Жанр: Разное » Евгений Иz » Некоторые виды размножаются пиздежом (страница 4)


– Братуха, я начинаю, – наговаривает он, улыбаясь. Его круто подпирает. – Начинаю шуровать. Прикинь, вылазишь с голяков на золотое говно, а тут – пурга, мудотня. Пошли, увидишь разъёб с собственностью. Не бзди, выбирай сам, я сегодня один хуй в последний заход. Короче, братан, мне от тебя ни хуя не надо, я тебе фишку задвину, понимаешь? Да ни хера я не хочу! Чьи бабки тебе нужны? Я, сука, натуральный фокусник.

Мы зашли за угол и я понял типа. На глаза мне попался новый бар на первом этаже вшивой общаги. В окне-витрине вписаны батлы этикетками на авось, огоньки звенят, стулья на асфальте, столы, запарочный хозяин-кретин выкатил в фас свой вишнёвый «опель» для создания вида процветания, короче, всё по полной афише «обслужить и заслужить». Я кивнул на тачку.

Тип сказал мне «жди» и покатил в бар. На пороге он столкнулся с молокососом, спросил о чём-то. Вышел хозяин в штанах веером. Тип наклонился к нему и стал тихо говорить. Не знаю, что он грузил хозяину, но тот сначала смеялся как-то неестественно, потом вдруг состроил охуевшее сочувственное рыло, покивал, поплевал, вынул пачку казначейских билетов и, – я чуть не кончил с этой правды! – отдал типу. Тип прочесал ещё пару строк и подошёл ко мне. Он глянул в меня своими чёрными шнифтами и сунул бабки мне в руки. Я почуял, что произошло это «концерто-гроссо» не случайно, а для меня специальным образом. Тип купанул мой расклад. Я стоял с бабками, а он чухнул что-то насчёт якоря на мачте, сел в хозяйский опель, завёл, дал задний, хуйнул багажником о водосток, заржал и укатил против движения по дороге. Больше я его никогда не видел. На другой день я прошарился невдалеке от бара и поглядел на нервозные рыла молодцов и на плохо скрываемый позорный кипиш хозяина. Тип в малиновом гандоне умел делать что-то с людьми, и люди не могли контролировать это. На эти бабки я заторчал так, что прочувствовал эту тему до самых кровавых костей. Тип подарил мне свою последнюю гастроль.

Иногда всё катит суперреально и я хочу делиться теми Нематериальными Активами, которых вообще не бывает. Ёбаный свет, читатель, я знаю, знаю это. Я так честно лгу, я так люблю, понимаю и жалею этих людей. Они все представляют из себя, это у них по жизни, а в себя представлять не умеют. Им это не вставляет. У них нет Плана на жизнь. У них есть Жизнь в каком-то плане. Я ничего не имею ввиду, я не делаю выводов. Не с хуя делать выводы, если ввод был хуеватый. Многие супернормальны и не могут ворваться в сеть Нематериальных Активов, даже, когда им даётся на шару: «На!». Раскумариваясь ежедневно, многие так и не выезжают за пределы суперобычняка. Они могут заебать свои вены голимыми приколами, могут придыхивать на ноздрю чумовые составы, но вся картина у них упрётся в Весёлые Картинки да Короткую Цепь. А будка – фуфло. Почти все торчат по самим себе, и даже, выкупая подальше своей постовой будки, обламываются. Это облом по своей вечной и тёмной природе. Боязнь, стремовщина – это труднолечимая болезнь глупости. Кайф не развивает их, он прёт до точки «так в кайф» и не дальше. Дальше – «не я». Кто хочет брать на себя Супердохуя? Так во всём. Торч – самый дикий, но явный показатель Жизни. Это Супержизнь. Все торчат в этом живительном говне и

напряжённо ждут Последнюю Волну. Я знаю все мелкие фишки психических окраин. Как легко и свободно срывать зло на своих близких, как естественно можно подпитываться за чужой счёт, как полезно переводить стрелки в удобное для себя русло, как круто обламывать против правил. Всё это хуета. Ничего не стоит. Эти приколы вписаны всего лишь в корку морали на самом сером из веществ. Когда мораль уходит, выходит самосохранение – и опять всё по хую. Нужна новая ложь. Прокатит только чистая. Самая верная ложь – чистый кайф. Въезжая дальше, – и всю дорогу в себя, – снимаешь за слоем слой. Однажды чувствуешь – Вне Контроля, Всё. Тут катит полнейшая крейза. Въезжать надо именно в неё, в суть, а не в анамнез и симптомы. Очищенный внутри до самой Оси, замечаешь, что мир следует за тобой и всё повторяется, как в Зеркале. Так и есть. Люди – это я, и Земля говорит моими словами, в полную силу. Кто это – я? Я – это то, чего Дохуя. Супердохуя. Так много не бывает больше нигде. И я расту. Меня кидает от людского невъезжалова до голых номеров, но я ебу всё то, что тут называют «обломами». Смерть – вот натуральный одноразовый продукт. Прочная ложь – полный пиздец. Торчки не прокатывают за Скупых Рыцарей, нет. Все богатства из сундуков уходят на кайф. Всё, что узнал, употребляется только на добычу того, что позволило стартовать и узнавать по ходу дела. Суперчугунная логическая машина. Я точно такой же. И ты, средний читатель. Это настолько обычняково, что я обламываюсь искать и приводить примеры. Их нет. Всё это, блядь, и есть пример. Супержизнь. Суперотмазки. Ни хуя. Иначе не бывает. Продвижение по лестнице вверх-вниз – чистейшей ширы пиздёж. Это сквозняк на месте Духа: депрессивные психозы, ёбаные подрывы, кровавый оптимизм и сытая пруха. Для меня есть Любовь, Вера, Счастье, Жизнь, Смерть, Закон, Свобода, Расширение, Свет. Не завидую тем, у кого этого нет и кто об этом не знает. Любовь для меня, Мир для меня – это то самое Дохуя и больше, что лежит сверху и снизу от Суперприхода. Приходов много, вера для меня – одна. Кайф зол – торчит и козёл, а Счастье для меня – когда всё открыто, ни дать, ни взять. Я могу продвигаться по лестнице, куда захочу, потому что у меня есть эта Лестница для меня. Значит, есть она и для мира. По одной простой причине. И пиздец.

…Ещё кое-что, средний читатель, не обессудь. Я работаю в этой среде, как в блядском Среднем Арифметическом. Здесь я всегда честен, как и каждый двуногий, но я вечно скрываюсь. Меня не найдёшь нигде. Я не задерживаюсь на хатах, на точках, я не торчу на рыночной площади и не пристаю к зазевавшимся прохожим у мрачной глыбы вокзала. У меня нет точного адреса, у меня несколько имён, меня знают многие, но близко не знает никто. Звучит песенка о Флинтстоунах в исполнении «В'52»… Средний читатель, я среднее тебя настолько, что всё твоё окружение – это я, это моя усреднённая копия, из которой вырезана золотая середина. Зачем? Зачем всё это, средний читатель? О, если ты умеешь читать…

…Ещё чуть-чуть.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать