Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Оппант принимает бой (страница 2)


Умма занималась с упоением всякого рода исследованиями, перепрыгивая с предмета на предмет. У нее ганглий меньше, чем у Оппанта, но к его удивлению она преуспевала за счет неиссякаемой энергии и жизнелюбия. Сам Оппант, утомившись за день, заползал в нишу, мечтал отоспаться, а она еще прыгала, вертелась, ходила на голове, верещала и приставала с расспросами.

С ней было трудно, но с ней он был счастлив. Это не червяк, откладывающий яйца, а нежная, жадно мыслящая, полная идей, хоть и нелепейших, жаждущая перестроить жизнь Племени, улучшить, дать всем счастье, решить разом все проблемы.

- Умма, - прошептал он нежно, мучаясь от того, что термы средних стазов, к которому принадлежала Умма, слабо владеют богатейшим идеомоторным языком, - как ты здесь оказалась?

- Плоды равноправия, - ответила она тоже шепотом. - Мы с Длотой первые из женщин в почетной страже, но не последние!

- Глупость это, а не равноправие, - ответил он. - Даже нам, ноостерам, здесь нечего делать. Зачем отбивать корм у воинов?.. Ладно, оставим эти проблемы мудрецам Совета. Ты что делаешь после стражи?

- Наверное, отосплюсь, - предположила она. - Я уже забыла, что это такое...

Внезапно панцирник, что стоял между ними, грозно щелкнул жвалами. Его огромная литая голова повернулась из стороны в сторону. Маленькие глазки, укрытые прочными пластинами, прошлись сперва по Умме, затем по Оппанту. На Оппанте он остановил очень долгий взгляд, и Оппант присел, не в силах смотреть в лютое лицо. Голова панцирника была огромная, крохотные глазки прятались в узеньких щелях, страшные жвалы почти в половину роста Оппанта. Даже туловище, мягкое и незащищенное у других термов, у панцирника укрыто прочным хитином. Это был лютый зверь, легко приходивший в ярость, злобный и подозрительный. Однако панцирники в последние тысячи лет обрели первую форму разума... Совет же предоставил всем стазам равные права. Нет ли и здесь ошибки? Не поспешили ли?

- Да храни нас Купол! - воскликнул Оппант, преодолевая страх. - Еще не скоро сотрутся различия между стазами. Мир будет иным, и горы будут другими.

- Говори тише, - попросила Умма. - Я боюсь! Может быть он понимает нас.

- Он воспринимает только шум, - ответил Оппант неуверенно. - Звуковая речь для них все еще недостижима... из-за сложности.

- Все равно говори тише. Он раздражен...

Она умолкла. Вдоль цепи почетной стражи вышагивал Юваннап, бдительно всматриваясь в лица. Ему приходилось то наклоняться, то задирать голову, ибо здесь стояли рабочие, разведчики, строители колодцев, техники, учителя... все разного роста, сложения. И напыщенно-серьезный Юваннап выглядел нелепо.

Оппант задержал дыхание, вытянулся в самой почтительной стойке. Умма замерла, лицо ее светилось подлинным восторгом. Оппант полагал, что польщенный Юваннап кивнет и довольно проплывет, качаясь на хромой ноге, но начальник почетной стражи остановился перед Оппантом. Ему явно льстило, что под его началом оказался терм двадцатого стаза, того самого, который никому не подчинялся, а сам руководил жизнью Племени.

- Больше напряжения в члениках передней первой ноги, - сказал Юваннап наставительно, - ровнее сяжки... Вот теперь хорошо!

Оппант насмешливо фыркнул ему в лицо. Юваннап передернулся от негодования, быстро отодвинулся к соседнему стражу - землекопу с лопатовидными лапами. Тот тянулся, трепетал от почтительности всеми могучими мускулами.

- Надутый червяк, - сказал Оппант громко, когда Юваннап удалился. Даже не верится, что он из стаза, близкого к нашему.

- Умоляю тебя, - прошептала Умма отчаянным шепотом, - говори тише! Я боюсь!

- Ты слишком чувствительна, - сказал Оппант успокаивающе, - под Куполом бояться абсолютно нечего...

- Я знаю, но все равно боюсь. Разве ты не чувствуешь?

- Ты устала...

Договорить он не успел. Тело свело судорогой, в дыхательные трахеи ударил тяжелый запах, Оппант в страхе услышал на языке феромонов:

- Я Тренг!.. Я Тренг!.. Я беспощадный Тренг!!!

- Ну и что? - прохрипел Оппант.

- Я сильнее всех в Племени! - накатилась вторая волна запаха.

Сдавленно крикнула Умма. Ее тоненькая фигурка пошатнулась, начала опускаться. Рабочий беспокойно шевелился, таращил глаза. Оппант с трудом удерживал панику под контролем. Панцирник стоял всего в двух шагах, и Оппанту казалось, что он нависает, как одна из колонн, поддерживающих Купол.

- Что хочет этот говорящий зверь? - спросил Оппант нервно Умму. - Я не пойму... Он нам представляется?

- Я боюсь, - прошептала Умма.

- Панцырника?

- Боюсь его и боюсь... за тебя.

- Почему? - воскликнул Оппант пораженно. - Это же не ритуальный вызов на схватку?

- Я не знаю... Я только слышу опасность.

Оппант ощутил новый сильнейший запах, очень резкий, ядовитый. Он обомлел, ибо услышал свирепое притязание на Умму и угрозу всем, кто общается с нею!

Оппант был так рассержен, что он не успел подумать, как у него почти сам собой вырвался ответ на этом же примитивном языке запахов:

- Марш на место, дурак!.. Помни, кто ты есть. Занимайся только своим делом.

Панцирник молниеносно повернулся к Оппанту. Его страшные жвалы широко разомкнулись. Оппант едва успел отпрыгнуть и прижаться к полу, как прямо над головой жутко хрустнуло. Панцирник быстро опустил голову, снова разводя жвалы, но Оппант уже шмыгнул за спину рабочего, который застыл в страхе.

- Все на места! - услышали они истошный вопль на языке

феромонов. Все на свои места! Как посмели в зале Священной Основательницы...

К ним спешил, еще больше припадая на хромую ногу, разъяренный и напуганный Юваннап. Панцирник поколебался, все еще угрожающе разводя страшные челюсти, способные рассечь терма пополам, затем неохотно шагнул на свое место. От него еще шел запах, уже едва уловимый, затихающий:

- Я Трэнг... Я Трэнг...

Юваннап подбежал к Оппанту, что еще неохотнее стал на свое место рядом с панцирником:

- Оппант!.. Это опять ваши штучки? Недовольство, сумятицы, неразбериха...

- Ничего себе сумятица, - ответил Оппант, тяжело дыша. - Этот дурак рехнулся? Он бросился на меня!

- Скоро я сам на тебя брошусь, - пообещал Юваннап люто. - Где ты появляешься, там обязательно что-то случается! Буду настаивать в Совете, чтобы вас перевели из двадцатого стаза куда-нибудь пониже. Тем более, что вы только наполовину ноостер.

- Умнее было бы отменить эту нелепую стражу вовсе, - огрызнулся Оппант. - Каждый должен быть на своем месте, заниматься своим делом. А чем занимаемся мы?

- Это не нам решать, - бросил Юваннап.

Он отошел от них, часто оглядываясь. Оппант видел с тревогой, что теперь на него поглядывает с тревогой не только Юваннап. Его многие считали переходной формой между девятнадцатым стазом разведчиков, изредка покидавших Купол, и двадцатым, потому что только термы двадцатого стаза владели сложнейшим языком жестов. Оппант владел идеографическим языком, недоступным термам других стазов, однако у него вместо хрупкого тела Мыслителя был прочный скелет, неплохие мышцы, и он любил бывать в опасных дальних туннелях и даже подниматься к выходам из Купола.

И теперь он стоит в нелепом карауле! Не то терм двадцатого стаза, не то девятнадцатого, не то вообще неизвестно какого. Стоит, боясь бросить взгляд в сторону Уммы. Ее по-прежнему заслонял Трэнг, крепкохитиновый зверь-убийца, который с угрожающим видом следит за каждым движением Оппанта.

Наконец Умму сменили, она покинула царские покои. На Оппанта оглянуться не рискнула, настолько был страшен Трэнг. Вскоре сменили и Оппанта - по реформе старались дать побывать возле священной особы Основательницы как можно большему числу термов.

Он ушел к себе, кляня дурость такой реформы. Идея уравнивания стазов абсолютно верна, но в претворении в жизнь что-то неверное. Во всяком случае, раньше панцирники свое место знали. И никогда не было унизительного страха перед панцирником своего же Племени!

А через три больших кормления, когда Оппант занимался размышлениями, в его нишу заглянул юркий быстроногий термик.

- О, терм двадцатого стаза! - провозгласил он торжественно. - Тебе послание!

- Давай, малыш, - ответил Оппант дружелюбно, с ходу ломая длинный торжественный ритуал. - Что требуется? Дальняя разведка в новых туннелях?

Термик затрепетал от счастья:

- Нет, терм двадцатого стаза. Тебя приглашают явиться на Совет Мудрых.

- Меня? - удивился Оппант. - Ты ничего не перепутал, малыш? Не перегрелся в сухом воздухе?

Термик-скороход даже порозовел от такого дружеского обращения терма высшего стаза.

- Я ни разу не был в сухом воздухе, - признался он. - Нам не положено!.. Я слышал только... да и то издали, что на Совет тебя приглашают по настоянию великого Итторка.

- Когда?

- После вечернего кормления.

У Оппанта заныло внутри от недоброго предчувствия. Стараясь не выдать страха, он дружески бросил:

- Передай, что я все понял и приду без опозданий.

Молодой термик согнул сяжки в почтительном поклоне, умчался. В его обязанности не входило сообщать подробности, это была заслуга Оппанта, что термик-скороход выложил ему подслушанное. Правда, Оппант даже не успел порадоваться своему умению ладить со всеми стазами, слишком уж оглшило услышанное. Пригласили по настоянию великого Итторка! Уже и скороход рядом с его именем ставит титул "великий"... Что могло заинтересовать Итторка? Они едва знакомы. Все термы стаза ноостер хорошо знают друг друга, общаются обычно только между собой, упражняются в логических играх, оттачивают мастерство языка. Итторк знал всех - это естественно. Но почему выделил Оппанта?

Стараясь овладеть паническими мыслями, Оппант медленно побрел по главному туннелю. Здесь была обычная деловая сутолока, и он покормился у фуражира, обменялся кормом со старым термом своего стаза, повстречался с выжившим из ума чернеющим термом высшего стаза, который с ходу отчитал его за неуважение к старшим, забвение священных обычаев Племени, пренебрежении обязанностями... Он еще долго обвинял Оппанта, но тот уже не слушал, только покорно кивал сяжками, приняв ритуальную позу смирения.

Мысли метались, хаотически сшибая одна другую с ног. Неужто дознались о его замысле? Правда, он не особенно скрывал, тайну не сохранишь, если к ней причастны еще с десяток термов, но он старался, чтобы новость достигла глубин как можно позднее... В Совете одни старики, а старики всегда стоят за сохранение обычаев, незыблемость, недвижимость, строжайшее исполнение всех ритуалов...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать