Жанр: Боевики » Юлия Латынина » Бандит (страница 34)


Через пятнадцать минут Валерий вышел из леса и сел в бандитский «Москвич».

В двенадцать тридцать пять Валерий сунул свой рюкзачок в камеру хранения Курского вокзала, предварительно убедившись, что вокзальные блюстители порядка его не засекли.

В остальном же дела обстояли неважно: Валерий звякнул Максиму и узнал от его жены, что Максима замели, Генку посадили тоже, на трое суток. А кого менты не взяли, тех караулили, а кого не караулили менты, того караулили люди Шерхана, и два этих ведомства явно вступили в социалистическое соревнование: кто раньше изловит Валерия Нестеренко?

От Курского Валерий пробрался на Каширское шоссе и через пять минут после МКАД свернул на небольшую и ухабистую, как российская история, дорогу: где-то тут жил веселый слесарь Кроха, поклонник тушенки и арбузов на государственном складе.

А вот и домик — хибарка за покосившимся забором, высаженные за забором сливы утонули в густой крапиве.

Валерий побибикал. На его счастье, слесарь был дома — внутри домика светился абажур за занавеской и слышались телеголоса.

— Привет, — сказал Кроха, увидев своего вчерашнего приятеля, с которым он свел знакомство при вполне незабываемых обстоятельствах, — тебя еще не зарезали?

— Нет, — сказал Валерий, втискиваясь в прихожую, — у тебя для меня шмоток не найдется? Переодеться?

— В кого?

— В бомжа.

Слесарь критически оглядел Нестеренко.

— Да тебе и переодеваться-то не надо.

Однако, поискав, снял с чердака неимоверной рваности джинсовую куртку и штаны, которые давно подлежали разжалованию в половую тряпку.

Валерий тем временем собрал в холщовый мешок несколько вскрытых и съеденных банок из-под сардин и «Завтрака туриста», в изобилии переполнявших все уголки кухни.

— Чего-то я, гляжу, парень, у тебя совсем друзей нет, — сказал мужик, наблюдая, как Валерий перегружает в куртку целых две пушки — шикарный «глок» и трофейный, «мокрый» уже «вальтер».

— Друзей навалом, — сказал Валерий, — только всех моих друзей менты сейчас трясут.

— Да? А я решил, что ты не от ментов кросс в мешке бегал.

— А они одна шайка, — пояснил Валерий, — государство ментам больше не платит, вот они и живут с тех, кто деньги даст.

Через десять минут Валерий придирчиво изучал свое отражение в зеркале. Да, хуже он выглядел только тогда, когда одиннадцати лет сбежал из дому, и поймали его только под Сыктывкаром.

Он вернулся в комнату.

— Вот что, Кроха, — сказал Валерий, — создается акционерное общество закрытого типа по ограблению подпольного водочного завода. Вот наш стартовый капитал.

И выложил на скатерть два ствола и чайную коробку с достопочтенным английским лордом.

— Ой, парень, — молвил Кроха, — любишь ты сорить своей головой…

Глава 8

Через час Валерий был у Москвы-Сортировочной. Описанный Бориком забор казался пустым и неохраняемым, но это было обманчивое впечатление. Приткнув машину к обочине и взбежав на близлежащую кучу гравия, Валерий увидел, что за внешним бетонным забором с обильными дырами и раскрошившейся от старости железной решеточкой наверху начинается гигантская свалка, усеянная островами деревянных ящиков и смердящей капустой, а еще дальше, метрах в пятидесяти, стоит второй забор, и за этим вторым забором тявкает собака.

Валерий снова сел в машину и, проехав десятка два метров, запарковал ее в сквере симпатичного шестиэтажного домика, торцом выходившего к забору. Была ночь: домик светился шашечками окон, мирные обыватели жарили котлеты и занимались любовью, и только припозднившаяся старушка бродила близ урн в розысках порожней стеклотары и шепотом ругала проклятых демократов.

Борика с Леськой должны уже были искать, и Валерий надеялся, что вид Борикова «Москвича», отдыхающего после трудовой вахты в двадцати метрах от парадного входа на подпольный завод, не внесет положительного вклада во взаимоотношения между Шерханом и Рыжим.

Чтобы вид бомжа, выходящего из вполне приличной тачки, не обратил на себя внимание какого-нибудь поклонника промышленных пейзажей, Валерий накинул сверху плащ.

Заперев машину и прихватив ключи, Валерий втянул голову в плечи и поспешил к железной дороге, расположение которой нетрудно было угадать, — только что над ночным поселком пронесся громкий стук пригородной электрички.

Через полчаса Валерий отыскал поворот и вскоре подошел с тылу к белому забору. Место было пустынное, из-за забора слышались голоса людей и лай собак, на небе сияли звезды, яркие и крупные, словно кто-то вскрыл телефон-автомат и с размаху шваркнул о небосвод горстью начищенных двушек.

Валерий затаился под насыпью и стал ждать.

Состав пришел в два часа ночи.

Старенький маневровый паровоз, пыхтя, тащил два деревянных вагона, третьей ехала белая цистерна, похожая на гигантский батон докторской колбасы.

Паровозик сбавил ход у начала ветки. Валерий, разбежавшись, прыгнул и уцепился за второй вагон.

Он намеревался вскрыть пломбу, но ему повезло. Пломба была уже вскрыта. Валерий откатил дверь в сторону, и в ноздри ему шибанул запах чьей-то протухшей жратвы и мочи.

— Кто тут? — позвал Валерий, перехватывая в своей котомке дареный «глок».

Ни звука в ответ. Ни дыхания.

Валерий задвинул дверь и посветил фонариком. Вагон был заставлен разношерстными ящиками: боши собирали гуманитарную помощь во все, что случилось у них под рукой. Под одним из ящиков виднелась лежанка и несколько раскуроченных консервных банок да битая поллитровка. Какой-то бомж действительно использовал вагон в качестве транспортного средства, но, видимо, уже успел выгрузиться. Понятное дело. Бомж не хотел, чтобы его замели. Устремления бомжа были прямо противоположны намерениям Валерия.

Не теряя времени, Валерий распустил свой узелок и добавил к чужим уликам свои собственные, в виде пустых банок из-под «Завтраков туриста» и кильки.

Аккуратно, при свете фонарика, содрав липкую ленту с одного из картонных ящиков, Валерий препроводил туда черный сверток с «глоком» и «вальтером». По счастью, все коробки были разного фасона, и та, в которой временно прописались пушки, извещала всеми четырьмя боками о том, что когда-то в ней пребывал компьютер «Эпл-Макинтош».

Вагон дернулся и затих.

Времени оставалось совсем мало. Валерий вынул из мешка последнюю бутылку, завернулся в ватник, закрыл глаза и сладко задышал.

— Эй, ты кто такой?

Валерий открыл глаза.

Дверь вагона была откачена в сторону, за ней ярко горели фонари над кирпичной стеной белого здания, и свет фонарей перегораживали две или три фигуры.

— А? Что? — сказал Валерий, стараясь, чтобы голос его звучал очень сипло, и перевернулся на другой бок.

В ту же секунду один из стоявших в проеме людей весьма ощутимо поддал ему кроссовкой под ребра.

— А-а! — заорал Валерий пьяным голосом.

— Ты чего дерешься, сука!

— И вскочил.

— Но-но!

В глаза Валерию смотрел зрачок автомата.

— «Калаш», — сказал Валерий

потерянно.

— Да вы че, товарищи? Ну, проехал человек без билета, а тут сразу менты…

— Мы не менты, — спокойно сказал стоящий в проеме.

— Ты как сюда попал?

Валерий надулся. — Откуда ехал?

Валерий принялся чесать затылок. — Из Минска, кажись… — задумчиво протянул он, — точно. Из Минска.

Один из боевиков поднял с полу раскуроченную банку.

— Во сволочь, — заметил боевик, — жрал тут от пуза.

— А че такое, — немедленно возмутился Валерий, — это че, ваше? Это гуманитарная помощь! А кому предназначена гуманитарная помощь? Мне, что ли, не предназначена? Если хотите, то в первую очередь она предназначена убогим, сирым и одиноким! Факт? Неужели, спрашивается, гражданин нашей обширной родины, принадлежащий к великому классу бичей, не сир и не одинок? Неужели…

— Заткнись, е… — тихо бросил боевик.

Валерий осекся.

— Пристрелить бы его, — сказал один из боевиков, — никто и не хватится.

— Умолкни, Саня. Что у тебя, язык без завязок? Пристрелить, пристрелить… Не видишь, тоже человек, две руки, две ноги, жить хочет, бабу трахать… Пусть хоть сначала нам с разгрузкой поможет. Обыщите его.

Валерия вывели из вагона и хорошенько обшарили, но единственной добычей боевиков стал залежалый хвостик селедки и не очень крупных размеров нож, который даже в международном аэропорту вряд ли удостоился бы статуса опасного режущего предмета.

— А ну встань, — обратился Артем к Сазану, презрительно повертев нож между двумя пальцами и напоследок все-таки сунув его в карман.

Валерий поднялся на ноги.

— А вы кто такие? — спросил он неуверенно. — Комитет по распределению гуманитарной помощи.

Через пять минут Валерий стоял пятым в цепочке, и старший боевик, по имени Артем, деловито покрикивал на дохлого бомжа, когда тот, кряхтя, пытался замешкаться с разгрузкой.

Прошло еще два часа: разгрузив вагоны, Валерий со своими новыми товарищами сел под навес. На колченогом столе стояла тарелка с грубо нарезанным батоном, и вся компания за милую душу уплетала колбасу, заедая ее огурцом и запивая водкой.

Времени у Валерия было достаточно, ему не составило труда, улучив момент, подсесть к ящику, в который он сунул оба ствола, и перегрузить их за пазуху.

Теперь Валерий исподлобья оглядывал место, куда он попал. Слева высилось двухэтажное кирпичное здание, отчаянно-красное, как сигнал светофора. Оно было выстроено под завод, видимо, еще до революции. Вправо от здания тянулось одноэтажное строеньице — под деревянным навесом этого крыла и располагались грузчики. Окна строеньица были сплошь забраны жестью. Одно из окон, однако, раскрыли — через него спускали сегодня ящики. Двор был довольно чист: не моталось по нему ни гнилых досок, ни обрывков соломы, и нигде не лежала кучка чьего-то сиротливого дерьма… Даже непременная в таких дворах центральная лужа, казалось, испугалась неласкового взора Шерхана и истощилась под землю, еле намекая на себя рифлеными отпечатками сапог в легкой грязце. Отчего двор чист, Валерий понял еще в начале разгрузки, когда Артем взял его за воротник и указал на дощатый гальюн у самых железнодорожных путей. Прибавил: «Вон туда ходи. Наложить во дворе — сожрешь все обратно. Понял?»

Артем повесил автомат на гвоздь и шлепнулся на ящик рядом с Валерием.

— Чего-то Борика нет, — сказал один из ребят.

— Да, — сказал другой, — шеф ругаться будет: за бабками Борик поехал.

— Не треп и языком, — сказал Артем, кивнув на Нестеренко.

— А чего, — возмутился боевик, — здесь все свои, он что, не рубит, куда пришел?

Артем с сомнением посмотрел на бомжа. Тот в этот миг вгрызался в прослоенную колбасой половинку двадцатипятикопеечного батона, и челюсти его сильно напоминали экскаватор, управляемый ударником производства. Почувствовав, что речь идет о нем, бомж замер и вынул голову из булки.

— А ты, парень, еще ничего, — сказал Артем.

— Красивый, — вдруг с удивлением протянул он.

— Ты как в бомжи-то попал?

Валерий неопределенно повел рукой по воздуху.

— В армии-то где служил?

— В строительных.

— А потом? Сидел? — Нет еще. — А где был?

— Да нефтяником был, — сказал Валерий.

— Где?

— В Нижневартовске, а потом в Юганске. Зимой, понимаешь, минус сорок, а скважина обводненная, пять процентов нефти, остальное вода, как эта качалка заглохнет, так бегай, чтобы не замерзла, а летом мошка… Тьфу!

И Валерий, захватив лапой бутылку «Столичной», начал досасывать ее прямо из горлышка.

— Тебя звать-то как?

— Родион. — Не пей, Родя, так много. Будешь пить — убьют и не почешутся.

Валерий икнул.

— А тело, — заговорщически подмигнув, прошептал Артем, — сдадут на колбасный комбинат. Видел тут, через стену, цех? Там такие машины, что даже свиные шкуры перемалывают. Смелют тебя, Родя, а потом сожрут москвичи да гости столицы, и с концами. — И мясокомбинат берет?

— А что? Ему только премию за перевыполнение плана дадут. Мяса-то у них нет, а тут целая тушка мяса…

— А шеф ваш не боится, что вот купит колбасу на завтрак…

— Да он этой колбасы не покупает, — сказал Артем и пьяно прыснул. Разыграл-таки бомжа!

— Что, так все серьезно? — спросил Валерий.

— Уж куда серьезней. Влип ты, парень… На свое счастье. Понравишься — человеком сделаем.

— Я и так человек, — сказал Валерий. — Во — две руки, две ноги. — Ты еще покамест не человек. Ты так, половинка от человека, без ксивы, без прописки…

— Чего, ксиву дадите?!

— Зачем ксиву, мы тебе «калаш» дадим, — совершенно серьезно сказал Артем.

Подумал и прибавил: — Вот ты можешь человека завалить?

Сазан задумался. По правде говоря, вопрос этот был для него решен уже давно. В Афганистане. В положительном смысле.

— Не знаю, — протянул Сазан.

— Незнайка, е… — скривился один из боевиков и подбросил в костер принесенную откуда-то ветром бумажку.

Вдалеке бибикнула машина, и на территорию базы что-то шумно въехало.

— Хозяин, — сказал Артем, — не дрейфь, Родя, понравишься — выживешь.

Упруго вскочил на ноги и исчез за беленым углом.

Артем не успел к самому прибытию шефа. Когда он прибежал на передний двор, кремовая «девятка» Шерхана была пуста, и привезший его водитель уже тащил от гидранта ведро с пенящейся водой — мыть машину.

Шерхана Артем нагнал на лестнице. Тот, не отвечая на приветствие Артема, поднялся на второй этаж, где некогда располагался кабинет заведующего складом, и набрал номер Рыжего: — Где твой Борик с «капустой»?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать