Жанр: Религия » Елена Уайт » Христос - Надежда Мира (Желание веков, Конфликт веков - 3) (страница 96)


Триумфальный въезд должен был стать предметом всеобщих толков и запечатлеть Иисуса в сознании каждого. После Его распятия многие вспомнят об этом событии, обратятся к пророчеству и убедятся, что Иисус был Мессией, и во всех странах возрастет число обращенных к вере.

Это единственное торжественное событие в земной жизни Спасителя могло сопровождаться явлением небесных ангелов, звуком трубы Божьей, но подобное выражение славы противоречило бы главной цели Его миссии в этом мире, противоречило бы закону, который определял всю Его жизнь. Он до конца остался верен принятой им смиренной участи. Ему предстояло нести бремя человечества до тех пор, пока Он не отдаст Свою жизнь за жизнь мира.

Этот день, который казался ученикам величайшим днем в их жизни, был бы омрачен тенью печали, знай они, что картины ликования - всего лишь прелюдия к страданию и смерти их Учителя. Хотя Он неоднократно говорил, что принесет Себя в жертву, тем не менее в сиюминутной радости и торжестве они забыли эти печальные слова и ожидали Его воцарения на престоле Давида.

К процессии все время присоединялись новые люди, и, за немногим исключением, всеми овладевало возбуждение - они славили Христа, и славословия эхом перекатывались от холма к холму и от долины к долине. Непрерывно раздавались восклицания: "Осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних!"

Никогда еще мир не видел такого торжественного шествия. Оно было совсем не похоже на победные процессии великих завоевателей. Не было ни печальной вереницы пленных, ни трофеев царской доблести. Спасителя окружали трофеи другого рода - славные трофеи Его трудов и любви к грешному человеку. За Ним следовали пленники, которых Он освободил от власти сатаны, и они славили Бога за освобождение. Слепые, которым Он вернул зрение, старались держаться впереди. Немые, которым Он восстановил дар речи, возносили осанну громче всех. Увечные, которых Он исцелил, усердствовали, ломая ветви и размахивая ими перед Спасителем. Вдовы и сироты восхваляли Иисуса за явленные Им дела милосердия. Прокаженные, которых Он очистил, расстилали свои незапятнанные одежды перед Ним и приветствовали Его как Царя славы. В толпе были и те, кого голос Иисуса пробудил от смертного сна. Лазарь, тело которого некогда уже начало разлагаться в гробу, ныне, исполненный радости, силы и мужества, вел осленка, на котором ехал Спаситель.

Многие фарисеи, наблюдая за происходящим, пылали завистью и злобой и старались изменить всеобщее настроение. Используя свое влияние, они пытались успокоить народ, но их призывы и угрозы лишь усиливали общее возбуждение. Опасаясь, что люди поставят Иисуса царем, фарисеи решились пробраться сквозь толпу к Спасителю и обратились к Нему с укоризной и угрозами: "Учитель! запрети ученикам Твоим". Они заявили, что такие шумные шествия незаконны и власти не разрешают их проводить. Но ответ Иисуса заставил их замолчать: "Сказываю вам, что если они умолкнут, то камни возопиют". Это торжество происходило по воле Самого Бога. Оно было предсказано пророком, а человек бессилен помешать исполниться тому, что определил Бог. Если бы люди не смогли выполнить Божий замысел, Бог наделил бы голосом бездушные камни и они приветствовали бы Его Сына восклицаниями и хвалой. В то время как фарисеи, вынужденные замолчать, оставили Его, сотни голосов начали повторять слова пророка Захарии: "Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се. Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной".

Когда шествие достигло вершины холма и уже готово было спускаться в город, Иисус, а за Ним и все множество людей остановились. Перед ними во всей своей славе лежал Иерусалим, залитый светом заходящего солнца. Храм привлек внимание всех. Торжественный и величественный, он возвышался над городом и, казалось, стремился к небу, словно указывая людям путь к единственному, истинному и живому Богу. Храм давно был гордостью и славой иудейского народа. Римляне тоже гордились его величием. Правитель, назначенный римлянами, участвовал вместе с иудеями в восстановлении и украшении храма, и сам император Рима обогатил его своими дарами. Мощь, богатство и величие храма сделали его одним из чудес мира.

Заходящее солнце золотило небеса. Его ослепительные лучи отражались в беломраморных стенах храма, сверкали на украшенных золотом колоннах. С вершины холма, где стояли Иисус и Его спутники, храм выглядел словно огромная белая глыба с золотыми башнями. Вход в храм украшала виноградная лоза из золота и серебра, с зелеными листьями и массивными гроздьями; она была создана искусными художниками. Это изображение символизировало Израиль как плодовитую виноградную лозу. Ягоды и листья были выполнены с редким вкусом и исключительным мастерством. Заходящее солнце освещало и эту лозу, изящно обвивавшую белые сверкающие колонны. Блестящими усиками она цеплялась за золотые украшения колонн и, казалось, сияла славой, посланной самим Небом.

Иисус взирает на все это, замолкает и огромная толпа, очарованная неожиданно открывшейся красотой. Взгляды людей обращаются на Спасителя в ожидании, что Он разделит общее восхищение. Но вместо этого они замечают тень печали на Его лице. Они недоумевают, видя, как Его глаза наполняются слезами, а тело содрогается, подобно дереву, сотрясаемому бурей. Из Его дрожащих уст вырывается мучительный вопль глубоко сокрушенного сердца. Какая

картина открылась ангелам! Их любимый Повелитель в скорби и слезах! Какое зрелище открылось этой радостной толпе, которая с торжествующими возгласами, размахивая пальмовыми ветвями, сопровождала Иисуса к славному городу, где, как все горячо надеялись. Он должен был стать Царем. Иисус плакал у гроба Лазаря, но тогда Он плакал из сочувствия к человеческому горю, а эта неожиданная печаль - словно скорбная мелодия в величественном, торжествующем хоре. Среди всеобщей радости, когда все поклонялись Ему, Царь Израиля не мог сдержать слез! Это не были тихие слезы радости - Христос безудержно плакал и стонал от душевных мучений. Пораженных людей охватила скорбь. Восклицания смолкли. Многие начали рыдать, сочувствуя горю Того, Кого они не могли понять.

Иисус плакал отнюдь не потому, что предвидел Свои страдания. Прямо перед Ним лежал Гефсиманский сад, где вскоре великая тьма и ужас охватят Его. Перед Ним были также и Овечьи ворота, через которые в течение многих веков проводили животных, предназначенных Для жертвоприношения. И вскоре эти ворота должны были открыться Для Него - великой Реальности, на Которую указывали все эти жертвоприношения. И рядом была Голгофа, где Ему вскоре предстояло страдать. Но отнюдь не из-за всех этих напоминаний о неминуемой жестокой смерти Спаситель плакал и стонал в душевной муке. Он печалился не о Себе. Мысль о собственных страданиях никогда не смутила бы Его благородную, самоотверженную душу. Сердце Иисуса пронзил вид Иерусалима, который отверг Его, Сына Божьего, пренебрег Его любовью, который не поверил Ему, хотя видел Его невероятные чудеса, и который готов был лишить Его жизни. Он видел, какую вину навлекал на себя Иерусалим, отвергая своего Искупителя, он видел, каким Иерусалим мог бы стать, если бы принял Того единственного. Кто мог исцелить его раны. Он пришел спасти Иерусалим. Как же Он мог оставить его?

Израиль был избранным народом. Бог сделал его храм местом Своего обитания. Это была "прекрасная возвышенность, радость всей земли" (Пс. 47:3). Он мог бы поведать о том, что более тысячи лет Христос заботился о нем, хранил и нежно любил его, как отец любит свое единственное дитя. В этом храме пророки произносили торжественные предостережения. Здесь из кадильниц поднимался к Богу фимиам вместе с молитвами верующих. Здесь текла кровь жертвенных животных - прообраз крови Христа. Здесь Иегова являл Свою славу над престолом благодати. Здесь служили священники, здесь в течение многих веков совершались помпезные символические обряды, но всему этому величию близился конец.

Иисус поднял руку, которой так часто благословлял больных и страдающих, и, протянув ее к обреченному городу, прерывающимся голосом воскликнул: "О, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему!" Здесь Спаситель остановился и умолчал о том, каким был бы Иерусалим, прими он ту помощь, которую Бог хотел оказать ему, отдавая Своего возлюбленного Сына. Если бы Иерусалим воспринял высшее знание и свет небесный, посланные ему, то он стоял бы как царь царств, свободный и сильный, славясь могуществом, дарованным от Бога. Не было бы вооруженных воинов у ворот, не развевались бы римские знамена над его стенами. Перед Сыном Божьим предстала славная судьба, которая ожидала бы Иерусалим, если бы он принял своего Искупителя. Он видел, что город мог бы через Него исцелиться от своей жестокой болезни, освободиться от рабских уз, стать могущественной столицей всей земли. Иерусалим был бы венцом славы всего мира.

Но эта яркая картина меркнет перед взглядом Спасителя. Он вспоминает, что сейчас Иерусалим находится под римским игом, на него направлен гнев Божий и ему грозит Божественный суд и воздаяние. И Он продолжает скорбеть: "Но это сокрыто ныне от глаз твоих; ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами, и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего".

Христос пришел спасти Иерусалим и его детей. Но гордость, лицемерие, зависть и злоба фарисеев помешали Ему сделать это. Иисус знал о том ужасном воздаянии, которое нависло над обреченным городом. Он видел Иерусалим, окруженный войсками; Он видел, что обитатели его обречены на смерть и голод. Он видел матерей, поедающих трупы своих детей, отцов и сыновей, вырывающих друг у друга последний кусок хлеба. Он видел, как невыносимые муки голода поглотят естественные человеческие чувства. Он видел непреклонность иудеев, которая привела к тому, что они отвергли спасение во Христе, и которая побудит их не подчиниться вторгшимся войскам. Он видел Голгофу, где Он будет распят, так густо усеянную крестами, словно она поросла лесом. Он видел несчастных обитателей Иерусалима, переносящих муки колесования и распятия. Он видел прекрасные дворцы разрушенными, а храм - в руинах; Он видел, что от всех этих стен не останется камня на камне и сам город будет распахан, как поле. Не удивительно, что Спаситель, созерцая эту страшную картину, плакал от душевных мук.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать