Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Святой Грааль (страница 37)


Он вынужденно наклонялся все ниже, всматриваясь в нечеткие следы до рези в глазах. Стемнело, в это время его можно достать стрелой, набросить аркан, даже прыгнуть к нему на коня. Олег все чаще терял следы... вдруг кровь застыла в жилах — слева виднелись следы двух коней. Судя по отпечаткам — кони легкие, неподкованные, тонконогие как большинство в этих краях, а всадники явно без тяжелых доспехов, разве что в кожаных панцирях, способных выдержать удар легкой сабли и не пропустить к сердцу стрелу из самодельного лука...

Всадники, как показал след, недолго совещались, разъехались в стороны, отыскивая другие следы, убедились, что повстречали одиночку, пустили коней сперва по следу, уже через сотню шагов убедились, что конь идет без всадника — это могли бы заметить и раньше, тут же повернули коней и уже вынужденным шагом поехали по пешему следу, часто останавливаясь, всматриваясь в примятую траву, неясные отпечатки подошв.

Олег нахлестывал коня, ему было легче следовать по отпечаткам копыт трех коней, он несся галопом, перепрыгивал кусты, отмечая, что оттиски совсем свежие, кое-где трава лишь распрямляется на его глазах, в других местах из срубленных острыми копытами стеблей сочился молочно-белый сок.

В быстро наступающей темноте ослепительно сверкнула страшная ветвистая молния. Она осветила сгущающиеся сумерки, и, если бы не этот нестерпимый блеск, Олег на полном скаку врезался бы в двух арабских аргамаков, что стояли в зеленом распадке, а еще дальше двое лохматых оборванцев с ножами на поясах с громким смехом подходили к Чачар. Она попятилась, один обогнул ее по широкой дуге, и Чачар остановилась, гордо вскинула голову — бледная, с растрепанными волосами. В глазах ее блистали такие же молнии, что и в небе.

Олег остановил коня, быстро ухватил лук. Разбойники заметили незнакомца, повернулись: крепкие, битые жизнью, отчаянные. Оба были в кожаных доспехах из буйволиной кожи, а ножи на поясах висели простые, охотничьи. Олег тронул коня, подъехал на расстояние десяти шагов. Из-за плеча высовывалась огромная рукоять двуручного меча, а на тетиве лука лежала нацеленная в них стрела. Железный наконечник нехорошо поблескивал. Оба разбойника видели, что в руках незнакомца не легкий сарацинский лук, а страшный пластинчатый лук, стрела из которого пронизывает даже булатные доспехи.

— Чачар, — крикнул Олег громко, — с тобой все в порядке?

— Да, — ответила она тонким голосом и добавила торопливо, — я набрала много целебных трав! Но вернуться мне помешали эти два дурака...

Олег перевел взгляд на разбойников, хотя на самом деле ни на миг не выпускал их из поля зрения:

— Что вам надо?

Один бросил быстрый взгляд на застывшего товарища, тот остановившимися глазами смотрел на стрелу, оценил расстояние до Олега, до своих коней, что остались за спиной вооруженного незнакомца с холодными зелеными глазами, внезапно широко раскинул руки и улыбнулся:

— Только хотели посмотреть! Помочь. Люди должны помогать друг другу. Так велел Христос, верно?

— Так велят все боги, — бросил Олег холодно. — Они же велят помогать бескорыстно.

Разбойник чувствуя, что опасность уходит, улыбнулся еще шире, начал пятиться от Чачар, пытаясь по новой дуге приблизиться к своим коням:

— Только бескорыстно! Иначе это уже не помощь.

— И вознаграждается иначе, — согласился Олег.

Он повернулся в седле, не двигаясь с места, проследил, как оба осторожно, не делая лишних движений, обошли его, тихонько сели на коней, отъехали на сотню шагов, лишь тогда гикнули и пустились вскачь.

Олег повернулся к Чачар, кивнул на ее коня, что смирно стоял сзади:

— Марш в седло!

Она метнулась к лошади преувеличенно послушно, вскарабкалась в седло. Ее крупные глаза ни на миг не оставляли его сердитого лица. За спиной у нее была туго набитая сумка, из щели торчали нежные стебли с круглыми синими листьями. Олег смолчал, не желал хвалить, женщина тут же постарается упрочить свое положение, но траву в самом деле собрала редкую по целебной мощи, к тому же в нужное время суток, что особенно важно.

Они сидели вдвоем у костра, Чачар вежливо грызла жареное крылышко перепелки, Олег разбирал травы, стараясь выражать на лице лишь вежливый интерес, когда застучали копыта, вдали показалась блестящая фигура рыцаря.

Томас спрыгнул с коня легко, что всегда поражало Олега. Он был бледнее обычного, прихрамывал, а доспехи в двух местах прогнулись. Шлем с правой стороны стал матовым, брови слиплись от пота, а синие как небо глаза потемнели от боли.

— По дороге столкнулся, — ответил он досадливо, перехватив озабоченные взгляды Олега и Чачар. — Не могу же уступать дорогу незнакомцам?.. А вдруг они по происхождению ниже?.. Дурачье, поперли на пролом. Когда их осталось двое, догадались свернуть, но запоздали...

Чачар встревоженно бросилась к рыцарю, помогла расстегнуть тяжелые доспехи, часто роняя их себе на ноги, а Олег сказал саркастически:

— Проклятая степь!.. Такие узкие дороги, развернуться негде.

— Сэр калика! Это вопросы чести!

— Есть будешь?

— Я насытился схваткой, — ответил Томас гордо, в лучших рыцарских традициях.

Олег не стал уговаривать, спорить, даже обрадовался:

— Вот и хорошо! Тогда будешь пить зелье, что мы приготовили с Чачар.

Томас шарахнулся от котла, откуда несло жуткой вонью. В черной жидкости плавали стебли желтой травы, какую он не бросил бы даже коню своего слуги, пузырилась гадкая

пена, время от времени высовывались острые коготки, словно калика сварил заодно летучих мышей или жаб.

— Сэр калика!..

— Надо, сэр рыцарь. Пречистая Дева сама бы поднесла кубок целебного зелья своему рыцарю, если бы не была так занята.

Чачар поспешно зачерпнула ковшик пополнее, поднесла Томасу, стараясь не пролить ни капли драгоценного лекарства, — столько из-за него выстрадано, натряслась до поросячьего писка.

Олег насмешливо улыбнулся, словно мало верил в рыцарскую доблесть.

Томас задержал дыхание, недрогнувшей рукой принял ковшик с тошнотворным зельем.

Олег неторопливо обрызгал мясо на кости, его странные зеленые глаза неспешно осматривали лужайку, нависающие ветви деревьев, истоптанную копытами и сапогами землю. Чачар сидела по ту сторону костра, ела быстро и аккуратно, косточки держала двумя пальчиками, оттопыривая мизинец, костями не плевалась, даже не сморкалась за едой, по-сарацински поочередно зажимая ноздри. Олег выбросил кость, вытер жирные пальцы:

— Томас, нам повезло, что Чачар заблудилась.

Рыцарь встрепенулся:

— Что случилось?

— Здесь побывали гости. Пока мы носились по рощам и оврагам, искали пропавшую деву, они подъехали к нашему костру с трех сторон, чтобы взять в кольцо. Вон за тем деревом я нашел вмятину от дуги арбалета: кто-то натягивал тетиву, уперев станину в землю. Думаю, он был не единственный арбалетчик.

Томас поспешно вскочил, его глаза тревожно осматривали окрестности:

— Где они сейчас?

— Решили, что мы оставили костер для приманки, а сами уехали. Конечно, по дороге на север! По крайней мере их следы тянутся в ту сторону.

— Пустились в погоню? Тогда поймут, что ошиблись...

— Успеешь выпить зелье, — заверил Олег. — Хочешь, налью еще? Ты слаб, а при такой жизни силы понадобятся раньше, чем ожидаешь.

Томас перевел взгляд на бледную Чачар, приложил руку к сердцу и поклонился.

Олег встал, снял с седла тяжелую сумку:

— Здесь побывало три десятка хорошо вооруженных всадников. Чачар нам оказала великую услугу, избавив от драки. Мы ей должны ответить тем же.

Он бросил сумку на землю, в ней звонко звякнуло. Томас вскинул брови, но лицо посветлело — догадался. Олег развязал веревку, запустил руку в сумку по локоть:

— Сэр Томас, нас двое или трое?

Рыцарь произнес с великим чувством достоинства:

— Сэр калика, женщина доверилась нашему покровительству!

— Здесь пять тысяч золотых... Делю на троих?

— Женщинам всегда нужно больше, сэр калика.

— Кто не знает!

Чачар переводила непонимающий взгляд с одного мужчины на другого. Олег высыпал монеты на землю, разгреб на три кучки — одну чуть крупнее других. Томас с широчайшей улыбкой собрал ее на широкий платок, завязал узлы. Чачар все еще смотрела непонимающе, а Томас, потряхивая, поднялся и сунул платок с золотом в седельную сумку на коне Чачар.

Олег тем временем ссыпал остатки в прежнюю суму, завязал, неторопливо начал собирать котел, одеяла. Чачар спросила:

— Что все это значит?

— Во-о-он виднеются стены города, — ответил Олег ласковым голосом. — Того самого, до которого мы взялись тебя доставить. Сэр Томас и я охотно бы проводили и дальше, но ты же видишь какая собачья у нас жизнь?.. Спим на голой земле, на нас бросается весь сброд, какой только водится в этих краях, будто у нас медом намазано... А впереди ночевки вообще, быть может, в болотах или на осиных гнездах.

Чачар перевела негодующий взгляд на Томаса. Рыцарь кивнул и, чтобы не видеть ее обвиняющих глаз, поспешно отвернулся к своему коню. Чачар вспыхнула:

— Тогда заберите свои деньги! Святоши проклятые!.. Ради денег я с вами, что ли?..

Олег ласково погладил ее по голове, голос его был отеческий:

— Надо уходить. Убийцы могут вернуться.

На развилке Чачар хлестнула коня, резко вырвалась вперед. Олегу показалось, что она гордо вскидывала носик лишь затем, чтобы не выронить слезы. Ее спина была выпрямлена, а волосы гордо развевались. Конь шел бодро, чуял в близком городе конюшню с другими конями, свежий овес и долгий отдых.

Когда Чачар скрылась из виду, Томас вздохнул так мощно, словно сбросил тяжелую глыбу, которую нес настолько долго, что перестал замечать:

— Как хорошо... Сэр калика, не жалко золотых монет?

— Я паломник, — напомнил Олег. — Калика. А тебе?

— Я — странствующий рыцарь! — ответил Томас гордо. Его спина выпрямилась как у Чачар. — Сэр калика, дальше только вдвоем?

— Если ты сам...

— Клянусь! — сказал Томас горячо. — Чашей клянусь, мечом своим, копытами своего коня!

— Даже по твоей христианской мифологии, — заметил Олег, — грех вышел из левого уха Сатаны, женщину сотворили из левого ребра, она обязана идти от мужчины слева, именно на левом плече у человека сидит всякая пакость...

— Бес сидит, — поправил Томас, он смотрел на калику с огромным уважением, — потому надо плевать через левое плечо... Вы, язычники, тоже плюете?

— Сэр Томас, я должен огорчить тебя. Мы разворачиваем коней на юг.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать