Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Мрак (страница 73)


— Изыди, — сказал он нерешительно.

Мрак покачал головой:

— Ни за что. Правда, если скажешь заветное слово, как добраться в неведомую страну, где растут молодильные яблоки, тогда изыду. Но коня тоже изыду.

— Заветное? — не понял Сулима. — Ни знаю никакого заветного.

Мрак ощутил как черная тоска сковывает ему грудь. В сердце едва ли не впервые в жизни вошла безнадежность и желание бросить это все, а самому не барахтаться, а сложить лапки и затонуть.

— Мне нужно попасть в страну, — сказал он раздельно, — где растут чудесные яблони. Которые дают молодильные яблоки!

Сулима почесал в затылке. Предположил нерешительно:

— Так тебе нужна та страна... или яблоки?

— Яблоки, вестимо, — сказал Мрак с раздражением и надеждой. — На кой мне чужие страны!

— Гм... Тогда тебе лучше съездить во-о-он в то село. Видишь внизу в долине крыши виднеются? Там у одного такая яблоня торчит прямо посреди огорода.

Мрак не поверил:

— Врешь поди?

— Зачем? — обиделся Сулима. — До тебя за теми яблонями ходило знаешь сколько народу? Толпами! Герой на герое. Один наконец, которого побили больше других, додумался семена из такого яблочка закопать у себя за хатой. А то и прямо черенок из тех дальних стран приволок, больно яблоки уродились славные. На зиму от стужи укрывал, от ветра прятал. Словом, теперь всяк любуется. Как жар горят! А ночью прямо как угли в костре светятся. Пришлось забор поставить, а то кто только не пытался сорвать на даровщинку.

Мрак обнял Сулиму, чувствуя как возвращаются силы:

— Спасибо!

— Тебе спасибо, — сказал Сулима серьезно. — Зовут его Платон. Он малость не в себе, но не бери в голову.

Высокий забор Мрак увидел еще издали. Настоящий, крепкий, можно малую крепостицу таким огородить. Остальные дома огорожены простым тыном из кольев и гибких прутьев. Куры не разбредутся, и ладно. И чтоб чужая коза в огород не забрела. А из-за того забора торчала крыша не под жалкой соломой, а под гонтой. Дымок вился из настоящей трубы. Хозяин здесь либо зажиточный, либо с руками на нужном месте.

Мрак постучал в калитку. Во дворе грозно зарычал пес, гавкнул грозно. Послышались шаги, калитка отворилась. По ту сторону на Мрака выжидательно смотрел худой мужик в драной рубахе, давно нестиранных портках. В нечесаных волосах торчали соломинки.

— Что надо? — спросил он сипло.

Мрак, не отрываясь, смотрел через плечо мужика. В глубине двора росла яблоня. Приземистая, как вырастают на просторе, она широко раскинула ветви, а среди зелени как огромные рубины полыхали красные, просто пурпурные яблоки — рдяные, налитые огнем. Каждое с гусиное яйцо, они часто усыпали ветви, пригибали ветви, а от земли навстречу тянулись подпорки с раздвоенными концами, бережно поддерживали, не давали обломиться под тяжестью плодов.

— Яблоки, — ответил Мрак. — Тебя зовут Платон? Мне нужны яблоки с твоей яблони.

— Это стоит дорого, — предупредил мужик. Он перевел взгляд на жабу. Та посмотрела одним глазом и снова задремала.

— Но кто-то же покупает, — сказал Мрак. Он указал на вершину, где торчали голые ветки. На одной качался огрызок яблока, будто кто-то жрал его прямо на месте. — Только самые спелые!

Платон оглянулся, в глазах мелькнула непонятная Мраку злость. Мрак жадно рассматривал яблоню. Платон наконец повернулся к Мраку, смерил его придирчивым взглядом:

— Спелые, говоришь?

— Созрелые, — подтвердил Мрак. — Как девки по осени.

Он ожидал, что мужик его попрет, но тот неожиданно отступил на шаг:

— Заходи, лохматый.

Мрак переступил во двор, озадаченный, сбитый с толку. Мужик закрыл калитку на засов. От будки бросился, звеня цепью и злобно рыча, огромный пес. Мрак повернулся к нему, и пес внезапно присел, пропахав лапами землю, жалобно заскулил и, поджав

хвост, бросился в будку.

— Что это с ним? — спросил мужик озадаченно.

— Добрый пес, — похвалил Мрак. — Мухи не обидит. Так какая цена, говоришь, за твои яблоки? Мы, как говорится, за ценой не постоим.

Мужик снова смерил его взглядом. Мрак высился огромный, широкий в плечах, угрюмый, дикий в своей волчовке. Из-за плеча выглядывала рукоять гигантской палицы, на поясе висели два ножа.

— Ты не похож на человека, — ответил мужик, — который заплатит хотя бы за хвостик от яблока.

— Почему?

— Да просто не похож.

— Обижаешь, хозяин.

— Но ты мог бы... заработать, — добавил мужик.

— Хвостик? Или от хвоста уши?

— Даже целое, — сказал мужик великодушно.

— Червивое? — спросил Мрак подозрительно.

— Черви такие яблоки не грызут.

— Это по мне, — согласился Мрак. — Даром мне когда и давали, то разве что догоняли и еще давали. А так, либо в долг, либо спину горбатил. Что надо сделать?

Мужик повел дланью в сторону яблони:

— Пока растил, ни одна собака не помогала. Гавкала же каждая. Мешали и смеялись все. А сейчас пасти позахлопывали, но пришла другая напасть. Или прилетела.

— Не прискакала?

— Следы б остались. А так вот уже третий день каждое утро недосчитываюсь двух-трех яблок.

Мрак покачал головой:

— Что за вор, коли так мало крадет?

— А больше и не поспевает в начале. За сегодня налились соком уже с десяток. Если так пойдет и дальше, то за неделю обнесут всю яблоню. И яблок жаль, я ж к ним лет двадцать шел, а хуже то, соседи вовсе засмеют.

Мрак сказал сочувствующе:

— Кто ничего не делает, тот и не ошибается. Зато ничего и не добивается. А ты сто раз мордой о стену хряснешься, а на сто первый ее проломишь... я о стене, не о морде. А за стеной — сундуки с сокровищами!

Мужик почесал в затылке:

— Да-а... ежели только голову не расшибить раньше. Так возьмешься посторожить? Ночью?

— Я ты сам почему не рискнешь?

— Да подрастерял я отвагу, — признался мужик. — Когда в молодости ходил в поход, удаль через край хлестала. А потом сил поменело, осторожности прибавилось. Да и кости с каждым годом срастаются хуже. К тому же дело с кражей нечисто. Не иначе как бесы прилетают! А я с бесами как-то драться не умею.

В доме Мрак сел за стол, мужик сам достал ухватом из печи горшок. По комнате пошел ароматный дух гречневой каши с мясом. Похоже, мужик стал бобылем, но с хозяйством худо-бедно справлялся.

— Квас будешь, — спросил мужик, не поворачиваясь, — или медовуху?

— И пиво, — согласился Мрак благодушно. — Я человек не гордый.

— А что ест твоя животная?

— В дороге разве перебирают?

— И то верно. Признаюсь, если бы не твоя жаба, я бы тебядальше порога не пустил бы.

— А что, она тебе родственница?

— Да нет, ты вроде бы как родственник... Ну, я с яблоней, ты с жабой. Оба малость сдвинутые, из-за угла ударенные.

Когда за окном начало смеркаться, Мрак отодвинул ковшик, грузно поднялся. В животе булькало, в голове была обманчивая легкость.

Дверь скрипнула, он ступил на крыльцо. На потемневшем небе мертво светила луна, показались две первые звездочки, самые яркие. На западе краснела широкая полоса, завтра день должен быть ясный.

— Доброй ночи, — пожелал он хозяину. — А здесь в самом деле страшновато...

— Я ж говорил, — донесся с печи плаксивый голос. — Отказываешься?

— Да нет, — ответил Мрак стойко, — я видывал комаров и покрупнее. К тому же моя Хрюндя им тут такое побоище устроит!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать