Жанр: Современные Любовные Романы » Эмма Дарси » Песня малиновки (страница 11)


— А какой великолепный ритм у “походных” песен! — возбужденно подхватила Миранда.

— Мне больше всего понравилась “Песня-пожелание”, — заметила Анабелла Найт. — Только вот музыка не очень запомнилась. Мне кажется, если бы был более сильный контраст между высокими и низкими нотами, то звук выиграл бы от этого, и песня трогала бы больше.

— Да. Именно этого и не хватает, — согласился Роберт.

— Слова просто великолепны, Дженни, — восхищенно сказала Миранда. — Я хорошо запоминаю слова, но я в жизни не смогла бы так складно соединять их друг с другом. Если бы у меня были такие способности, ой, мамочки мои, я бы не знаю чего добилась.

— Ты хороша на своем месте, сестричка, — протянул Тони.

Эдвард Найт вернулся с бутылкой шампанского.

— Подай, пожалуйста, бокалы, Анабелла.

Жена встала, подошла к изящному серванту и достала из него семь красивых хрустальных бокалов.

— Самое лучшее достаю, — улыбнулась она Дженни.

Эдвард Найт торжественно хлопнул пробкой и наполнил бокалы.

— Ну, Дженни, — сказал он, вручая ей один из них. — После всего, что я здесь услышал, хочу сказать одно: первый тост я поднимаю за ваш удивительный талант.

Он раздал всем шампанское и чокнулся с Дженни.

— Надеюсь, мы уговорим вас не зарывать свой талант в землю. Несправедливо, что вашей музыкой наслаждается ограниченный круг людей. — Он повернулся и кивнул старшему сыну. — Давай слушать дальше, Роберт.

Дженни удивил и одновременно обрадовал жадный интерес, написанный на лицах окружающих. Безусловно, ее песни произвели на Найтов большое впечатление. Может быть, Роберт сказал правду, и песни действительно чего-то стоят. Взгляд помимо воли устремился на него. Он сидел в стороне от всех, поближе к магнитофону. Локти сложены на коленях, голова опущена, словно он что-то разглядывает на ковре. Ей захотелось… Дженни в мыслях строго прикрикнула на себя. Глупо тешиться пустыми мечтами. Она почти уже отвела от него глаза, когда он вскинул голову, и их взгляды встретились.

— Это все, — прозвучал в динамике ее голос.

Роберт порывисто встал и выключил магнитофон. Угрюмое выражение на его лице говорило о явном нежелании слушать последнюю песню. Наступило молчание. Дженни стало любопытно, что же скрывается за этим нахмуренным лбом, какие чувства и мысли одолевают этого человека.

Первым подал голос растянувшийся на ковре Питер.

— А “Пожар на ферме Россов”? — недовольно спросил он. — Я его только и жду.

          — Ты уже слышал его вчера, — ответил Роберт.

— Но я хочу и сегодня послушать. Это потрясная вещь, — продолжал настаивать Питер.

— Ты же наверняка записал ее, Роберт, — вопросительно заметил отец. — Музыка там слишком хороша, чтобы пропустить ее.

— Да, я записал, — еле слышно отозвался Роберт.

— Тогда давай послушаем, — опять заговорил Питер.

— Питер, я думаю, надо пощадить чувства Дженни. Ведь она написала “Пожар на ферме Россов” накануне Рождества, которое для ее отца стало последним, — тихо объяснил Роберт.

— Ой, я забыл, — сказал Питер и виновато оглянулся на Дженни. — Просто вчера ты нам исполнила эту песню.

— Если хочешь, можешь послушать, — ответила Дженни, не желая больше продолжать спор.

Она посмотрела на Роберта, взглядом поощряя его к действию. Он слегка пожал плечами и включил магнитофон. Дженни потребовалось недюжинное самообладание, чтобы высидеть и от начала до конца выслушать балладу, скрывая при этом бушующие внутри страсти. Она надеялась, что никто не заметит, как полон неги и желания ее голос. Наконец все кончилось.

— По-моему, ты никогда еще не пела эту песню с таким чувством, Малиновка, — заметил Тони. — Это просто прекрасно.

— Да, прекрасно, — отозвалась Анабелла. Удивительно, в глазах у нее стояли слезы. — Это был лучший подарок для вашего отца, — продолжала она. — Как, должно быть, он радовался и гордился вами.

— Спасибо вам, миссис Найт, — прошептала Дженни. Она часто заморгала, чтобы самой не заплакать. Напряжение последних минут лишило ее самообладания.

— Но над “Пожеланием” обязательно поработайте. Из него может получиться прекрасная вещь. Чудесные слова, и музыка очень к ним подходит. — Вдруг ее осенило, и она повернулась к старшему сыну: — Ты мог бы помочь, Роберт.

— Право же, не надо, миссис Найт. Я… я и сама все сделаю, — запинаясь, произнесла Дженни, пытаясь совладать с растерянностью.

— Но иногда бывает крайне полезен взгляд со стороны. А Роберт известен своей конструктивной критикой.

Горячая волна крови бросилась девушке в голову. Дженни строго запретила себе поддаваться эмоциям.

— Миссис Найт, вы очень добры ко мне. Вы и вся ваша семья. Я рада, что вам понравилась моя музыка, но давайте закончим на этом, хорошо?

— Дженни, — мягко, но настойчиво начал Тони.

— Нет, Тони, — не дала она ему договорить. Ее и так весьма вежливо загнали в угол. Но она не хочет, чтобы ее навязывали Роберту. — Это моя музыка. Вы хотели ее послу шать. И послушали. Вы очень настойчивы, но я… но у меня есть и собственное мнение, а…

— …а мы повели себя как эгоисты, — виновато произнес Эдвард Найт.

— О нет, мистер Найт, — стала энергично возражать Дженни. — Вы были очень великодушны.

— Но ваша музыка — это ваша музыка, и ничья больше, вы это хотели сказать?

— Да, — вздохнула она, радуясь, что он понял ее правильно.

— Тогда мне остается только сказать спасибо за то, что

вы поделились с нами своим творчеством… и простите нас, если мы злоупотребили вашей добротой.

Лицо его озарилось улыбкой, которая сгладила неловкость положения. Потом он, слегка подавшись вперед, взял руку жены и переплел ее пальцы со своими.

— Помнишь, Анабелла…

— Ой-ой-ой, — в притворном ужасе застонал Питер. — Сейчас начнутся истории про былое. Может, не надо, а, пап?

Отец строго посмотрел на него.

— Что я слышу, этот поросенок забыл об уважении к старшим.

— Поросенок! — хмыкнул Питер.

— Да, поросенок, потому — что пытаешься подкопаться и ниспровергнуть главные идеалы моей юности. Что же делать, если мне дороги мои воспоминания.

— А то мы не знаем, — дерзко возразил Питер.

— Питер, если ты не умеешь себя вести, то пойдешь сейчас спать, — пригрозил ему отец.

— Я умею себя вести, — с обреченным видом ответил Питер.

Эдвард Найт пустился в воспоминания, а жена и дети время от времени дополняли его всякими подробностями поры их детства. Дженни с удовольствием их слушала. Эти истории отвлекли ее от собственных мыслей; лишенная сама нормальной семейной жизни, она находила их увлекательными и забавными. Она узнала, что Роберту тридцать лет, он на шесть лет старше Тони, а тот в свою очередь на два года старше Миранды.

— Я, конечно, был семейным наказанием, — скорчив гримасу, произнес Питер.

— Еще каким! — захохотал Тони. — Ты был несносным своенравным ребенком. А вот кого мне жалко, так это Роба. Он же был единственным ребенком в семье. И тут появляются двое младших, которые без конца трогают его игрушки и лезут в его книжки. Да еще и присматривай за ними. Наверняка временами ты просто ненавидел нас, Роб.

— Не то чтобы ненавидел, но злился точно. Вы были как два чудовища с невинными личиками ангелочков. Помню, я тогда считал ужасно несправедливым то, что вы родились белокурыми и голубоглазыми. Вы безобразничали, а отвечать приходилось мне.

— Ты сам виноват, Роберт, — ответила мать, его слова развеселили ее. — Ты же все время покрывал их безобразия, а сам попадал под удар.

— Да уж, — пожал он плечами. — Они же были маленькие, а у папы, если его довести, все-таки тяжелая рука.

Дженни с интересом прислушивалась к разговору. Может, сегодня днем он тоже хотел защитить ее? Она внутренне содрогнулась, вспомнив, как он ее отверг. Она не нуждалась в его защите. Она хотела, чтобы он отдался своим чувствам, не думая о последствиях. Глубокая тоска охватила девушку. К счастью, Тони начал зевать, и Анабелла объявила, что пора всем спать. Все стали подниматься и желать друг другу спокойной ночи. Дженни уже собиралась пойти с Тони наверх, как вдруг Роберт остановил их и обратился к ней:

— Дженни, можно тебя на пару слов?

А сам отошел к магнитофону и начал перематывать пленку. Дженни колебалась, не желая оставаться с ним наедине, и в то же время ей было любопытно, что он скажет. Тони, нахмурившись, посмотрел на брата, перевел взгляд на Дженни и вопросительно вскинул брови. Дженни пожала плечами. Пожав плечами ей в ответ, он вяло пожелал им спокойной ночи и двинулся за остальными. Дженни осталась наедине с Робертом.

Он не спешил. Медленно и аккуратно вынул кассету из магнитофона и положил ее в футляр. Дженни показалось, что он специально тянет время и ждет, когда все уйдут подальше, и она вся напряглась, как натянутая струна. Потом он направился в ее сторону. Он остановился на расстоянии вытянутой руки и поднял на нее глаза, полные боли.

—Я попытался заранее обдумать то, что скажу тебе, но все слова не годились. Сегодня ты сделала мне два подарка, и ни один из них я не смог оценить по достоинству. Даже если я признаюсь, что вел себя глупо и был слеп, это все равно не умаляет моей вины.

Он посмотрел на кассету в своей руке. Дженни увидела, как на виске у него бьется жилка. Она молчала. Горло сдавило так, что говорить было невозможно.

— Я могу сказать, что никто меня в жизни так не восхищал, как восхищала ты сегодня вечером. — Он снова поднял на нее глаза. Голос его звучал как натянутая струна, взгляд молил о прощении. — Надо признать, что ты с величайшим достоинством вышла из нелегкой ситуации. Когда за обедом я говорил о твоей музыке, я хотел, чтобы ты гордилась ею, и надеялся, что отзывы остальных членов семьи несколько сгладят ту боль, которую я тебе причинил.

Он вздохнул. Губы скривились в презрительной усмешке.

— Я ошибся. Ошибся, так же как и сегодня днем. Мне нет оправдания. Поэтому я возвращаю тебе пленку. У меня нет права на нее… И вообще ни на что нет права.

Дженни схватила кассету. Сердце разрывалось от противоречивых чувств.

От слов Роберта стена отчуждения, стоявшая между ними, рухнула. Дженни почувствовала, как в мозгу застучали тысячи настойчивых молоточков, требуя от нее сохранить его интерес к себе, чего бы это ни стоило.

— Ты… ты и вправду думаешь так, как говорил за обедом? — с трудом вымолвила она.

— Иначе я не стал бы говорить. Твоя музыка чудесна, Дженни. У меня только одно желание…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать