Жанр: Русская Классика » Юрий Нагибин » Стюардесса (страница 3)


- Так это из-за него?... Стюардесса кивнула

- И давно?

- Второй год... Он ищет нефть, я ищу его. Так и живем...

Самолет сильно тряхнуло, еще раз и еще. Заплакал ребенок.

- Здесь всегда болтает, - побледнев, сказала бортпроводница, - сплошь - озера...

Все, что могло шевелиться, качаться, подпрыгивать, пришло в движение. Подпрыгивали в сетках свертки, шляпы и кепки, раскачивались на крючках пальто и плащи, ерзали в хвосте чемоданы, и пассажиры, не отставая от своих вещей, тоже ерзали, подпрыгивали, болтались на своих местах.. С обезумевшим видом, зажав рот рукой, в туалет промчался юноша-ненец.

- Воды! - простонала беременная женщина Ольга Ивановна бросилась исполнять ее просьбу.

- Пакет!.. Дайте мальчику пакет!.. - попросила другая женщина.

Из туалета на ватных ногах вышел молодой ненец.

- Я много летал, на Таймыр летал, на Диксон летал, в Нарьян-Мар летал, но такого... - он не договорил и, зажав рот, кинулся назад в туалет.

- Товарищи пассажиры, пакеты перед вами, в сетках! - крикнула Ольга Ивановна.

А старый ненец, откинув голову на спинку кресла, вдруг запел пронзительным, тонким голосом:

Пароход - хорошо, самолет - хорошо,

А оленя - лучше!

Именно этот тяжелый момент полета выбрал восточный человек, чтобы подкрепиться. Не обращая внимания на творящееся вокруг него, он домовито постелил скатерку на свободном месте, достал банку с жирной бараниной, всевозможные травы и приправы, разломил чурек, извлек бутылку с добрым сухим вином и, пожелав самому себе "доброго здоровья", хлебнул из горлышка и принялся с аппетитом за еду

Его сосед, старичок, похожий на врача, с отвращением поглядел на это пиршество, что-то сердито проворчал и отвернулся.

Пароход - хорошо, самолет - хорошо,

А оленя - лучше.

- пел старый ненец.

Ольга Ивановна поддерживала голову одного из мальчиков, ласково уговаривая:

- Потерпи, миленький, немножко потерпи, скоро болтанка кончится, - но впечатление было такое, будто она сама нуждается в утешении.

Восточный человек чавкал, отрыгивал, облизывал жирные пальцы. Старичок, похожий на врача, глянул в его сторону и, позеленев, сорвался с места. Ольга Ивановна поспешила к нему со стаканом воды. Старичок жадно выпил воду, его отпустило.

- Отведите меня... подальше от этого... вурдалака, - жалобно попросил он.

Ольга Ивановна усадила его на свободное место впереди.

Болтанка не утихала. Казалось, самолет не летит по воздуху, а ковыляет по ухабистому проселку. Ольга Ивановна совсем сбилась с ног. Пытаясь облегчить страдания пассажиров, она без устали обносила их водой, дольками лимона, какими-то лекарствами, подавала пакеты, провожала в туалет, успокаивала ребятишек. То и дело слышалось:

- Ольга Иванна!..

- Товарищ проводница!..

- Стюардесса!.

Она по-солдатски несла свою службу и даже нашла в себе силы пошутить, когда восточный человек, закончив трапезу, спросил с беспокойством:

- Как поживает багаж, дочка?

- Багаж в порядке, его не укачивает.

Но в какой-то миг, оказавшись в хвосте самолета, она без сил уткнулась головой во чье-то пальто. Охотник кинулся к ней.

- Ольга Иванна!.. Ольга, что с вами?..

Стюардесса повернула к нему меловой бледности лицо с темными подглазьями и капельками пота на лбу.

- Я совсем... совсем не переношу болтанки...

- Дайте я вам помогу!

Испуганным движением она прижала палец к губам.

- Что вы!.. Меня не допустят к полетам!..

- Ольга Иванна!.. - раздался чей-то жалобный крик. Стюардесса взяла себя в руки, вытерла влажный лоб и, тонкая, прямая, собранная, поспешила на помощь.

Все кончается на свете, кончилась и болтанка Пассажиры в томном изнеможении откинулись в креслах. Ольга Ивановна разбитой походкой подошла к своему старому месту возле охотника.

- Из всех своих спутников знаменитый Амундсен больше всего уважал метеоролога Мальмгрена, - сказал

охотник - И знаете почему?

Ольга Ивановна устало мотнула головой.

- Его укачивало не только на пароходе или в самолете, но и просто в гамаке. И все же он сопровождал Амундсена в его тяжелейших морских и воздушных экспедициях. Это был викинг, не переносящий качки.

- Спасибо, - Ольга Ивановна слабо улыбнулась. - Значит, я викинг, не переносящий болтанки.

- Пароход - хорошо, самолет - хорошо!.. - ни с того ни с сего, в тишине покоя, вдруг разразился старый ненец.

- Успокойтесь, папаша, - наклонился к нему Агасфер, - мы уже знаем, что "оленя - лучше".

- Что я могу сделать? - говорила Ольга Ивановна охотнику. - У меня на руках старуха мать. Не так-то легко старому больному человеку сняться с места.. Но главное не в этом, - она остро, недобро посмотрела на охотника, и губы ее дрогнули. - Будь я совсем-совсем уверена, может, и нашелся бы выход. Но понимаете... - Она мучительно наморщила лоб. - Ведь это я к нему летаю... Правда, ему не так-то просто добраться до аэродрома, чтобы повидать меня... - Она вдруг мило, легко засмеялась. - Куда как уютно: жить в Москве, встречаться на Чистых прудах, а потом долго идти тихими московскими переулками... Но что поделаешь, если любимому надо быть в Новьянске? Ничего страшного, правда? Мы видимся не так уж редко, иногда три-четыре раза в месяц... не огорчайтесь за меня, - сказала она тепло, все устроится. Он еще два года будет искать, а потом сядет за научную работу. И за это время он научится меня любить. Тогда и я совершу посадку и, может быть, навсегда!.. - Она засмеялась. - Мы снижаемся!.. - и заспешила в нос самолета

За окошком по-прежнему голубело небо, а земля погрузилась в тень и зажгла огни, не желая отставать, небо отсигналило земле тихими огоньками крошечных, еде приметных звезд. В самолете зажегся электрический свет.

Внизу замелькали красные огни, затем сгинули, отброшенные самолетом, и снова возникли совсем близко. Самолет приземляется.

- Дорогие товарищи, наш рейс подходит к концу! - объявила Ольга Ивановна. - О вещах не беспокойтесь, их доставят!..

...И вот уже пассажиры выходят из самолета,

- До свидания, Ольга Ивановна!..

- Спасибо, Ольга Ивановна!..

- Простите, если что не так!..

- Приезжай к нам, Ольга Ивановна, - говорит молодой ненец, - на олешках покатаю!..

- Хорошую ты мне книгу дала, умную, - благодарит бортпроводницу старый ненец.

- За мной хризантемы! - галантно говорит восточный человек.

- Ольга Ивановна, может, все-таки запомните мой телефон, - вкрадчиво произносит Агасфер. - Анна-Дмитрий один шесть-шесть сорок три!

- Уже забыла... - усмехнулась бортпроводница. Выходит охотник со своим рюкзаком и ружьем через плечо. Они обмениваются крепким, дружеским рукопожатием.

- Ни пуха, ни пера!.. - с улыбкой говорит Ольга Ивановна...

Охотник уходит, оглядываясь на все уменьшающуюся фигуру бортпроводницы...

Возникает ночное небо, усеянное звездами, и в нем мигающие огоньки самолетов.

ГОЛОС ОХОТНИКА: Я живу на берегу воздушного океана: рядом Внуковский аэродром. И днем и ночью с него подымаются и круто набирают высоту над моей крышей мощные реактивные и турбовинтовые самолеты и старенькие, честно поработавшие ИЛы. Днем они оставляют в синеве то пушистый снежный след, то слабое мерцание по ночам - горят зелеными и красными огоньками и манящей желтизной окошек. Они летят во все концы земли. Я провожаю их взглядом и думаю, что, может быть, в одном из них несет свою нелегкую службу Ольга Ивановна, желтоволосый викинг любви, не переносящий болтанки. И я мысленно говорю ей и всем, всем, проносящимся в звездной выси:

- Доброго пути вам, люди!..



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать