Жанр: Триллеры » Андрей Воронин » Над законом (страница 16)


– Я задам, может быть, немного неприятный вопрос... – осторожно начал корреспондент, и директор, немного наклонив голову, остро взглянул на него исподлобья. – Весной в печать просочились слухи о якобы имевших место хищениях на вашем предприятии. Не могли бы вы прокомментировать эту информацию?

Директор аккуратно положил дымящуюся сигарету в пепельницу и немного изменил позу, сев ровнее.

– Что ж, – сказал он, ничуть не смутившись, словно читал заранее заготовленную речь, – не стану отрицать. Подобные факты были, и привели они, будем говорить прямо, к трагическим последствиям.

В данный момент преступная группа, действовавшая на территории завода, полностью обезврежена, следствие по этому делу закончено, и мы смогли вернуться к нормальной работе.

– А нельзя ли поподробнее для наших телезрителей?

– К сожалению, специфика нашей работы такова, что я не имею права разглашать эту информацию. В противном случае, я несомненно, с удовольствием поделился бы с телезрителями. Скажу лишь, что в состав преступной группы входило три человека, один из которых работал в заводской охране.

Именно во время его дежурства с завода выносили стратегическое сырье, которое затем, надо полагать, переправлялось за рубеж. В связи с этим я хотел бы коснуться некоторых давно наболевших проблем...

Лицо корреспондента заметно поскучнело. Это и неудивительно: наболевших проблем хватало у всех, а по-настоящему интересную информацию добыть так и не удалось. Вежливо дослушав рассказ о 'проблемах', репортер поспешно поблагодарил своего собеседника и дал знак оператору выключать камеру.

После того, как телевизионщики наконец собрали все свои кабели и штативы и освободили кабинет, директор еще некоторое время сидел неподвижно, уставившись на гладкую дубовую дверь, и задумчиво курил, машинально стряхивая пепел в сверкающую металлическую пепельницу – подарок рабочих к его пятидесятилетию. Юбилейные торжества отшумели месяц назад и почти забылись. Теперь у него были проблемы поважнее. Чего стоил один этот милицейский полковник с его любознательностью!

Раздавив сигарету о полированный металл, он побарабанил пальцами по краю стола и поднял трубку внутреннего телефона.

– Ольга Павловна, – сказал он, – будьте добры, пригласите ко мне Говоркова. Заранее благодарен.

Говорков явился через пять минут. Как всегда, деликатно стукнул в дверь костяшками пальцев, затем просунул в кабинет лысый продолговатый череп с отвисшей под подбородком, как у ящерицы, кожей, блеснул мощными линзами очков в старомодной черной оправе, шелестящим голосом спросил разрешения войти и, получив приглашение, по частям вдвинул в помещение тощее нескладное тело в скромном синем инженерском халате и сильно вытянутых на коленях коротковатых брючках доперестроечного покроя. Директор привычно и совершенно незаметно для постороннего взгляда содрогнулся при виде его галстука и вечно обведенных траурной каймой, как у какого-нибудь слесаря, ногтей. Впрочем, все это были второстепенные детали – работник он был отменный. Таких в наше время днем с огнем не сыскать, а затрапезный вид не раз уже сослужил ему добрую службу. Всевозможные проверяющие, не говоря уже о следователях, торопились поскорее миновать этого с виду совершенно раздавленного жизнью человека, пока он не начал жаловаться им на низкую зарплату, язву и прикованную к постели жену. Его вид не вызывал ничего, кроме брезгливого сочувствия, и деловые партнеры директора, к которым он посылал Говоркова для ведения порой очень и очень щекотливых переговоров, не раз попадали впросак, купившись на эту его внешность. Внешность была главным капиталом Говоркова, и он это прекрасно знал.

Разглядывая Говоркова, пока тот, полусогнувшись, пересекал голое, сверкающее натертым паркетом пространство от дверей до стола, директор в который раз подумал, что с годами внешний вид начинает все точнее отражать внутреннюю сущность человека.

Говорков был неуловимо похож на крокодила. Не того, который красовался на обложке популярного некогда сатирического журнала, и не того, который Гена, а на самого настоящего крокодила, причем крупного и очень опасного – аллигатора, например. Сходство это, впрочем, было заметно только тем, кто хорошо знал Олега Капитоновича либо имел несчастье однажды попасть ему в зубы. А для остальных же Говорков до поры казался не более чем замшелой корягой, вяло плывущей по течению. Интересно, подумал директор, а каким он видит меня?

Между тем замшелый обломок кораблекрушения боком причалил к столу и осторожно присел на краешек стула, положив на колени клеенчатую папку и сложив поверх нее похожие на бледных пауков руки.

– Садись-ка поближе, Капитоныч, – сказал директор. – Разговор есть.

Говорков послушно встал со своего места, осторожно и совершенно бесшумно задвинул стул и переместился поближе, всем своим видом выражая готовность внимать. Ни дать ни взять, горемыка-мастер, явившийся за начальственным нагоняем.

Директор вдруг припомнил, что рабочие между собой, а иногда и в глаза зовут Говоркова Тихарем.

Еще он припомнил, что те, кто имел неосторожность так его назвать, очень быстро попадались на каком-нибудь нарушении трудовой дисциплины, а то и на чем-нибудь похуже, и в два счета отправлялись за ворота. Директор самолично подписывал приказы об увольнении недрогнувшей рукой, поскольку Говорков один стоил их всех. И

потом, он слишком много знал. Причем та часть знаний Олега Капитоновича, которая касалась производства систем наведения для баллистических ракет, волновала директора меньше всего. А Говорков слишком много знал про него лично.

– Вот что, Капитоныч, – сказал он, когда Говорков закончил ерзать на стуле и робко поднял на него блекло-голубые глазки умирающего от обезвоживания херувима. – Какая-то катавасия получается. Я слышал, в Риге недовольны. Интересуются, почему мы срываем сроки поставки. Я что-то не пойму: ты ведь, кажется, мне докладывал, что очередная партия отправлена вовремя.

– Только что поступили новые сведения, Игорь Николаевич, – прошелестел Говорков, в обычной своей раздражающей манере отводя глаза и сокращаясь всем телом, как червяк, на которого побрызгали уксусной эссенцией. – Я как раз собирался доложить, но у вас было телевидение, так что я решил...

– Правильно решил, – одобрил Игорь Николаевич, с интересом разглядывая своего подчиненного. Вид у того был такой, словно это он украл полцентнера редкоземельных элементов где-то между проходной завода и Рижским морским портом и теперь хранил их дома под кроватью. – Телевидение много отдало бы за эту историю, но мы им такого удовольствия не доставим. Итак, что с грузом?

– Груз пропал, – едва слышно сказал Говорков, втягивая голову в плечи и становясь похожим уже на черепаху. Впрочем, обмануть он этим мог кого угодно, только не директора. Игорь Николаевич прекрасно знал, что у этой черепахи ядовитые зубы в два ряда.

– Это здорово, – сказал директор. Зубы там или не зубы, но за сохранность груза отвечал именно Говорков – это была, черт побери, его работа, и если он ее завалил, то сейчас получит от души. По зубам. – Пропал – это что же, все, что ты можешь мне сказать?

– Точных сведений пока нет, – залепетал Говорков. Он сидел в прежней позе, но теперь казалось, что его голова едва виднеется над полированным краем стола. И как он этого добивается? – Места там дикие, и кроме того, наш человек там, на мой взгляд, уже давно нуждается в замене.

– На границе? – спросил директор, остро прищуриваясь.

– Да.

'Да, – подумал директор, – конечно, на границе, где же еще. Там легко почувствовать себя Наполеоном и, имея многое, захотеть большего. Когда твой горизонт со всех сторон обрезан лесом, невольно начинаешь казаться себе больше, чем ты есть на самом деле. Гораздо больше. А в результате – плохая работа, а то и откровенный грабеж, как вот сейчас, например'.

– По непроверенным сведениям, – продолжал Говорков, – Квадрат убит, а Ирма пропала вместе с грузом. Следов никаких.

– И никто, конечно, ничего не видел, – недовольно проворчал директор. – Но ведь был же, наверное, проводник? Он что, тоже ничего не знает?

– Проводник погиб. По официальной версии – сгорел по пьяному делу вместе с домом. Есть предположение, что груз захвачен случайными людьми...

– Как это – случайными? – взорвался директор, косясь на дверь кабинета – плотно ли прикрыта. – Как могли случайные люди узнать про груз?

Ты что мне здесь сказки рассказываешь?! На нары захотел?

Говорков молчал, глядя в упор на бушующее начальство своими бесцветными глазками. И гнев, бурливший в груди у Игоря Николаевича, стал понемногу утихать под этим ничего не выражающим взглядом рептилии, более древней, чем динозавры, и более хищной, чем тигровая акула. От этого взгляда становилось не по себе, и почему-то делалось совершенно ясно, что на нарах Говорков не пропадет – в отличие от него.

– Вот что, Капитоныч, – тоном ниже сказал директор, – это дело необходимо прояснить. Что же это такое, в самом-то деле: какая-то шваль будет нас раздевать, а мы станем сидеть сложа руки?

– Сведения совсем свежие, – все тем же шелестящим голосом сказал Говорков, – и нуждаются в проверке. Я ни за что не представил бы на ваше рассмотрение такой сырой материал, не будь дело таким важным. Разумеется, все необходимые меры будут приняты, и ситуация разъяснится в ближайшее время. Не беспокойтесь, Игорь Николаевич, груз будет возвращен.

– Твои бы слова да богу в уши, – вздохнул директор. – И что за народ кругом, скажи ты мне, Капитоныч? Одному тебе можно доверять.

Говорков молчал, изредка помаргивая морщинистыми веками, – точь-в-точь ящерица на солнцепеке.

Слова насчет доверия были простым сотрясением воздуха, и оба собеседника это прекрасно понимали.

– Кроме версии о случайных людях, соображения есть? – спросил наконец директор, чтобы прервать затянувшееся молчание.

Говорков беспокойно задвигался на стуле, почесал переносицу под массивной оправой очков, пошарил зачем-то в карманах синего халата и снова сел ровно.

– Возможно, это Ирма, – сказал он. – У нее много знакомых на той стороне. Она имела возможность все это организовать.

– Да, – согласился директор, – это может быть.

Хотя поверить трудно.

– Я бы сказал, что верить в это не хочется, – тихо поправил Говорков.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать