Жанр: Триллеры » Андрей Воронин » Над законом (страница 19)


– Добрый день, – жизнерадостно поздоровался он, не дав Старцеву раскрыть рта. – Это вы здесь главный?

Старцев медленно, с достоинством улыбнулся и неторопливо кивнул. Он открыл было рот, чтобы задать первый из заранее заготовленных вопросов, но пленник перебил его.

– У вас дерьмовая охрана, – сообщил он. – Никуда не годится.

– Почему же это? – немного растерянно спросил Сергей Иванович, чувствуя, что инициатива начинает уплывать из рук.

Вместо ответа его пленник произвел серию неуловимо быстрых и вместе с тем словно бы ленивых телодвижений. Охранник, державший автомат, развалил головой любовно уложенную пирамидку березовых дров в камине и затих там, запорошенный золой и похожий на жертву снежной бури. Его товарищ, коротко вякнув, вывалился за дверь и уже не вернулся. Вместо него в комнату вихрем ворвался человек, дежуривший за дверью, и встал столбом, с разгона налетев животом на ствол автомата, который держал в руках недавний пленник.

– Пиф-паф, – сказал тот и несильно ткнул его стволом под дых, так что охранник непроизвольно охнул и слегка присел.

Сергей Иванович так и не успел ничего сказать.

Человек в камуфляже сноровисто отсоединил магазин, снял крышку с казенника, вынул затвор и, сунув всю эту груду железа в руки опешившему охраннику, выставил того за дверь.

– Вот почему, – сказал он и лучезарно улыбнулся Сергею Ивановичу. – Моя фамилия Забродов.

Илларион Забродов. Я так понял, что вы хотели со мной что-то обсудить?

Сергей Иванович с некоторым трудом перевел дух. Несомненно, перед ним стоял профессионал высокого класса. До сих пор особой нужды в профессионалах у Старцева не возникало, но в свете последних событий... 'А не его ли это работа? – подумал вдруг Сергей Иванович. – Такому ничего не стоит в одиночку перехватить любой груз'.

– Присаживайтесь, – осторожно сказал он, указывая на кресло напротив. – Меня зовут Сергеем Ивановичем, и я, как вы выразились, здесь главный.

У него даже челюсти свело от старания говорить так же непринужденно и вежливо, как этот пятнистый дьявол.

– Красиво сделано, – снисходительно похвалил он, кивая в сторону слабо копошившегося в камине охранника. – Но, увы, ничего не меняет. Будем говорить прямо, как взрослые люди: вы здесь чужак, вы влезли на мою территорию, приставали к моей женщине и покалечили моих людей. Теперь ответьте мне: есть ли причина, по которой я должен оставить вас в живых?

– Слишком мелодраматично, – заметил Забродов, обмякая в кресле в совершенно невообразимой позе, словно в теле у него вовсе не было костей, – но я отвечу. Таких причин, на мой взгляд, по меньшей мере, три.

Он выставил вперед руку с растопыренными пальцами и начал по одному загибать их, считая причины.

– Во-первых, – сказал он, загибая один палец, – я знаю, куда подевался ваш груз.

Сергей Иванович насторожился и весь обратился в слух. Его собеседник, похоже, заметил это – во всяком случае, его улыбка сделалась еще шире.

– Во-вторых, – сказал он, загибая следующий палец, – я тот человек, у которого есть шанс этот груз отбить. Вы согласны?

– Вы похожи на такого человека, – сказал Сергей Иванович, – вот только я не пойму, о каком грузе идет речь.

– У вас так много пропадает? – невозмутимо парировал Забродов. – Это непорядок. Этим непременно надо заняться!

– Не учите меня жить, – огрызнулся Сергей Иванович, но тут же, спохватившись, сделал скучающее лицо. – Какова же третья причина?

– Вы мой должник, – просто сказал Забродов. – Вы умный человек и должны понимать, что, имей я что-нибудь против вас, я пристрелил бы вас как собаку, едва завладев автоматом.

– Вы что, всерьез полагаете, что соображение подобного рода в наше время хоть кем-то может быть принято в расчет? – насмешливо поднял брови Сергей Иванович.

– Наше время – не эталон, – возразил Забродов, еще глубже съезжая в кресле и без спроса закуривая сигарету. – И потом, есть ведь еще и первые два аргумента, не считая того, что я могу убить вас прямо сейчас и преспокойно выпрыгнуть в окно.

Надеюсь, последнее соображение звучит достаточно современно?

Рука Сергея Ивановича незаметно скользнула к отвороту домашнего пиджака.

– Ну-ну, – сказал Забродов. – Ведь все равно не успеете, так стоит ли волноваться?

– Ладно, – переходя на привычный грубоватый тон, буркнул Сергей Иванович, – убедил. Чего ты хочешь?

Илларион заметил смену тона и верно расценил ее как капитуляцию. Теперь следовало в срочном порядке ковать железо, пока впечатление от показательного выступления было еще свежо.

– Честно говоря, – сказал он, небрежно стряхивая пепел с сигареты прямо на ковер, – я уже третий день ищу случая встретиться с кем-нибудь вроде вас. Чего я хочу? Если говорить в широком смысле, то того же, чего хотят все остальные, а именно – заработать большие деньги. Впрочем, вас я искал не для этого. Насколько я понимаю, на границе вы – фигура номер один.

– Ну, есть еще начальник погранотряда... – начал Сергей Иванович.

– Этот пьяница? – наугад подал реплику Илларион и понял, что попал в десятку, – левый уголок рта Старцева едва заметно вздернулся кверху. – Дело в том, – после паузы продолжал Илларион, – что меня ограбили до нитки какие-то бандиты в форме латышских таможенников. Ваш участковый.., э.., гм.., ну, вы понимаете. И потом, у меня сложилось совершенно определенное впечатление, что ограбили в ту ночь не только меня. А?

Старцев

сильно подался вперед. Ну конечно, черт возьми, что же еще! Чего проще – перешел границу, остановил машину.., ночью, да в лесу, не очень-то разберешь, в России ты, в Латвии или, скажем, в Тимбукту.., надо только знать время и приметы машины.., кто же настучал? Главное, риск минимальный, зато навар.., ах вы, суки!

– Подробности, – вдруг охрипшим голосом потребовал он.

Илларион принялся излагать подробности, почти не отступая от истины – на данном этапе сокрытия требовала лишь сделка, заключенная им с усатым участковым. По мере того, как он рассказывал, лицо его собеседника наливалось кровью. Он даже не заметил, как копошившийся в камине охранник встал, наконец, на ноги и с трудом, придерживаясь за стену и оставляя на светлых обоях длинный серый след, побрел в коридор, поматывая головой, как одолеваемая слепнями лошадь. Илларион проводил его насмешливым взглядом и продолжал:

– Таким образом, – подвел он итог, – я не только не заработал здесь ни копейки, но и остался на бобах. Машина и ружье – сущие мелочи, а я не привык мелочиться, но, поверьте, это последнее, что у меня было. С этой машиной я прошел огонь и воду.., впрочем, вам это неинтересно. Скажу только, что немного обидно: какие-то сопляки в пуговицах, не способные двух слов связать по-русски, вытряхнули меня, можно сказать, из последних штанов, как последнего щенка.., да и вас, судя по всему, тоже.

– Ну, меня-то, положим, не так просто вытряхнуть из последних штанов... – задумчиво сказал Старцев.

– Все материальное преходяще, – быстро вставил Илларион.

Сергею Ивановичу очень не понравился заключенный в последних словах намек, но он решил придержать свое недовольство при себе.

– Егерь успел что-нибудь сказать? – спросил он.

– Успел, – ответил Илларион. – Немного, правда, но зато по существу.

– Что же?

– Сколько? – вопросом на вопрос ответил Илларион.

– Одна-а-ако, – протянул Старцев. – Да ты наглец, приятель. Так откуда ты, говоришь, к нам такой приехал?

– Из Москвы, – ответил Илларион, давя окурок на ковре каблуком ботинка.

Хозяин заметно вздрогнул.

– Из Москвы?

– Ага, – лениво подтвердил Илларион и совершенно лег в кресле. – Удобное кресло, – похвалил он.

– Слушай, – сказал Старцев, крепко потерев щеки обеими руками, – давай начистоту. Ты от Тихаря?

Илларион неопределенно пожал плечами – ситуация принимала непредвиденный и очень интересный оборот, из которого следовало выжать все, что возможно. На секунду в нем вспыхнуло раздражение: в конце концов, он приехал сюда просто отдохнуть, а вовсе не играть в казаки-разбойники.

Потом он вспомнил крутые желваки на щеках усатого милиционера, сухой ломающийся голос учительницы Виктории, поджатые губы бабы Веры и мысленно махнул рукой: отдых все равно пропал, а кое-кого здесь давно следовало поставить на место.

– Может быть, да, – медленно говорил он, разглядывая носок своего ботинка. Ботинок давно нуждался в чистке. – А может быть, и нет.

– Ч-черт, – прошипел Старцев и, вскочив, несколько раз пробежался из угла в угол. – Да наплевать! Если ты от Говоркова, так ему и передай: Старцеву скрывать нечего и бояться некого.

– По тебе этого не скажешь, – заметил Илларион, тоже переходя на 'ты'. – Ну, чего забегал?

Говорят же тебе: я сам по себе. Так сколько будут стоить последние слова незабвенного Борисыча?

– Пять процентов, – решительно сказал Старцев, плюхаясь обратно в кресло. – При условии, что ты сможешь вернуть товар.

– Мало, – сказал Илларион.

– А на что ты рассчитывал? Я сам работаю из процента. В этом деле столько людей, что я просто не знаю пока, где взять для тебя даже эти пять...

– Но это не мои проблемы, – настаивал Илларион. – Мне нужны восемь процентов от выручки, моя машина, мое ружье и мой телефон.

– А могила в лесу под елкой тебе не нужна? – вызверился Старцев, услыхав про восемь процентов.

– А тебе? – спокойно спросил его Илларион. – Что ты своему Тихарю скажешь, балда? Ты думаешь, твои лизоблюды тебе товар обратно доставят?

В общем, я пошел, а ты подумай. Только думай быстрее, пока ребята с той стороны не нашли, кому твой товар толкнуть.

Сергей Иванович так громко скрипнул зубами, что Илларион насторожился и завертел головой, решив, что это открывается потайная дверь в стене.

– Согласен, – сказал Сергей Иванович. – Но учти, залетный: пуле пальцы не сломаешь и челюсть не вывихнешь. В такое дело ввязываешься, что либо грудь в крестах, либо голова в кустах.

– А я другими делами и не занимаюсь, – совершенно искренне ответил Илларион. – Привык.

– Ишь ты... Так что егерь-то сказал?

– Борисыч? Что-то вроде того, что баба какая-то была с ними.

– Ты ее видел?

– Бабу? Как-то мне, знаешь, было не до баб. Мне в тот момент хватало мужиков.

– А машины?

– Две. Одна белая – 'мазда', кажется, другая – темный 'Москвич'. Красный, вроде бы...

– Вишневый, – поправил Старцев.

– Может, и вишневый. Темно было.

– Ирма. Точно, она. Вот тварь!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать