Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Фарамунд (страница 31)


Голос Громыхало прозвучал совсем рядом:

— Где лекарь?.. Лекаря быстро сюда!.. Рекс весь изранен!

Я не ранен, хотел сказать Фарамунд. Я только...

В голове раздался звон, истончился до комариного. Внезапно наступила тьма.

Очнулся, над ним нависло широкое мясистое лицо. Из-под набрякших век смотрели острые глаза. Когда человек увидел, что Фарамунд поднял веки, он сказал с радостным облегчением:

— Боги... Мы уже не думали, что ты очнешься!

Что случилось, хотел спросить Фарамунд, но из горла вырвался только легкий хрип. Громыхало, Фарамунд узнал его с трудом, сказал торопливо:

— Молчи-молчи. Ты еще слаб. Да и голос сорвал. Я еще не слышал, чтобы кто-то так в бою орал!

Фарамунд прошептал:

— Что... случилось?

— Ты дрался как зверь, — ответил Громыхало с благоговением. — Воины и сейчас гадают, кто же в тебя вселился. Одни говорят — Тор, другие — Сигурд, третьи — Беовульф. А один договорился, что в тебя снизошел сам святой Георгий... Ну, это кто-то из христиан. Объяснить не дали: сразу в морду и вытолкали к другому костру.

— Сколько я... спал?

— Двое суток, — ответил Громыхало с восхищенным почтением. — Об этом тоже будут говорить!.. Ты был так изранен, что мы боялись, как бы ты не помер прямо там... среди трупов.

Фарамунд сделал попытку приподняться, поморщился от боли. Каждая косточка и каждая жилка молила о покое. Он сцепил зубы, сел, опираясь руками о ложе. Он был голым по пояс. На груди, плечах и даже на животе вздувались безобразные сизые шрамы. Кое-где раны были покрыты темными струпьями из засохшей крови.

— Зажило? — спросил он вопросительно.

— Как на собаке, — ответил Громыхало. Он пристально посмотрел на Фарамунда. — Ты непростой человек, рекс...

— Что не так? —

насторожился Фарамунд.

— Очень быстро зажило, — сказал Громыхало. — Так не бывает.

Фарамунд посмотрел на багровые шрамы. За пару недель, понятно бы, но за два дня... гм...

— Я слышал, — сказал он, — что на победителях раны заживают в сто раз быстрее, чем на побежденных. А разве мы не победили?

Город почернел, даже часть городской стены стала черной от копоти, а дома из-за провалов крыш стали похожи на беззубые рты старух. Фарамунд на коня влез с помощью Громыхало, но там, с высоты седла оглядел мир, ощутил, как быстро уходит слабость, а тело оживает, забывает о ранах.

— Зачем жгли? — спросил он, морщась. — Это теперь наша крепость... Хотя, не знаю. Наверное, все-таки правильно, что все сожгли и всех убили.

Громыхало, ободренный, сказал живо:

— Народу было больно много. Опасно такое оставлять за спиной! Большой отряд оставлять жалко, а малый — перебьют простыми палками.

— А где сейчас местные?

— Ну... кого сразу, кого потом, кто сгорел, а других продали. Тут всегда крутятся эти... которые рабов переправляют на Восток!..

— Так что же, Люнеус пуст?

Громыхало широко улыбнулся:

— Нет... Из подвалов столько навылазило, что как будто никто и не пропадал! Но этот народ, который подвальный... пуглив, не пикнет. Это уже покорные. Храбрые дрались... как умели.

Фарамунд нахмурился, что-то напомнило слова того крикуна, который кричал о самой великой ценности — жизни человека. Значит, смелых да честных он побил, а теперь будет править трусами?

— Ладно, — сказал он и повернул коня прочь от закопченного города, — даже от самых больших трусов, бывает, рождаются смелые дети.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать