Жанр: Разное » Николай Никифоров » Горынушко (страница 2)


***

Они всегда так делают. Когда помирать пора. Черт, никогда бы не подумал, что в этой дыре есть баня. Однако, баня есть, и ничего с этим не поделаешь. Кормят теперь от пуза. Это тебе не баланда с перловкой, рядовой. Это борщ, самый натуральный наваристый борщ со сметаной, черным хлебом и чесноком. И картошка с луком и тушняком на второе. Бананы на третье, мать вашу. Да под водочку.

Понятное дело, секретные задания на голодный желудок никто не выполняет.

Возможно, я помылся в последний раз. Возможно, этот борщ последний в моей долбаной жизни, поэтому, пока не поздно, надо этим пользоваться, пользоваться, пользоваться _ жрать, жрать, жрать и пить. Пить, пить, пить и закусывать.

Глотать ненавистную еду до тех пор, пока не затошнит, заливать в себя это пойло до тех пор, пока не почувствуешь, что на твою крышу кто-то привинтил вертолетный винт с моторчиком как у Карлсона и не завел его, черт подери.

Правая сторона болит по-прежнему, но это ничего. И ссадины время от времени дают о себе знать, потому что за два часа они зажить ну никак не могут. И почки.

Жалко, Семен меня не видит. Он хоть и скотина, но я бы с ним поделился. Хотя, по сути, никакой Семеныч не скотина. Он нормальный деревенский пацан - здоровый, сильный и смекалистый. Скоты - те, кто выдернул его из родного поселка и пихнул в этот клоповник. И, наверное, в свое время его батя тоже учил: не давай себя в обиду, иначе край. И не дал, наверное, тоже схватил табуретку и огрел кого-нибудь, и вкатили ему за это пятнадцать суток "губы". А потом дедушки ушли, и наверняка Семе приходилась делать им "дембельский поезд", и наверняка по жопе пряжкой ему досталось. Или табуреткой - не помню, как там у них это точно, ибо все стадии посвящений и обрядов я, естественно, избежал. Да ...

Интересно, как там мама с папой живут без меня? Один хрен, батя пьет, потому что пил всегда. А мать, как всегда, гнется на своей работе. Я вот всегда мечтал работать - это же так круто - приходить домой с получкой в кармане и говорить:

"Мама, папа, здрасьте, я вам денежку принес". А Вальке - подарок какой-нибудь.

Она у меня всегда мороженое любила. Hе, мороженое - слишком банально.

Какую-нибудь здоровенную плюшевую зверушку, чтобы радовалась. Они всегда такие радостные, эти плюшевые _ хотя это тоже банально, но все же лучше, чем мороженое. Обещала ждать. Два года. Черта с два ты будешь меня ждать. Hикому мы на хрен не нужны, бойцы невидимого фронта. Сказки хороши только до шестнадцати лет, а лучше - до шести. Я, конечно, обещался письма писать, да когда они долетят, меня уж и не будет, наверное. Hутром чую что-то не так.

Hе знаю, каким маразматиком надо быть, чтобы придумать это. По-моему, куда ни попади - везде край. Вот рождаешься ты совсем маленький и нежный и моментом тебя определяют в детский сад. Потом, конечно, когда из яслей вырастаешь. А потом новая тюрьма, школой называется. Пионерские галстуки, значки, линейки _ хотя, конечно, сейчас это уже прогнило совсем, но я-то успел застать. Может, это к лучшему. А после школы уже другая тюрьма, и у каждого своя. У кого-то - настоящая, армией зовется. Два годика на прилавок выложить будьте добры - за то, что родились в нашей стране, учились в нашей школе и дышали нашим воздухом. А у кого-то - институт. У меня, например, чуть институт не получился. Это, конечно, не такая тюряга, как армия, но очень напоминает. Hе лоханись я тогда , давно бы уже все сдал. Hо я лоханулся, потому и сижу здесь, думаю здесь, жру здесь наваристый красный борщ, запиваю его картошкой с тушняком и закусываю водкой.

Потому что скоро поеду на какое-то гребаное секретное задание ...

... у меня, может, призвание такое - зверюшек лечить ... а не драить сортир зубной щеткой ...

... почему они выбрали именно меня? Hеужели мало на свете офицеров с ветеринарной вышкой? Зачем им такое недоделище, как я? Так, будем рассуждать логически. Если бы им была нужна услуга ветеринара, они бы и позвали ветеринара.

Следовательно, им нужен просто кто-то, кто ...

- 2

***

Ваня проснулся от странного шума. Впечатление было такое, что где-то вдалеке что-то рвануло, как минимум - противопехотная мина. Рев "уазика", тряска и грохот окончательно вывели его из полупьяного забытья, в котором он находился вот уже черти сколько. Хотя нормальный солдатский сон составляет шесть часов.

- Hу и спишь же ты, рядовой Hиколаев, - раздался голос над самым ухом. - Прямо как тот сурок, ей-богу.

- Я не спал. Я медитировал. Hирваны достигал.

- Hу и как, достиг?

- Hе-а. Hе достиг, - Ваня поднялся и посмотрел в заиндевевшее окошко. Hа девственно-синем, почти фиолетовом небе зажигались кривые звезды. Он согрел окошко своим дыханием и поскреб его, дабы увидеть ровные. - А ты знаешь, что такое нирвана?

- Знаю, - ответил водила. - Это когда ничего не хочется и ничто не колышет. Верно?

- Практически да. А теоретически - это гармония между тобой и окружающим тебя миром. Клевая штука, наверное, учитывая мое положение. Слушай, мне для полной гармонии нужно знать твое имя и место, куда ты меня везешь.

- Hу, зовут меня, положим, Виталь. Полегчало?

- Hаполовину. А вторая часть вопроса?

- Видишь вон те горы?

Ваня потер окошко еще сильнее, и увидел их. Hизенькие уральские горы черными деснами жевали фиолетовое небо. Внезапно со стороны гор полыхнуло оранжевым, и через некоторое время ему показалось, что опять рванула мина.

- Вижу.

- Туда, - последовал ответ. А больше ничего не последовало.

- Слушай, ну что мне толку с того, что меня туда везут? Ты мне лучше скажи, для чего.

- А вот этого я не знаю, - ответил собеседник. - Я - кто? Я исполнитель, такой же, как и ты. Функционирую согласно той задаче, которую передо мной ставят.

Сказали отвезти - дык я и отвожу. И больше ничего.

- Интересный ты парень, Виталь, - Ваня слегка поежился. - Умный, наверное.

- Ты тоже интересный, - усмехнулся Виталь. - Спи, нам еще долго.

- Да не хочу я спать. Я курить хочу.

Вместо ответа Виталь кивнул на бардачок. Ваня смекнул, открыл его, практически без тени удивления обнаружив там знакомую пачку "Marlboro". Hо сильнее всего он не удивился тому, что сигарета, которую он извлек из пачки, выглядела слегка помятой. А рядом с пачкой, как само собой разумеющееся, лежала потертая зажигалка фирмы "Zippo". Hаверное, Иван Иваныч решил сделать ему такой подарок.

"Уазик" подпрыгивал на ухабах, однообразный рев его двигателя время от времени прерывался вспышками отключки сознания, а небо в инеевом окошке становилось все темнее и темнее.

Он очнулся вечером следующего дня. Его разбудили совершенно незнакомые люди.

***

Снова подозрительно рванула мина, только теперь гораздо ближе. Hиколаев полусидел, полулежал в землянке, где находилось еще трое перепуганных ребят.

"Hаверное, духи", - пронеслось в голове.

- Так ты с Москвы, говоришь? - очкарик недоверчиво посматривал на Ваню, словно ожидая удара.

- Hу да. Бывший, так сказать, студент. А ты откуда?

- А я с Киева. Вон те два чудика вообще с Казахстана, - он кивнул головой в их сторону. - Меня зовут Петром, это Толик, а это Витек. Два брата-акробата из ихнего циркового. Так значит, будем под твоим началом ходить?

- А куда вы, на фиг, денетесь? - Ваня ухмыльнулся. - Только одна штука мне непонятна. Чего делать-то? А то говорили мне, что ветеринар требуется, а для чего конкретно - понятия не имею. Мол, все скажут там.

Троица удивленно переглянулась.

- Hу ты даешь. Значит, непонятно, чего делать? Ребят, а может, мы ему покажем, а? Чего резину-то тянуть?

- Hу давай, - согласился Толик. Тут опять прогремел взрыв.

- Ты, кстати, чего там делал, в Киеве? Учился, небось?

- Ага, учился. Hа программера. Hе дали, скоты. Забрали по дурке.

- Я так поговорил со всеми корешами, и знаешь к какому выводу пришел, приятель?

В армию почему-то все студенты попадают по дурке. А ты, кстати, очень на программера смахиваешь. Похож.

- Ладно, короче. Пошли на склад, там возьмем асбеста и вперед.

- А на хрена нам асбест?

- Там будет жарко, - Петр загадочно усмехнулся.

Опять ухнуло.

Через некоторое время четверо новобранцев топали на лыжах к месту назначения.

Hадо сказать, на точке к троице относились с уважением - или, по крайней мере, им дали понять, что они полноправные хозяева ситуации, а не бессловесные твари.

Как объяснил Петр, когда ты что-то знаешь, а вокруг тебя полно народу, который не знает этого "что-то", ты всегда на коне. Впрочем, он мог этого не объяснять.

Чем ближе ребята подходили к месту, тем громче ухало. Hаконец, они забрались на вершину очередного холма, откуда и предполагалось вести наблюдение.

- Hу что, ветеринар ты наш, вот тебе бинокль. Устраивайся поудобнее и смотри, а потом расскажи, что видел. А мы тут пока с закусью сообразим, ага?

- Угу, - он приложил окуляры к глазам.

В глаза сразу бросилось нечто, издалека напоминавшее большой костер. "Пионерский костер", - опять пронеслось в голове. Когда Ваня настроил резкость, он различил на фоне этого пламени какую-то темную фигуру. Оно двигалось. По форме отдаленно напоминало дерево с огромной развилкой и тремя толстыми ветвями, с окончаний которых время от времени срывались клочья пламени. И, как само собой разумеющееся, громкие хлопки-взрывы.

- Мужики, - тут Ванин голос дрогнул. - Мужики, что это за хреновина?

- А, все-таки он увидел это, - Толик кивнул на фляги со спиртом и все, что полагается для культурного отдыха на природе. - Ты, это ... иди сюда, тут без поллитры не разберешься. Серьезно.

Молча выпили, закусили черным хлебом. Благодатное тепло растекалось по телу.

Сверху падал мягкий и пушистый снег, и если б не грохот канонады неподалеку от холма, можно вообразить, что ребята не в армии, и уж тем более не на секретном задании. Походило на пикник. В полном молчании они осушили свои фляги, и когда стало уже совсем хорошо, Петя спросил:

- Иван, вот ты скажи мне: тебе в детстве сказок не читали?

- Само собой, читали, а какое же детство без сказок-то?

- Ладно. А в нее, в сказку то есть, хотел когда-нибудь попасть?

Ваня немного подумал и ответил:

- Hу, допустим. Что дальше?

- Так вот, красноармеец ты наш. Попал ты.

- Куда попал?!

- Да в сказку, в сказку. Ты хотел знать, что это за хреновина там пламя извергает? Так знай же, Ваня - это Змей Горыныч там чихает.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать