Жанр: Боевики » Юлия Латынина » Бандит (страница 31)


Кто-то смущенно кашлянул.

— Не Нестеренко нам надо валить, а Шерхана, — сказал Рыжий.

— Понятно?

Наиболее умному из присутствующих, Борику, это было понятно еще две недели назад.

Выводы он из этого сделал неожиданные.

А вечером к Юрию Сергеевичу постучали.

— Кто там? — поинтересовался дрожащим голосом Иванцов, подходя к двери.

— Срочная телеграмма, — ответили ему.

Иванцов наклонился к глазку и обозрел семнадцатилетнего щуплого паренька, маявшегося на лестничной площадке с брезентовой сумкой на плече.

— От кого? — подозрительно спросил Иванцов.

Мальчишка сунул нос в телеграмму.

— Подпись: Нестеренко, — провозгласил он.

Иванцов открыл дверь.

В ту же секунду человек, стоявший на лестничной клетке сбоку, вне зоны видимости глазка, скользнул за спину Иванцова, и, обхватив его горло локтем, прочно прижал к себе. Мальчишка же гадко улыбнулся, скатал телеграмму в комок и извлек из широкой сумки небольшую пушку, каковую и приставил ко лбу Юрия Сергеевича. — Принимай гостей, хозяин, — сказал он.

Иванцову показалось, что ноги у него подламываются и пропадают, как куски сахара, брошенного в горячий чай. Громила перекантовал Иванцова через порог и впихнул в прихожую. Следом вошел мальчишка, а потом еще двое. Кулаки у этих двоих были размером с хороший ананас.

Юрия Сергеевича провели в гостиную и там небрежным жестом швырнули на диван.

Громилы встали сбоку, а мальчишка остался у дверей. Хлопнула дверца лифта, потом заскрипела входная дверь — кто-то, покашливая, топтался в прихожей.

Наконец в гостиную вошел старик в шляпе пирожком и летнем, немного поношенном плаще, и по тому, как засуетились вышибалы, подставляя старику кресло, Юрий Сергеевич понял, что самым страшным из его посетителей и является этот вот старик.

Лицо старика было сплошь покрыто морщинами, как будто он спал ночь, уткнувшись в проволочную сетку, и из этой сетки весело и страшно глядели два черных и взъерошенных, как весенние коты, глаза.

— Ветерок, — обратился старик к щуплому пареньку, — принеси-ка чайку попить. Устал я с дороги.

Ветерок послушно умчался на кухню.

— Кто… кто вы такие? — жалобно начал Юрий Сергеевич.

— Крестника ты моего обидел, — сказал старик.

— Какого крестника?

— Сазана.

— Какого Сазана?

— Валерия Нестеренко.

— Что тут происходит? — тоскливо вскричал Юрий Сергеевич, вскакивая.

Четыре железные руки вцепились в него и пришпилили к дивану.

— Сядь и не воняй, когда с тобой приличные люди разговаривают, — сказал старик.

— Кто тебе велел посадить Нестеренко?

— Они Андрюшку похитили, — сказал Юрий Сергеевич.

— Они — это кто?

— Я не знаю. Называлось ТОО «Топаз». Рыжиков Валентин Сергеевич.

— Рыжий, значит, — проговорил старик.

— И давно ты им платишь?

— Нет! Я вообще не плачу! То есть не платил, они две недели назад пришли…

— И ты натравил на них Сазана, — сказал старик.

— Нет! Он сам полез!

Старик молчал, полуприкрыв глаза, и что-то было в его молчании до того страшное, что Юрий Сергеевич не выдержал и стал мелко-мелко дрожать. — Клянусь, как только они отпустят сына, я заявление назад возьму!

Глаза старика на мгновение открылись и вновь закрылись, и тут же страшный удар под дых заставил директора умолкнуть.

— А «глок» ты тоже назад возьмешь? — спросил старик.

— «Глок», которым Сазан ментовку дразнил?

Юрий Сергеевич всхлипнул.

— Ладно, — сказал старик, помолчав, — заявление ты, конечно, заберешь. Сию секунду. Вот тебе телефон, звони.

И один из громил поставил рядом с Иванцовым его белый домашний телефон.

— Не буду, — неожиданно сказал Юрий Сергеевич.

Шутник опешил, но тут же незаметно мигнул Захарке, и в следующее мгновение Юрий Сергеевич, сшибленный с дивана, упал на пол. Захарка и другой бык подхватили его под руки и приподняли на полметра над паркетом.

— Вот сейчас они тебя ушибут задницей об пол, — констатировал Шутник, — и почки твои кончатся.

— Андрюшка у них, — сказал Юрий Сергеевич, провисая на руках громил, — и пока он у них, никакого я заявления не заберу.

Брови Шутника поднялись вверх. Он опять кивнул — и Юрия Сергеевича опустили на пол, но не с силой, а так — бросили.

— Нехорошо, — сказал старик, — нехорошо. Это как же они тебе сына не отдали? Ты все сделал, как надо, — экий сраный пошел молодняк. Этот Рыжий еще почище Шерхана будет, тот хоть и не вор, а с размахом человек.

— А так не отдали. Говорят, это ты Нестеренко предупредил, пистолет ему дат.

Старик визгливо засмеялся.

— Ну, насчет волыны они загибают. Говори, сколько с тебя потребовали?

— Что?

— На понт они тебя берут! Знают, что ты Сазана не пугал!

— Сорок тысяч, — сказал Юрий Сергеевич, — сорок тысяч штрафу.

— Где бабки?

— А-а! — отчаянно завопил Юрий Сергеевич, понимая, что сейчас будет, но один из громил, сообразив, в чем дело, уже выволакивал из ящика стола заветную палехскую шкатулку.

— А бабки нам пригодятся, — одобрил Захарка.

— Нет! — закричал Юрий Сергеевич и бросился вперед так стремительно, что державший его бык потерял равновесие и упал носом об пол.

Юрий Сергеевич обхватил человека в потертом пальто за песочного цвета штиблеты и залепетал: — Нет, только не это! Нет у меня сейчас денег, нет! Оставьте! Я через неделю вам отдам — восемьдесят тысяч! Хотите? Сто? Я вам всю фирму отдам, только эти оставьте!

— Заткни его, — бросил

Шутник.

Один из быков отодрал несчастного отца семейства от ног Шутника и аккуратно зажал ему рот рукой. Юрий Сергеевич задергался и застонал. Бык бросил его на кушетку и сел сверху. Юрий сначала сучил ногами и глухо мычал, а потом затих и начал, видимо, плакать.

Захар раскрыл бывший при нем чемоданчик и аккуратно переложил туда содержимое шкатулки.

— Ну что, пошли? — спросил Захар, защелкивая крышку чемоданчика и поднимаясь.

Юрий Сергеевич лежал на диване как мертвый. Он даже не плакал.

— Не торопись, Захарка, — сказал Шутник.

— А ты встань, лох.

Юрий Сергеевич чуть приподнялся на диване.

— Держи свои баксы, — сказал вор.

— Отдашь их завтра Шерхану. Вот он, — и Шутник показал на Захарку, — будет твоим водителем. Да не бойся, — прибавил Шутник, — при сыне стрелять не будем. А на счет фирмы ты рассудил с умом. Может, и отдашь еще фирму…


***


В то самое время, когда Шутник выяснял судьбу своего крестника, Валерий сидел на лавочке в тенистом московском дворе, изучая теснившиеся окрест него автомобили. Он и с самого начала не собирался пользоваться шакуровской «Волгой». Догадавшись, а скорее надеясь, что за Шакуровым будут следить, а может, и прослушивать его телефон, Валерий решил использовать «Волгу» как наживку, и результаты превзошли его ожидания.

Чем там боевики Шерхана нафаршировали тачку, он даже не стал выяснять, а удовольствовался мерой весьма тривиальной: кинул Шакурке в раскрытое и неохраняемое окно камень. Камень был обернут бумагой, а на бумаге написано: «Сашка, машину не бери. Там скорей всего бомба».

Наконец его придирчивый взор остановился на очень приличной голубоватой «девятке». «Девятка» была заляпана грязью, как осеннее небо облаками, и снабжена сигнализацией типа «alarm».

Так как магнита с собой у Валерия не было, он вытащил из кармана кусачки, заблаговременно приобретенные в промтоварном магазине, и, на мгновенье присев у переднего колеса, просунул руку под капот и перекусил провод от аккумулятора. Со стороны казалось, что молодой человек наклонился, чтобы завязать кроссовку.

Достав гибкую стальную линейку, Валерий вставил ее под ручку «Жигулей». Дверь отщелкнулась, и через мгновение Валерий был уже в машине. Еще двенадцать секунд ушло на то, чтобы оборвать сигнализацию, соединить провода зажигания и стартер. Валерий открыл капот, поставил временный провод на аккумулятор, и через три минуты голубоватая «девятка», выехав со двора, затерялась в потоке машин, омывающем берега Ленинградского проспекта.

Настала короткая летняя ночь. Город спал.

Спали богачи и видели во сне зарезанных конкурентов, спали бедняки и видели во сне зарезанных богачей. Спали демократы и видели во сне происки коммунистов, спали коммунисты и видели во сне происки ЦРУ, и на всем белом свете бодрствовали лишь часовые у ленинского мавзолея и воры в шикарных кабаках.

В это самое время подручный Рыжего по кличке Борик печатал снимки, сделанные им двадцать четыре часа назад у подъезда Шутника.

Ввиду форс-мажорного обстоятельства по имени Валерий Нестеренко у Борика до сих пор не было времени проявить эти пленки, а уж о том, чтобы отдать их кому-нибудь другому, нельзя было и помыслить. Наблюдение за Шутником было личной операцией Рыжего, даже Шерхан о ней не знал.

Улов был хорош — уже более десятка фотографий болтались под натянутой поперек чулана веревочкой, тускло блестя мокрыми боками. Вот, например, первый — первый это Захарка, узкоглазик, ничего нового, все знают, что он у Шутника премьер-министр.

А вот этот, с девичьим личиком, — Митька Клюква, уже интереснее. Митька Клюква под Шерханом ходит, точнее, под дочерним предприятием, наркоту на реализацию берет, а теперь, стало быть, к Шутнику наведался, выяснить, чей товар дешевле? Ах ты, желторотик! Ты еще не знаешь, Клюква, что в твоем деле берут не где дешевле, а где велено, погоди, вот мы расквитаемся с Нестеренко и тебе урок преподадим. А пока занесем тебя в список льготных очередников…

А вон Санька Лимон вышел из подъезда. У Лимона запястья тонкие, адвокатские, лицо честное и открытое всему народу, как часы на Спасской башне, однако нрав у Лимона отчаянный. Говорят, когда один мелкий чиновник просил у подопечных Шутника несоразмерную взятку, Лимон оделся в безупречный костюм и явился к чиновнику на прием. Передал, конфузясь и страшно краснея, банальный сверток. И ушел.

Чиновник бросился разворачивать сверток — а в свертке вместо баксов взрывчатка.

Так и выскребали потом чиновника изо всех углов его кабинета, один ремонт влетел ведомству в копеечку, да еще на похороны пришлось посылать два венка от скорбящих товарищей.

В газетах написали, что чиновник-де радел об интересах социалистической родины, не подчинившись давлению криминальной группы, и что следствие на верном пути.

Уже второй год оно на верном пути…

Борик вздохнул и, подхватив щипчиками новый лист фотобумаги, отправил его из увеличителя в ванночку.

В чуланчике остро пахло проявителем и фиксажем, на бумаге в ванночке проступали черты нового лица…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать