повианами, вам придется их освободить! – После этого заявления жесты и мимика зеленой королевы сделались отчетливо агрессивными.

– Ваши величества, – сказал Редер, – я всего лишь скромный коммандер нашей армии. Я не дипломат и вовсе не собираюсь вести с вами переговоры, таковым прикидываясь. У меня нет в подобных делах решительно никаких полномочий.

– Этот вопрос определенно будет обсуждаться, когда к нам прибудут те, кто соответствующими полномочиями облечен, – сказала Тусси. – А пока что я предложила бы перейти к обсуждению более легких материй.

И следующие четыре часа они обсуждали всякие мелочи вроде путешествий, торговли и команды по декоративной маршировке. Которая, несмотря на свое позорное вступление, совершенно очаровала королев – всех до единой.


– Это была катастрофа, – позднее в тот же день признался Саре озабоченный Редер. – Они узнали массу того, что им не понравилось, а я вообще ничего не узнал.

– А что им не понравилось? – спросила Сара, отхватывая еще один кусок бутерброда.

– Им не нравится наш способ колонизации. Повиане делают по-другому. Они заселяют первую же подходящую планету, какая им попадается, а затем исследуют и разрабатывают всю эту систему, прежде чем хотя бы попытаться найти другие.

Сара задумчиво кивнула.

– Да, это на них похоже, – сказала она. – Повиане чертовски методичны. Они и воюют так же. Методично. Скорее всего, именно поэтому они нас до сих пор наголову не разбили. Мы все время ковер из-под них вытаскиванием. – Она улыбнулась. –Очень удачно, что мы такие непредсказуемые.

– Но они учатся. – Питер бросил свой бутерброд, всего один-единственный раз его куснув. – Ведь эти задания типа «ударь-и-беги» они напрямую от нас подцепили. Причем когда я говорю «от нас», я имею в виду нас непосредственно.

– Это было неизбежно. – Сара вздохнула. – Повиане – разумный вид, а любой успешный вид способен адаптироваться. – Она развела руками и энергично пожала плечами. – Здесь не наша вина.

– А ты заметила, что мы теперь куда больше мимику и жесты используем? – спросил Питер.

Сара улыбнулась.

– Конечно – мы адаптируемся. – Она встала и швырнула остатки ленча в мусорный бак. – Послушай, ты ничего не запорол. Ты сказал им, что не можешь ответить на определенные вопросы, сказал, что у тебя нет власти что-то делать. Не понимаю, как ты мог оттолкнуть их от себя своей честностью. – Направившись к двери, Сара повернулась, чтобы еще раз ему улыбнуться. – И не забывай про клан Нтагон. Поведение тех повиан выставило все кланы в очень дурном свете. И из этого положения они захотят как можно скорее выбраться, можешь мне поверить.


– Нрзан вызывает славу Линче! –выкрикнул Ху-сей. Первый помощник королевы Тусси забарабанил жезлом по пустому деревянному ящику, и звук стал эхом отражаться от голых стен залы.

Огромное помещение было священным местом для всех повиан. Оно представляло собой залу для собраний их вида еще с тех времен, когда инструменты делались из бронзы. Одновременно это была и арена, и судилище. Никаких удобств здесь не имелось; пол был земляной, стены каменные. Потолок составляли стволы деревьев, щели между которыми были попросту залеплены грязью. Единственные украшения были, соответственно, варварскими; на концах длинных шестов были развешаны бронзовые сети для ловли со вставленными туда шипастыми металлическими дубинками – оружием дикарского детства расы повиан.

Многие тысячелетия сюда не позволялось вносить никаких перемен помимо необходимого ремонта. Вокруг этой залы был выстроен громадный дворец, храня ее здесь, как будто в секрете. Это было самое сердце повианской цивилизации.

Как только эхо затихло, на ближайшем с королевой Нрзана месте расцвел зеленый голообраз королевы Мойрис из клана Линче, второго по старшинству.

– Нрзан вызывает славу Блетни!

Напротив Мойрис и слева от Тусси появилось голо королевы Сембе из оранжевого клана, третьего по старшинству. Дальше Ху-сей вызвал клан Стреф, и появилась Сеззет, желтая королева.

Наконец он вызвал клан Венед, и возникла Лисни, лиловая королева.

Каждая королева держала в своих педипальпах комок жира – нищенской пищи, крайне отвратительной для их изысканного вкуса. Чтобы говорить и задавать вопросы, королевы должны были брать комочек жира и жевать его, пока говорят. Таким образом урезались ненужные вопросы и слишком витиеватые речи. Для начала каждая королева отщипнула немного жира.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать