Жанры: Научная Фантастика, Детективная Фантастика, Космическая Фантастика » Борис Иванов » Бог гномов (страница 35)


У стоявшего перед ним в ожидании этого вопроса секретаря на лице была написана глубочайшая озабоченность. Собственно, ему и не надо было открывать рот, чтобы выразить основную идею происшедшего: — «Все пошло наперекосяк!»

— Цыган обрушил Клини, — осторожно произнес он. — Раунд был очень долгим. Оба противника выдали уйму спецэффектов… Но в основном — Клини. Публике все это очень пришлось по нраву… А потом Цыгану это все вроде как надоело… И он сразу кончил раунд, как говорится — одним Ударом. Раз — и все! Похоже, что у Клини — полная потеря памяти. И Стив…

Тут он осекся — такой взгляд устремил на него Хозяин боев. Таким взглядом можно было, не ровен час, до кон довести человека и с менее крепкими нервами, те, которыми Всевышний наделил Мартина Коннерса.

— Сюда его! — голосом, почти начисто лишенным хоть каких-то эмоций, произнес Обух.

— Э-э… Кого? — довольно не к месту спросил Мартин.

— Я не ясно выразился? — удивленно поднял бровь Обух. — Я, кажется, сказал: «Сюда его!» «Его», это Цыгана, если у тебя плохо стало с памятью! Да… Этого… Арийца — тоже давай сюда. Но не сразу. Пусть ждет за дверью, когда потребуется, я скажу. А вот Стив пусть сразу войдет. Будет неплохо, если они с Цыганом объяснятся тут, в моем присутствии… Оба — крепкие орешки…

— Боюсь, что это не получится, — со вздохом развел руками Мартин. — Дело в том… Дело в том, что Цыган — ушел.

— Кто разрешил ему уходить? — уставился на него Обух. — И позволь спросить: куда он ушел?

— Полагаю, что — к себе, в Табор, — как можно более деликатно предположил Мартин. — Он, впрочем, ничего на этот счет не сказал. Он вообще неразговорчив. Просто повернулся и ушел не попрощавшись. Насколько я понял, он даже не поинтересовался своим гонораром…

— А Стив? Его парни? — ледяным тоном спросил Обух. — Они что? Так вот и стояли, лупая глазами как козлы, пока Цыган этак вот выкаблучивался перед ними? Они должны были ну хотя бы… Впрочем, пусть Стив это сам объяснит мне! Пригласи этого растяпу!

Растяпой Стивена Туззла мог назвать только такой крутой персонаж, как Обух. На жесткой, словно вырубленной из векового пня физиономии Стива было, можно сказать, аршинными буквами написано, что к этому типу на козе не подъедешь. Это, впрочем, знали все, кому приходилось иметь дело с этим надежным подручным Обуха. Но сегодня он был явно выбит из колеи.

— Шеф! — выдавил он из себя, еще не успев затворить за собой дверь кабинета. — Вы же гарантировали, что парень загремит в третьем раунде! А все вышло точно наоборот! Мне теперь надо выложить на бочку… не меньше полусотни штук. Зеленью! Это уже не говоря, что мы, похоже, потеряли Клини…

Обух ответил ему лишь взглядом — жестким и неприязненным.

— Поймите, шеф, — продолжал Стив. — Дело не только в деньгах. Кто со мной теперь будет иметь дело? Почти каждый, кто на меня положился, просто рвется сейчас набить мне морду! Поверь мне, кому-нибудь это да удастся. И это будет только справедливо…

— Вот что, — оборвал его излияния Обух. — Выигрышные ставки мы покроем. Деньги на это у меня найдутся. Найдется и то, что сказать ребятам, которых, как ни крути, обманули. Обманули — без всякого навара для себя! Расскажи это кому-нибудь — ведь не поверят! Считай, что с этим для тебя проблем уже нет. Объясни мне лучше другое. Из-за этого Тикмара Цыгана мы по уши в дерьме. Почему твои люди не скрутили этого фокусника и не спустили его в мой уютный подвал? Я привык, понимаешь ли, именно там объяснять таким людям, как этот Цыган, что они не правы. Ты что? Позабыл об этом, Стив?

— Шеф! — развел руками тот. — Обстоятельства сложились уж сильно не так, как надо. Вы же сами распорядились всех людей бросить на отлов шакалов, которые грабанули контору Симона. А в вашем слове я был уверен. Вся моя команда отправилась в город под командованием Булыжника. Что здесь может произойти еще что-нибудь — просто никому в голову не пришло. Поэтому со мной были только два дохляка — Расмус Музыкант и Лохматый Али…

— И вы втроем не справились бы с одним-единственным мастером повыпендриваться на ринге?

— Шеф… — покачал головой Стив. — Вы же лучше меня знаете, что не все маги на ринге только выпендриваются. Не все и не всегда. Не все маги — всего лишь фокусники. Не все разговоры про порчу и про «отсроченные» поражения, это просто разговоры. Это — не говоря о том, что Таборные маги неплохо дерутся. Вполне на уровне восточных единоборств.

— Короче говоря, — угрюмо констатировал Обух, — вы все трое перетрусили и дали этому фокуснику безнаказанно испариться. При том, что он своими фокусами нам подпортил сегодняшнюю бухгалтерию…

— Ну, по крайней мере, он вам оставил, шеф, свой гонорар, — осторожно заметил Мартин, но его реплика осталась без внимания.

— Позови этого клоуна, — приказал ему Хозяин боев, кивнув в сторону двери, за которой маялся в ожидании своей участи Гарри Стигг. — Только пусть он не думает притащить с собой этого своего подопечного. Ну, того, что мордой вышел в этакого поросячьего ангелочка…

— Не беспокойтесь, шеф, — заверил его Мартин, поспешив к двери.

Отворяя ее, он принял непроницаемый вид и повелительно кивнул Арийцу: «Заходи!»


Гарри замер в двух шагах от стола, гадая, что на этот раз измыслил Хозяин боев в качестве кары виновным за понесенные им убытки.

— Ты уже понял, — осведомился Обух, — какую конфетку мне подсунул — на пару со своей «подружкой»?

Ариец только нервически покрутил шеей в ставшем

отменно тугим воротничке. Слова упорно не хотели вылетать у него из горла.

— Молчим… — задумчиво заметил Хозяин боев, — Вам обоим стоило бы просто открутить головы и засунуть их в ваши же задницы. Там они будут на месте, — определил он положенную, по его мнению, обоим «близнецам» меру наказания.

Причем это наказание могло оказаться далеко не чисто виртуальным. Обух был сугубым реалистом — и в душе, и на деле.

— Но я сегодня добрый, — неожиданно осклабился Хозяин боев.

Такой улыбкой могло бы улыбнуться разве что лезвие ножа гильотины.

— А когда я добрый, — продолжил он, — я даю людям возможность исправить те ошибки, которые они совершили по природному своему неразумению, а не по злому умыслу…

Он медленно обогнул стол, подошел вплотную к Арийцу и задумчиво взял его за пуговицу.

— Ведь ты же не хотел этак вот накакать мне в тарелку, как это у тебя получилось сегодня? — голосом, не слишком располагающим к задушевной беседе, осведомился он. — Ведь нет?

— Н-нет… Не хотел; — совершенно искренне заверил его Гарри. — Я не представлял, что… — Слова снова застряли у него в горле.

— Ну так вот, — определил Обух, вколачивая своим сверлящим голосом свою мысль в череп Арийца слово за словом. — Если у тебя осталось хоть немного мозгов в черепушке, то ты сейчас напряги их все для того, чтобы додуматься, как исправить тобой, дураком, содеянное… Подсказываю. На следующий бой Цыган должен выйти в полной боевой готовности. И в финальном раунде — «обрушиться». «Обрушиться» натурально — чтобы комар носа не подточил. Ты понял мою мысль?

Он с силой отшвырнул Арийца к дверям. Злосчастная пуговица осталась зажатой у него в пальцах.

— Приступай к делу! — угрюмо бросил Хозяин боев, уже не глядя на Гарри.

Вид Арийца всегда злил его. Особенно в такие минуты, как та, что выдалась сейчас. Причиной такой неприязни было врожденное неумение Арийца выглядеть, испуганным. Задумчивым — да. Озабоченным или огорченным — пожалуйста. Но испуганным Гарри Стигг выглядеть так и не научился.

— За вами будет присматривать Стив. Это — мое личное Поручение. Слушайтесь его, как папу с мамой.

Стив вытянулся «во фрунт» и чуть было не щелкнул каблуками. Обух окинул собравшихся взглядом, в который добавляла ледяного холода прозрачная глубина линз его громадных очков, и резко распорядился:

— А теперь — все ПШЛИ ВОН!!!

Всех его собеседников как ветром вынесло вон. За дверью Мартин тихо перекрестился и кивнул Стиву: «Пронесло»

Обух остался в пустом кабинете в мрачном одиночестве. Он швырнул все еще зажатую в руке дурацкую пуговицу от сорочки Арийца в корзину для бумаг и, сгорбившись, пошел к столу. Взял с него телефонную трубку и принялся набивать на ее клавишах нужный номер.

— Булыжник, ты в порядке? — осведомился он. — Наш клиент еще не «запел»? Я жду тебя с ним вместе. Да, у себя. Здесь у нашего гостя голос прорежется. Да, как можно быстрее! Через десять минут…


Булыжник дал отбой и покосился на пассажиров, пристроенных на заднем сиденье его внедорожника. Вдвоем: за счет своих габаритов массивный, с хороший сейф размером Шишел и не уменьшившийся в размерах, несмотря на плотную «упаковку», связанный по рукам и ногам Чоппер загромоздили там все свободное пространство.

Для допроса Чоппер был подготовлен неважно. Рот его был надежно залеплен клейкой лентой, но он все равно умудрялся заполнять салон кара всевозможными непотребными звуками. Часть из них ему удавалось издавать, всхлипывая основательно расквашенным носом, часть — скрипя сочленениями своей куртки, пошитой из шкуры какого-то местного зверя. Относительно остальных шумовых эффектов оставалось только строить предположения.

— У тебя десять минут, Дед, — бросил через плечо Ганс. Если ты хотел что-то узнать у этого тюфяка, то поторопись. Бабки ты мне заплатил честно. Я, конечно, верю тебе насчет того, что ты не собираешься перебегать дорожку Обуху. Но все равно лучше будет, если я тебя высажу где-нибудь пораньше, а не перед самым его порогом. Обуху незачем быть в курсе того, что в дело суют нос посторонние.

— Не беспокойся, — прогудел Дмитрий. — Я думаю, парень достаточно понятлив… Вот что, — взял он за грудки пленника, — сейчас я сниму эту хрень у тебя с губок. Аккуратно так, чтобы тебе бо-бо не сделать. А ты не будешь больше ни орать, ни кусаться. Договорились?

Чоппер энергично закивал головой, насколько ему позволяла его «упаковка», и Шишел выполнил свое обещание, и вправду не причинив пленнику особой боли, несмотря на ту «обработку», которой подверглась его физиономия.

— И ты теперь скажешь мне, быстро и четко, — продолжал он вразумлять злополучного похитителя, — где парень, которого вы «захомутали» у входа в обуховский закуток? И еще — это главное — где тот товар, что при нем был? В кейсе. В чемоданчике таком… Главное, запомни: если выложишь мне это все как на духу, то я тебя из этого дерьма вытащу. И Обуху не дам тебя собакам скормить… Но только, если ты не намудришь. Иначе пеняй на себя. Так что изволь уж не наводить тень на плетень.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать