Жанр: Религия » Елена Уайт » Христос - Надежда Мира (Желание веков, Конфликт веков - 3) (страница 102)


Христос заявил слушавшим Его: не будь воскресения мертвых, тогда и Писание, в которое они верят, не имеет смысла Он сказал: "Не слыхали ли вы реченного вам Богом - "Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова" Бог не есть Бог мертвых, но живых". Бог делает несуществующее существующим. Он видит все концы, и начала, и плоды Своего еще не завершенного труда. Мертвые праведники - от времен Адама до последнего дня - услышат голос Сына Божьего и выйдут из могилы для вечной жизни Бог будет Богом их, а они - Его народом Между Богом и воскресшими праведниками установятся близкие и доверительные взаимоотношения. Для Бога это состояние, которое является Его целью, уже как бы существует. Для Него мертвые - живы.

Слова Христа заставили замолчать саддукеев, которые не смогли ничего ответить Ему. Не удалась их попытка ухватиться за какое-либо из сказанных Им слов, чтобы осудить Его Противники Иисуса ничего не добились, кроме презрения народа.

Фарисеи, однако, не прекращали попыток принудить Его сказать нечто такое, что можно было бы использовать против Него. Они подговорили одного ученого книжника спросить Иисуса: какая из десяти заповедей - самая важная?

Фарисеи превозносили первые четыре заповеди, указывающие на обязательства человека перед своим Творцом, и считали их более важными, чем остальные шесть, в которых определены обязанности человека по отношению к ближним. Поэтому жизнь их была далека от истинного благочестия. Иисус же, указав людям на их многочисленные пороки, учил, что необходимо творить добрые дела, ибо дерево познается по плодам. По этой причине Его обвиняли в том, что последние шесть заповедей Он ставит выше первых четырех.

Законник подошел к Иисусу и прямо спросил: "Какая первая из всех заповедей?" Христос ответил так же прямо: "Первая из всех заповедей, слушай, Израиль! Господь Бог наш есть Господь единый; и возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею, - вот первая заповедь". Вторая подобна первой, сказал Христос, потому что она вытекает из нее: "Возлюби ближнего твоего, как самого себя"; иной большей сих заповеди нет". "На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки".

Первые четыре из десяти заповедей содержатся в одной главной заповеди: "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем", а последние шесть - в другой заповеди: "Возлюби ближнего твоего, как самого себя". Обе эти заповеди являются выражением закона любви. Невозможно соблюсти первую заповедь, нарушая вторую, и наоборот, невозможно соблюсти вторую, нарушая первую. Когда Бог занимает подобающее Ему место в нашем сердце, мы будем внимательны к нашему ближнему и будем любить его, как самого себя. Только в том случае, если мы больше всего любим Бога, мы становимся способны искренне любить ближнего.

А поскольку суть всех заповедей заключается в любви к Богу и человеку, то нарушение каждой заповеди ведет к нарушению всего закона. Поэтому Христос учил Своих слушателей, что закон Божий -это не собрание отдельных заповедей, из которых одни имеют большее значение, а другие - меньшее и потому ими можно безнаказанно пренебрегать. Наш Господь представляет все десять заповедей как единое Божественное целое и учит нас, что любовь к Богу должна проявляться в следовании всем Его заповедям.

Книжник, задавший вопрос Иисусу, имел глубокие познания в законе, и все же он был поражен Его ответом. Он не ожидал, что Иисус так глубоко знает Писание. Сам этот книжник стал глубже понимать принципы, которые лежат в основе священных установлении. Перед собравшимися священниками и начальниками он честно признал, что Христос правильно объяснил закон, и сказал: "Хорошо, Учитель! истину сказал Ты, что один есть Бог и нет иного, кроме Его; и любить Его всем сердцем, и всем умом, и всею душею, и всею крепостию, и любить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесожжении и жертв".

Мудрый ответ Христа убедил этого книжника. Он знал, что вся иудейская религия - это соблюдение обрядов, а не внутреннее благочестие. Он в какой-то степени осознавал бесполезность обрядовых жертвоприношений и пролития крови для очищения от греха, если это совершается без веры. Ему казалось, что гораздо большую ценность, нежели все эти обряды, имеют любовь, повиновение Богу и бескорыстная забота о человеке. Готовность книжника признать истинность суждения Христа, его решительный и незамедлительный ответ перед всем народом показал, что в этом человеке совершенно другой дух, чем в священниках и правителях. Сердце Иисуса переполнилось состраданием к этому честному книжнику, который не побоялся навлечь на себя неодобрение священников и угрозы правителей, высказав свои убеждения. "Иисус, видя, что он разумно отвечал, сказал ему: недалеко ты от Царствия Божия".

Этот книжник был близок к Царству Божьему, потому что он признал, что праведные дела более угодны Богу, чем жертвы и всесожжения, но он хотел постичь Божественную природу Христа и получить Его поддержку, чтобы следовать Его заповедям. Обрядовое служение бесполезно, если оно живой верой не связано со Христом. Даже нравственный закон не достигает своей цели, если он рассматривается в отрыве от Спасителя. Христос много раз показывал, что закон Его Отца содержит в себе нечто более глубокое, нежели просто властные предписания. В нем воплощен тот же самый принцип, что и в Евангелии: закон указывает

на долг человека и открывает путь к осознанию своей вины. Человек должен взирать на Христа, если желает получить прощение и силу исполнять то, что предписывает закон.

Фарисеи окружили Иисуса, когда Он отвечал на вопрос книжника. Теперь, обращаясь к ним. Он Сам задал им вопрос: "Что вы думаете о Христе? Чей Он Сын?". Христос хотел проверить, какие представления имели они о Мессии, узнать, считают ли они Его только человеком или же Сыном Божьим. И фарисеи хором ответили: "Давидов". Так называли Мессию в пророчествах. Когда Божественность Иисуса проявилась в дивных чудесах, исцелении больных и воскрешении мертвых, люди спрашивали друг друга: "Не сын ли это Давидов?" Женщина-сирофиникиянка, слепой Вартимей и многие другие взывали к Нему о помощи: "Помилуй меня. Господи, Сын Давидов!" (Мф. 15:22). Когда Он въезжал в Иерусалим, Его приветствовали радостными восклицаниями: "Осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне" (Мф. 21:9). И в тот же день в храме дети прославляли Его такими же радостными словами. Но многие из тех, кто называл Иисуса Сыном Давидовым, не признавали Его Божественности, не понимали, что Сын Давидов - это и Сын Божий.

В ответ на их утверждение, что Христос - это Сын Давидов, Иисус сказал: "Как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов твоих в подножие ног Твоих. Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын Ему? И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его".

Глава 67

"Горе вам, фарисеи"

Евангелия от Матфея, 23; от Марка, 12:41-44; от Луки, 20:45-47; 21:1-4

Это был последний день, когда Христос учил в храме. Внимание всего Иерусалима было приковано к Нему. Народ собрался во дворе храма, чтобы наблюдать за происходящим там спором, чтобы жадно ловить каждое слово, произносимое Христом. Подобного никогда еще не было. Посреди толпы стоял молодой галилеянин, не имеющий ни земной славы, ни царских отличий. Его окружали священники в роскошных одеяниях, правители в одеждах со знаками, указывающими на их высокое положение. Здесь были и книжники, державшие свитки, на которые они постоянно ссылались. Иисус стоял перед ними спокойно, с царственным достоинством. Облеченный небесной властью. Он бесстрашно взирал на Своих противников, которые отвергали и презирали Его учение и жаждали Его крови. Многие из них нападали на Него, но все их планы уловить и осудить Его были тщетны. Вопросы следовали один за другим, и Он отвечал на них, предлагая чистую и ясную истину, которая резко отличалась от невнятных рассуждений и заблуждений священников и фарисеев. Он открыл им их истинное положение и рассказал о возмездии, которое неизбежно последует за содеянными ими злодеяниями. Таким образом предостережение было дано. Но Христу надлежало сделать еще одно дело, еще одна цель была впереди.

Интерес в народе ко Христу и к тому, что Он совершал, постоянно возрастал. Но чем сильнее привлекало людей Его учение, тем больше возникало недоумении. Они всегда уважали священников и раввинов за их ум и кажущееся благочестие. Во всех религиозных вопросах народ полностью подчинялся их авторитету. И вот теперь все увидели, что эти правители стремятся унизить Иисуса - Учителя, добродетели Которого сияют еще ярче после всех нападок. Мрачные лица священников и старейшин выдавали их замешательство и смятение. Люди удивлялись, что правители не верят в Иисуса - ведь Его учение было столь простым и ясным, - и не знали, какой путь избрать. С тревогой они наблюдали за действиями тех, чьим советам всегда следовали.

Своими притчами Христос хотел предостеречь старейшин и наставить народ, желающий приобщиться к Его учению. Но нужно было говорить еще яснее. Люди стали рабами традиций и слепо верили священникам. Эти цепи рабства Христос должен был сокрушить. Нужно было еще полнее разоблачать священников, правителей и фарисеев.

"На Моисеевом седалище, - сказал Он, - сели книжники и фарисеи. Итак все, что они велят вам соблюдать, то соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают". Книжники и фарисеи утверждали, что обладают Божественной властью, как и Моисей. Они считали себя его преемниками в истолковании закона и были судьями народа, а поэтому требовали к себе величайшего почтения. Иисус повелел слушавшим Его выполнять все то, чему учили раввины в соответствии с законом, но не так, как сами раввины, ибо они не делали то, чему учили.

Их учения во многом противоречили Писанию. Иисус сказал: "Связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их". Фарисеи ввели множество предписаний, основанных на предании и всячески ограничивавших личную свободу. Некоторые части закона они связывали с обязательным выполнением обрядов, которыми сами втайне пренебрегали и от исполнения которых, когда им это было выгодно, фактически уклонялись.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать