Жанры: Научная Фантастика, Детективная Фантастика, Космическая Фантастика » Борис Иванов » Бог гномов (страница 63)


— И он нравится всем Обитателям Тверди? — поинтересовалась Энни. — У нас, людей, довольно много тех, кто не может смириться с этим «порядком вещей».

— Да, я знаю об этом, — согласился с нею старший.

— Обитатели Тверди более покорны? — спросила Энни.

— Не все, — нехотя признал старший. — Но так же, как и в вашем Мире, неповиновение естеству не приводит ни к чему хорошему. Почти во всех обществах, которые создавали Обитатели Тверди, Власть карала такое неповиновение и защищала естественный порядок.

— Про людей можно сказать точно то же самое… — пожала плечами Энни. — Да, наши с вами Миры очень похожи… Вот вы только что очень хорошо сказали про пирамиду… — снова чуточку сменила она тему разговора, — про экологическую пирамиду. — Энни не столько поддерживала затеянный разговор со старшим, сколько просто размышляла вслух. — В том духе, что чудеса чудесами, а пирамида — пирамидой. Но Власть — это тоже пирамида. Ведь так? Вам, Обитающим в Тверди, тоже, наверное, понятен, такой образ?

— Да, — подтвердил старший, склонив голову в знак согласия, — Это действительно очень емкий образ.

— А у всякой пирамиды, — продолжила свою мысль Энни, — обязательно есть вершина… Так кто находится в вершине вашей пирамиды Власти? Ну той, что существует у вас теперь?

— Обычно в ее вершине мы помещаем бога, — несколько уклончиво ответил старший. — Кстати, он очень популярен у нас. Его изображение ты можешь найти на многих наших священных предметах, на многих барельефах. Даже на стене этой галереи. Чтобы увидеть его, надо только пройти немного дальше…

Он услужливо протянул руку, указывая Энни нужное направление.

— Однако, — не унималась Энни, неторопливо направляясь туда, где действительно виднелось выбитое в стене изображение, — сейчас эта вершина опустела. И, к сожалению, пустует она довольно долго…

— Мы надеемся, что уже скоро Бог займет положенное ему место, — заверил ее старший. — И вы, и ваш друг сыграете немаловажную роль в его возвращении…

— Но ведь пока что вами не может править просто пустое место? — пояснила Энни причину своего недоумения. — Много лет подряд кто-то должен был замещать вам вашего Бога, пока он… э-э… находится в отлучке. Ведь так? Кто это, если это, конечно, не секрет…

Старший, видимо, ощутил в этом вопросе некий оттенок неуважения к своему божеству. Он омрачился и бросил на Энни даже некое подобие укоризненного взгляда.

— Понимаете, — объяснила она, — если я не пойму этого, мне трудно будет понять ваше племя вообще.

По лицу старшего скользнула то ли тень, то ли гримаса, обозначающая у гномов хмурую улыбку.

— Бога сейчас нет с нами, — признал он. — Но это не значит, что его нет вообще. Если мыслить образно, то его место в вершине пирамиды занимают сейчас его… как У вас это называется… Не совсем — завещание…

— Заветы, — подсказала Энни.

— Да, — облегченно вздохнул старший, обрадовавшись, идно, найденному подходящему слову. — Бог оставил нам много своих мудрых заветов, и те из нас, кто глубоко проник в их сущность…

— Значит, высшей властью у вас наделен кто-то, кто трактует эти заветы божества? — сделала предварительный вывод Энни. — Это один какой-нибудь Верховный жрец, или таких жрецов несколько?

— Мы не называем их жрецами, — покачал головой старший. Это Хранители Мудрости. Они составляют Малый Круг. Та пирамида, которая осуществляла прямую волю Бога, сейчас не может работать, и эта структура Власти у нас как бы спит. Вместо нее существует временное правление. Назначенное только на время отсутствия Бога. Это — Большой Круг, Малый Круг и Верховный Арбитр…

— Их у вас выбирают или как-то по-другому приводят к власти? — попробовала уточнить Энни.

— Чтобы попасть в Большой Круг, надо быть очень сильным знатоком в каком-нибудь деле. Членов Большого Круга — их больше тысячи — избирают пожизненно… — Тут старшему снова потребовалось отыскать подходящее слово, и он его нашел. — Избирают Гильдии. У вас тоже есть такое понятие… Сообщество признанных мастеров своего дела. К примеру, меня выбрала Гильдия Общения. В нее входят специалисты по, как вы можете догадаться, по общению. По общению с людьми…

— Значит, я имею честь быть порученной заботам члена правительства вашего племени? — удивленно подняла бровь Энни.

— К вашим услугам, — церемонно поклонился ей старший и тут же продолжил свои объяснения: — Члены Большого Круга самостоятельно, по своему разумению решает те задачи, которые возникают перед Обитателями Тверди. Они сами назначают себе помощников и с их помощью Контролируют ту или иную сторону жизни племени…

— А если… — хотела было спросить его Энни, но старший перебил ее.

— «А если член Большого Круга наделает ошибок?» хочешь ты спросить, — сказал он, — Его судьбу решит Малый Круг. Туда входят только знатоки Заветов бога. Причем такие, которые проходят жесточайший экзамен перед старшими членами Малого Круга.

— И велик этот Малый Круг? — поинтересовалась Энни.

— Это — тайна, — сухо отрезал старший. — Все о Малом Круге знает только Верховный Арбитр.

— А он откуда берется? — уже немного устало осведомилась Энни.

— Избирается всем племенем. Это тот из нас, кто пользуется всеобщим доверием и известен многими добрыми делами. Он решает вопросы, в которых не могут найти согласие члены Малого Круга. И имеет право вмешаться в любое дело, если считает это необходимым. Способен отменить любое

решение и заменить его своим… Конечно, такая система может показаться вам…

— Нет! — перебила его Энни. — Мне ничего, ровным счетом ничего не кажется. Я слишком мало знаю о вашем племени, чтобы судить хоть о чем-то. Я лучше пройдусь в этот ваш город… Если, вы, конечно, не возражаете. Как спуститься туда?


Всякий другой на месте Арийца, безусловно, имел бы все основания провести эту ночь, не смыкая глаз и вертясь — на перине не хуже, чем грешник на раскаленной сковородке. Но Гарри проспал ночь, богатую для многих других разнообразными событиями, как убитый, даже не увидев ни одного сна, достойного, чтобы всплыть в памяти к утру. Длительное общение с Хозяином боев закалило его нервы до состояния стальных канатов.

Точно так же, как и ко всякому другому источнику бессмысленной нервотрепки, он отнесся к требовательному стуку в дверь своего трейлера, поднявшему его на ноги поутру. Натягивая по ходу дела джинсы и свитер, он побрел объясняться с нетерпеливым визитером, не забыв на всякий случай предварительно выглянуть в окно, занавешенное ластиковой шторой в мелкий горошек. За пыльным, сроду е протиравшимся стеклом пред ним предстали Роман Тикмар по прозвищу Цыган и «сиамский близнец» Арийца, который по идее должен был бы сейчас досматривать последний сон на лежанке в этом самом трейлере.

На всякий случай Ариец бросил туда взгляд и убедился, что лежанка пуста, а следовательно, личность Бейба не раздвоилась, а в единственном экземпляре находилась по ту сторону двери, в компании Цыгана.

— Ну?.. — мрачно спросил Гарри, отворяя незапертую, вообще говоря, дверь. — Где тебя черти носили, Билли? И откуда это украшение? — Он указал глазами на полоску репарирующего пластыря, пересекавшую лоб Бейба. — Засыпал ты вроде здесь, под моим присмотром…

— Засыпал, — согласился с ним «близнец», неуклюже, бочком пробираясь к своему ложу. — Но, по таким делам, не смог заснуть…

— По каким таким делам? — хриплым после сна голосом осведомился Ариец, пропуская в трейлер Цыгана.

Тот был чернее тучи.

— Черти его носили к нам, в Табор, — внес Ариец ясность в ситуацию. — Причем с благородной, оказывается, целью. Парень всерьез решил, что мы не в курсе того, что люди вашего хозяина что-то там затевали в эту ночь. Но, во-первых, он припозднился, во-вторых, вообще появился на редкость не вовремя и был неправильно понят..

Ариец бросил на Бейба взгляд, которым намерен был его испепелить, но вместо этого почему-то всего лишь почувствовал себя ужасной сволочью. На службе у Хозяина боев это называлось синдром профессионального заболевания.

Судя по его виду, Бейб появился в Таборе действительно не вовремя и мог радоваться разве что только тому, что остался жив.

— И в третьих, — закончил Цыган, — мы действительно оказались «не в курсе». Всегда надо полагаться не на логику а на предчувствия. А предчувствия у меня были хреновые-прехреновые… Но мы как назло хорошенько поработали мозгами и решили, что Обух не станет нас особо беспокоить до боя. Но его парни нас крупно разочаровали. Они устроили нам прекрасный вечер — со стрельбой и мордобоем…

— Вот тут-то я и появился на месте действия, — вставил свое слово Бейб.

— И огреб и от тех, и от других… — умозаключил Ариец. — Как я понимаю, у тебя крупные претензии к шефу… — повернулся он к Цыгану. — Ты, часом, не ошибся адресом, когда завалил ко мне сюда?

— Претензии?.. — процедил сквозь зубы Цыган, и Гарри ощутил, как от Романа разит спиртным.

Тот тяжело опустился в продавленное кресло, не особо спрашивая на то дозволения, и вытащил из внутреннего кармана своей кожаной куртки початую флягу самогона.

— Претензии? — повторил он. — Можно сказать и так… Хотя какие уж там претензии. Всего-то наш Ник. Повар схлопотал пулю в брюхо, а пара шатров сгорела к чертовой матери… Ничего, Ник оклемается, а ребята соорудят себе жилье лучше нового… Но вот однашутка будет стоить Обуху очень дорого. Его ребята забрали с собой Мириам…

— Они взяли ее заложницей? — без всяких объяснений догадался Ариец.

— Угу, — кивнул Цыган. — Вашему шефу нужен гарантированный счет в финальном бое. Вот так он его гарантировал. Скажешь, ты был не в курсе? Ладно. Ты в этой игре — маленькая пешка… И вас с Бейбом мне, как говорится, и щепочкой трогать не стоило. Но, раз уж он сам ко мне пожаловал… С тобой Обух, конечно, не советовался. И ваших с Бейбом советов слушать не станет… Но… Какой-то толк от вас — вполне может быть… Вы люди догадливые, кое-что в делах своего шефа смыслите… Поэтому можете и посоветовать — где сейчас девочку могут прятать…

Это, скажу вам, прямо в ваших интересах. Так что уж будь добр, подсуетись…

Он поискал на столе и нашел-таки пару пластиковых стаканчиков. Поставил один перед Арийцем и плеснул в него крепкого пойла. Второй, тоже полный, протянул Бейбу. Сам приложился к горлышку.

— Примите, ребята для храбрости! — распорядился он тоном, не терпящим возражений. — Хлебните и беритесь за дело… Я тоже не ворон считать в город прикатил…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать