Жанр: Боевики » Юлия Латынина » Бандит (страница 23)


Глава 6

Валерий явился в магазин около четырех. Ментов уже не было. Следы недавнего разгрома были кое-как затерты — только на грязном полу виднелся меловой контур тела.

— Не смывай, — бросил Валерий Любке-уборщице, которая уже подбиралась к меловому контуру с тряпкой. Да. Был человек, а осталась меловая линия…

Из магазина Валерий взял только одно: удобную капроновую леску с двумя деревянными ручками на концах, которой Ангелина и Маша обыкновенно резали масло.

Сел на троллейбус и проехал в магазин «Электротехника», где купил все, что ему было необходимо, с прилавка или с рук.

По пути домой Валерий приобрел у метро красивую банку английского чая, с золотыми буквами на синем фоне и портретом благообразного лорда.

Через два часа Валерий сидел в своей комнате, один. Он тщательно запер дверь комнаты, смахнул со стола остатки еды, расстелил поверх скатерти чистую газету и, сорвав упаковку с английской жестянки, высыпал чай в литровую стеклянную банку.

Через минуту на газете лежали две батарейки «Крона», моток двужильного провода, пустая пачка из-под сигарет «Кэмел», коробка с детским электротехническим конструктором, привлекшим Валерия количеством коротких, а главное, разноцветных проводков, и то, что он получил от Шутника помимо волыны, — солидный брусок тротила, изготовленного промышленным способом и потому практически безопасного в быту. Можно было гарантировать, что взрывчатка не взорвется от удара, огня или падения.

Валерий Нестеренко занимался тем, чему его научили в Афганистане. Он собирал радиоуправляемую мину.

Едва «Фольксваген» Рыжего, взревев, покинул дачу, Шерхан придвинул к себе телефон и, набрав номер, осведомился:

— Мне, пожалуйста, Анну Михайловну.

Собеседник Шерхана на том конце провода прислушался к голосу.

— По какому телефону вы звоните?

— Да в РЭУ я звоню, в РЭУ!

— Внимательнее набирайте номер, товарищ. Это городская прокуратура.

И в трубке раздались частые короткие гудки.

Странное дело, но Шерхан не стал перезванивать в РЭУ, ни в свое, ни в чужое. Он потянулся, взглянул на часы и, набросив пиджак, сошел с веранды.

Через час Шерхан вошел в маленький кооперативный магазин и, не задерживаясь в торговом зале, прошел внутрь. Как всегда, он с удовольствием отметил, что его уже ждали. В крошечной, пять на пять, подсобке сидел похожий на черную мышь человек — старший следователь московской прокуратуры Александр Миклошин. Миклошин пил чай, не без удовольствия заглатывая уставившие маленький стол заморские печенья и кексы. Несмотря на свои пятьдесят лет и худое, даже тощее тело, следователь был сладкоежкой.

Глаза Миклошина, веселые и живые, шныряли по сторонам, как пара весенних грачей. Впрочем, выражение их немного портила привычка Миклошина постоянно помаргивать и во время разговора прикрывать рот рукой, как бы желая ухватить себя за язык.

При виде Шерхана Миклошин хотел было вскочить, но потом передумал и ограничился веселой улыбкой, сопровождавшейся взмахом руки, сжимавшей кусочек кекса.

— Меня интересует дело об убийстве в Алпатьевском переулке, — сказал Шерхан.

— Когда вы сможете о нем что-нибудь узнать?

— Слыхал, — сказал Миклошин.

— Довольно обычное дело, кооператор убил своего бухгалтера и пытался замести следы преступления.

— Как зовут кооператора?

— Василий… нет, Валерий Нестеренко.

Память у Миклошина была удивительная.

— Он арестован?

— Следователь выпустил его под подписку о невыезде.

— Кто следователь?

— Аршаков Вазген Аршалуисович.

— По-моему, — сказал Шерхан, — следователь проявил чрезвычайную некомпетентность.

— Насколько я понимаю, — пояснил Миклошин, — Вазген подозревает, что с помощью Нестеренко ему удастся выйти на след более крупных преступных структур. Я могу это только предполагать, Вазген со мной этими сведениями не делился. Возможно, он считает, что эти крупные структуры имеют своих людей и в прокуратуре.

— Ну и халатная же штучка этот Вазген, — заметил Шерхан, — берет убийцу и дает ему гулять на свободе. Я бы таких увольнял за дурость. Неужто нельзя заменить его кем-то другим?

— Кем?

— А хоть тобой.

— Это очень трудно. К тому же вам известна моя специализация, — Миклошин обычно вел дела о вымогательстве, — будет странно, если мне поручат расследование убийства.

— А если поручат?

Миклошин подумал.

— Тысяча баксов, и я его арестую.

Шерхан усмехнулся.

— Две тысячи, и ты его застрелишь при попытке к бегству.

Миклошин искренне возмутился. Глаза его забегали, как футболисты к концу тайма.

— За две тысячи?! Да как можно, чтобы человек стоил две тысячи баксов! Помилуйте! Знаете, что за такой выстрел будет? Да я вместо него за решетку сяду! Стрелять в безоружного!

Шерхан молча полез за пазуху и вынул оттуда белый сверток. Сверток брякнул о стол. Шерхан развернул платок — там был старый, лоснящийся от масла «ТТ».

— Кто сказал, что он будет безоружный? — промолвил Шерхан.

— Сунь ему волыну, и всех хлопот. Раскроешь это дело и еще два висяка.

Миклошин со страхом глядел на «ТТ». Ему не нравилось, что вот сейчас он должен унести с собой пистолет, на котором уже имеются два трупа.

Ему еще меньше понравилось, что он имеет дело с бандитом, настолько отчаянным, чтобы таскать с собой «мокрый» ствол.

— Э-э, мы так не договаривались, — сказал Миклошин, — а если меня сейчас остановит ГАИ? С этой штукой? А если я в аварию попаду? Меньше чем за четыре тысячи не могу, увольте.

— Две с

половиной, — сказал Шер-хан.

— А то обожрешься. Тебе еще премию выпишут за ударный труд.


***


Через три часа работа Валерия была закончена.

Сам заряд разместился в чайной банке. Радиоустройство — в коробке из-под сигарет, небрежно сунутой Валерием в кармашек брюк.

Валерий окинул взглядом комнату и принюхался к довольно ощутимому запаху от еще покоившегося на окне паяльника.

Он взял одну из стоявших на полу тарелок и легко переломил ее. Две половинки тарелки остались в руках, и еще два кусочка брызнуло на пол. Достав из стола тюбик с клеем, Валерий с избытком обмазал края разлома и, зажав склеенную тарелку в тиски, уложил ее на окно. Клей был турецкий, поганый, и вонял так, что даже у кошки нюх отшибло бы.

В эту минуту в наружную дверь раздался звонок. Валерий напрягся.

Соседка Инга открыла дверь, и в прихожей послышался неясный шепот.


— Да вон там, вторая налево, — громко сказала старуха, — спит он, что ли, или гуляет…

Это был не Максим и не Гошка. Работники кооператива не спрашивали бы, какая у Нестеренко комната — налево или направо.

Валерий тихо усмехнулся и неслышно отщелкнул задвижку двери.

Затем перехватил покрепче «глок» и встал за дверь так, чтобы оказаться за спиной напрасно сунувшегося в комнату вурдалака.

В дверь постучали.

Валерий стоял тихо, как выключенное радио.

Дверная ручка повернулась. Валерий снял предохранитель и вытянул руку.

В комнату, близоруко щурясь, вошел давешний следователь. Валерий отвел руку и бесшумно сунул пистолет в карман висящего за дверью плаща.

Следователь постоял, вытягивая шею, потом повернулся кругом и только тут заметил стоящего за дверью хозяина.

— У вас странная манера встречать гостей, Валерий Игоревич, — сказал он, — кого же это вы ждали?

— Проходите, — проговорил Валерий.

Следователь, пошаркивая, подошел к столу и опустился на занозистый ящик из-под помидоров, исполнявший обязанности стула. — Ой-ой-ой, — сказал Аршаков, — я вам, кажется, Валерий Игоревич, всю мебель поломал.

И с сокрушенным видом достал из-под себя обломки треснувшего ящика.

Валерий поднял стоявшую в комнате пятидесятикилограммовую упаковку с пивом и, словно пушинку, поставил ее перед следователем.

— Садитесь, — сказал он, — не развалится.

И сам сел напротив.

— Чаем не угостите? — вдруг спросил следователь.

— Вон у вас и чай хороший есть…

И кивнул на коробку с тротилом.

Валерий молча воткнул в розетку электрический чайник. Все так же молча схватил со стола банку с английским лордом, сунул ее в шкафчик и с размаху захлопнул дверцу.

Бомба была значительно тяжелее чая, но вряд ли следователь заметил различие в движении рук.

— Вы чего тут делали? — спросил следователь, с шумом втягивая в себя воздух.

— Да вон, — сказал Валерий, кивнув на стоящую на подоконнике тарелку, — посуду разбил, решил заклеить.

Следователь чуть заметно усмехнулся, окинув взглядом обшарпанную комнату. Если он и недоумевал, почему гражданин Нестеренко, три месяца живший в голых стенах, сейчас решил заняться домоводством, то вслух ничего не сказал. Видимо, у него были более интересные вопросы для гражданина Нестеренко.

— А кстати, — спросил следователь, — кто это у вас дверь в подъезде починил? Вы?

Про дверь Аршакову сказали старухи, гревшиеся на лавочке во дворе. Дверь была роскошная, из тугого дуба и с резьбой в виде сетки.

— Ну, я. — А чего так?

— А партнер для кафе купил. Я ее забраковал — слабовата, а обратно никто не берет. Ну, я подогнал грузовик и сюда поставил. — Зачем? — Народу думал угодить.

— И как? Угодили?

Валерий пожал плечами.

— Да ну, — сказал он, — тут людям на молоко не хватает, а они приходят, видят — дверь с прибамбасами. Опять пошли разговоры: буржуй, спекулянт…

Следователь Аршаков слышал эти разговоры. Именно в таком духе и выразилась старушка, рассказавшая ему историю двери.

Сейчас, сидя в двадцатиметровой комнате с обгоревшими обоями, Аршаков мог констатировать, что стоимость двери, поставленной буржуем Нестеренко для общего пользования, более чем втрое превышала стоимость находившейся в его личной комнате мебели.

Тем временем Валерий, убедившись, что следователь забыл о банке с чаем, выставил на стол белый, уже нарезанный батон, кусок докторской колбасы и соленые огурцы, а из сумки, стоявшей рядом с кроватью, вынул на треть опорожненную бутылку водки. — А вот этого не надо, — заявил следователь, отодвигаясь от бутылки.

Валерий молча убрал водку. Чай поспел через пять минут и был заварен Валерием из стеклянной банки.

— Давайте, Валерий Игоревич, — начал следователь через пятнадцать минут, удовлетворенно запихнув в рот последний кусок булки, — проанализируем случившиеся с вами в ту ночь события. В десять часов вечера вам разбили машину. В одиннадцать — голову. Еще через три часа угнали служебный фургон и убили бухгалтера. Так?

— Так.

— Опыт работы в следственных органах заставляет меня предположить, что эти три события должны быть взаимосвязаны. Вы же упорно выдаете их за цепь случайностей. Так?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать